{{$root.pageTitleShort}}

«Если я уеду из Чечни — непременно буду возвращаться»

Бывший капитан дальнего плавания Олег Быков — о странных и удивительных людях, с которыми его свела судьба в грозненском хостеле
494

К своим 52 годам Олег Быков побывал в разных городах и странах. И сегодня он продолжает узнавать мир и знакомиться с людьми из других уголков планеты — но уже находясь по другую сторону гостиничной стойки. Он работает администратором в одном из грозненских хостелов и утверждает, что живет в самом безопасном, но вовсе не скучном месте России. Причем, как оказалось, он не единственный среди путешественников фанат Чечни. По просьбе портала «Это Кавказ» Олег Быков рассказал, как стать своим среди чеченцев, даже если жижиг-галнашу ты предпочитаешь борщ.

Попутным ветром в Грозный

— Обычно я говорю, что меня занесло в Грозный попутным ветром. Я оказался тут в сентябре 2016 года без связей, денег, с одним только рюкзаком и идеей, для которой искал инвестора.

У меня есть проект по добыче твердых полезных ископаемых на шельфе. Восемь лет ищу для него спонсора. Один предполагаемый инвестор предложил мне приехать в Чечню. Помню, он спросил: не боишься ехать в Грозный? А мне бояться нечего, я сразу согласился.

Ничего у меня с этим инвестором не получилось — он регулярно откладывал нашу встречу. Все это время я жил тут, в хостеле. Администратором тогда был Игорь Курсаков — путешественник, большой фанат Чечни. Он собирался в автопробег по России, нашел машины и спонсоров, так что его место освобождалось на два месяца. Мне предложили заменить его. В итоге я остался насовсем.

Я бывший капитан дальнего плавания, вырос в Иркутске, с 19 лет в море и достаточно поколесил по миру. Долго жил и работал на Сахалине, во Владивостоке, в Японии, Южной Корее и Арабских Эмиратах, так что с разными культурами знаком не понаслышке. Знаю английский, немного корейский и японский. К тому же я еще советский человек, для меня общаться с представителями других национальностей не проблема.

Совсем как местный

— С моим шефом — владельцем хостела Магомедом Батаевым — мы сразу стали хорошими друзьями. Этот человек очень помог мне и помогает до сих пор. У нас почти родственные отношения. Если я уеду отсюда, то непременно буду возвращаться — здесь появилось много близких мне людей.

Я вообще не вижу никаких преград для общения между русскими и чеченцами. Большинство людей открытые, любят общаться, хотя война и наложила отпечаток. Почти у всех кто-то на ней погиб, и эту тему стараются не поднимать. Хотя некоторые говорят со мной о войне — и это особая форма доверия, я так считаю.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
Главное блюдо Чечни
С жижиг-галнаш встречают гостей, празднуют радостные события и даже находят любовь

Поначалу мне была интересна местная еда — жижиг-галнаш, чепалгаш и прочее. Но даже самое вкусное приедается, когда тебя кормят им везде, куда ни придешь, так что сейчас к галушкам я отношусь не так трепетно, как раньше. Я готовлю себе сам — люблю варить борщ, разные супы и другие блюда.

Некоторые говорят: плохо, мол, что тут не продают алкоголь. Меня это совершенно не волнует, я вообще не любитель выпить.

Несколько раз меня путали с чеченцем и очень удивлялись, что я русский. На рынке часто заговаривают со мной по-чеченски. Думаю, дело в поведении — я уверенно себя чувствую, стал совсем как местный.

«С такими гостями не соскучишься!»

— Работать в хостеле очень интересно. Тут постоянно останавливаются удивительные люди. Был один велосипедист-путешественник Саша Норко, коренной ленинградец, который 52 тысячи километров накатал по России и миру. Очень интересный человек, образованный, разносторонний, доктор экономических наук, и вот так увлекся путешествиями на велосипеде. Постоянно приезжают иностранцы: шотландцы, англичане, шведы, китайцы, японцы, индонезийцы, всех не перечислить. В этом году было много поляков с семьями.

Был случай: приехал иностранец, арендовал машину и поехал в приграничную зону. Оставил машину ночью на обочине, ушел куда-то, и у него вытащили рюкзак. Он пошел в районное отделение милиции, но написать заявление не смог, потому что ничего не понял и его никто не мог понять — он совершенно не говорил по-русски.

Вернулся в хостел и говорит мне: Олег, такая случилась история. И вот мы с ним в три часа ночи пошли к полицейским. Выглядело это так — мы стояли на перекрестке у Дома моды, а вокруг нас суетилось человек двадцать полицейских, которые пытались решить проблему этого иностранца.

В 7 утра мне звонит начальник РОВД и говорит, что они нашли вещи. Оказалось, что те районные полицейские сразу после его прихода прочесали местность. Иностранец даже заявление написать не успел. Нам и ехать никуда не пришлось — сумку со всеми его документами, карточками и деньгами привезли прямо в Грозный.

Турист этот даже спасибо не сказал. Вообще, он был довольно странный тип — на следующий же день уехал и пропал куда-то, не заплатив. Потом оказалось, что он как-то пролез в приграничную зону, и его там задержали, а потом депортировали.

Вот вы спрашивали, не бывает ли мне тут скучно. С такими гостями не соскучишься!

Если меня спросят, к чему надо быть готовым, приезжая сюда, я отвечу — нет никаких тонкостей, просто приезжай и живи. Я никогда не чувствовал себя некомфортно — ни потому, что русский, ни потому, что православный. Что касается спокойствия, то тут самое безопасное место в России. Что говорить, тут дети одни ходят в школу, возвращаются вечером спокойно, прямо как в СССР. Где такое сейчас увидишь?

Екатерина Нерозникова

Рубрики

О ПРОЕКТЕ

«Первые лица Кавказа» — специальный проект портала «Это Кавказ» и информационного агентства ТАСС. В интервью с видными представителями региона — руководителями органов власти, главами крупнейших корпораций и компаний, лидерами общественного мнения, со всеми, кто действительно первый в своем деле, — мы говорим о главном: о жизни, о ценностях, о мыслях, о чувствах — обо всем, что не попадает в официальные отчеты, о самом личном и сокровенном.

СМОТРИТЕ ТАКЖЕ

Мертвый город Цой-Педе: путешествие в самое загадочное место Чечни

В средние века здесь была Страна солнца. Сейчас — лишь склепы, башни и орлы. Эта достопримечательность входит в список самых труднодоступных в России. Но наших корреспондентов это не остановило
В других СМИ
Еженедельная
рассылка