{{$root.pageTitleShort}}

«Альфа-самец» из села Псынадаха

О том, как со стройки попасть на подиум, о мифе про «мужское кавказское воспитание» и о съемках со Светланой Лободой рассказывает актер и модель Giorgio Armani и Dolce&Gabbana Алим Хоконов
39546

Алим Хоконов

Алим Хоконов, 30 лет, рост 195 см. Уроженец села Псынадаха (Кабардино-Балкария), что в переводе с черкесского означает «красивый родник». Специалист по налогообложению, вице-мистер «Россия — 2007», модель Giorgio Armani, KENZO и Dolce&Gabbana и актер.

Почему кавказский акцент не мешает играть Отелло, как выглядят модные мужчины и чего хотят от него женщины, Алим рассказал корреспонденту «Это Кавказ».

Не Золушка

Алим на конкурсе «Мистер Россия — 2007»

— Никакой «истории Золушки» у меня нет. Меня не «нашли на улице» модельные агенты. Я учился в Пятигорске по специальности «Налоги и налогообложение», а по окончании перебрался в Сочи. Продавал овощи и работал на стройке. Штукатурщиком. Замазывал цементом дырочки в стенах. Ничего о модельном бизнесе тогда не знал, да и не интересовался особенно. Но у меня был приятель, что называется, «в теме». И вот вместе с ним я пошел на кастинг конкурса «Мистер Россия» — просто чтобы поддержать его. Но меня увидели организаторы. И как результат — позвали представлять Сочи, а мой друг перестал со мной общаться. Обычный конкурс красоты — танцевал лезгинку, ходил по сцене в костюме. Получил второе место. Забрал ноутбук призовой и вернулся на стройку штукатурить.

Но на конкурсе на меня посыпались визитки от модельных агентств. «Вы можете зарабатывать большие деньги своим лицом, приезжайте в Москву». Это было непривычно, я все-таки кавказский парень. Но потом подумал, что не хочу связывать свою жизнь со стройкой или с рынком. Почему бы не попробовать? И поехал. Приехал в Москву в шесть утра на Казанский вокзал. Меня встретил агент Алексей Васильев — тот самый, что в свое время открыл миру Наталью Водянову. И я прямо с утра пошел на кастинг — в Москве тогда готовились к проведению «Недели моды». Кастинг я прошел. И вот так, собственно, все началось.

Право не ходить в лосинах

— Конечно, в этой сфере важны связи. И элемент удачи. Ну и внешние данные. Как и везде, думаю. Еще важен типаж. Недавно я ходил на кастинг, и там мой типаж описали как «альфа-самец». Классический такой — рост, щетина. И тут все зависит от марки одежды. Меня, к примеру, никогда не выберут моделью Gucci: там любят эксперименты с внешностью, любят моделей-трансгендеров. Поэтому на такие кастинги я не хожу. И еще в моем контракте с агентом четко прописано, что без его ведома я даже побриться не могу. Зато у Armani типажи не меняются — такая мужская классика.

У меня всегда есть право выбора. Мой агент предлагает мне работу — я могу полететь, могу отказаться. Могу продлить контракт — я жил в Греции год, в Нью-Йорке два года. Я всегда смотрю, что именно предлагает модельер, и, если мне одежда не нравится, я не участвую в показе. Один раз попросили выйти в лосинах — я отказался. Как ты себя позиционируешь, так с тобой и будут обращаться.

Рабочий день обыкновенный. Два часа спорта. В день показа — репетиция, примерка, репетиция в костюме. Отдых. Проход. Затем небольшой фуршет. В принципе, все.

«Я продаю свою внешность, это моя работа»

Алим Хоконов и Ирина Шейк. Съемка для Love Republic

— Думаю, что фэшн-индустрию я изучил хорошо. У людей странные представления о модельном бизнесе, одни мифы в голове. Например, что тебе могут подсунуть иголку в обувь или испортить одежду — я не слышал о таких случаях. Или что вас взвешивают перед кастингом, или что все модели обязательно используют допинг. Ну да, был один забавный случай, когда несколько моделей не смогли участвовать в показе, потому что перебрали с алкоголем накануне. Но это вообще с людьми часто случается.

Мода будет всегда. Все остальное может меняться — например, стандарты модельной внешности становятся более либеральными, никого не удивить большими ушами или лицевой ассиметрией. Но всегда будут люди, для которых важно, что они наденут с утра. Мне, кстати, совершенно неважно, что именно носить вне подиума. Для меня модный мужчина — это опрятный мужчина. Я редко обращаю внимание, во что одеты люди на улицах. Разве только в Париже это бросается в глаза. Там все очень красивые.

Мужчин, которые рекламируют одежду, называют «манекенщик» или «модель». Ничего обидного в этом нет. Я продаю свою внешность — это моя работа сейчас. Такая же, как и любая другая. Но если вы работаете с талантливым фотографом или стилистом, то вам становится не все равно, как это выглядит, какой кадр получится. Такие проекты готов делать бесплатно.

Не знал, кто такая Лобода

— Связывать свою жизнь с модельным бизнесом я не хочу. Вижу себя режиссером. Недавно окончил Школу драмы Германа Сидакова, планирую изучить актерское ремесло — сначала здесь, потом в Нью-Йорке. Я человек творческий и хочу большего.

Я снялся в девяти клипах. Клип певицы Светланы Лободы смотрели, кажется, все. Агент позвонил мне в последний день учебы в Школе драмы, и меня сразу утвердили. Я не знал, кто такая Лобода, я вообще поклонник других музыкальных жанров, дип-хауса например. Но мне дали сценарий почитать, и я сразу понял, что именно я должен показать. Телохранитель — не просто парень с наушниками, у него есть чувства и эмоции. Сняли очень быстро, и режиссер меня хвалил.

«Не хочу играть кавказских бандитов»

— Я играл в театре при Школе драмы. Это очень тяжелая работа. Она только для людей, театру фанатично преданных. И выйти из образа легко не получится, он тебя будет и дальше преследовать и мучить. Ты не можешь просто сыграть бандита, а должен им стать.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
«Все было по-мужски»
Капитан Америка из Северной Осетии стал призером конкурса красоты и ему есть что ответить на критику в духе «Лучше бы ты пошел в армию, чем на подиум»

Кино в этом смысле проще: у тебя есть право на ошибку и время, чтобы подготовиться. В одном из роликов мне надо было сыграть сильный испуг, и я подошел к делу со всей серьезностью: наполнил таз льдом и опустил туда лицо, чтобы зрачки сузились, потому что это был крупный план. В театре такой возможности просто нет.

Я играл шекспировских героев — Отелло и Анджело. Сейчас у меня идут пробы в сериал, и я хотел бы, чтобы мой герой был интересной и сложной личностью. Кавказских бандитов я играть не хочу, это легко: нахмурюсь — и уже вполне бандит. Я хочу сыграть главного героя. Пробуюсь на роль испанца в сериале «Проводник», такая романтическая комедия. А вообще хотел бы сыграть полную противоположность себя. Психопата какого-нибудь. Мой любимый режиссер — Гай Ричи. Хотел бы поработать с ним.

Да, у меня есть акцент. Но он меня не беспокоит. У Антонио Бандераса он тоже есть.

«Займись мужским делом, иди в депутаты»

— У меня есть фан-клуб в социальных сетях. Небольшой, человек двести. В инсте — 25 000 подписчиков, и я стараюсь общаться с ними. Парни спрашивают, как им попасть в модельный бизнес. Как правило, это кавказские ребята, так что все эти установки про «мужское кавказское воспитание» — миф. Сегодня столько возможностей кругом, зачем себя ограничивать? Девушки… ну, девушки хотят замуж или ребенка. Я отшучиваюсь: сегодня вторник, холодно, времени на это совсем нет.

Я никогда не скрываю, кем я работаю. Я не обязан соответствовать чьим-то стереотипам. Конечно, всегда найдутся люди, которые скривят лицо и скажут: «Займись делом мужским, иди в депутаты». Но я никого не слушаю. Это моя жизнь и моя судьба. В основном людям интересно. Мужчины говорят: «О, модель! У вас там девочки хорошие!»

Я человек религиозный, мусульманин. Конечно, я обсудил свою профессию с шейхами, когда был в Мекке. Мне сказали, что, да, она не приветствуется, но если ты с ее помощью можешь помочь людям получить новые знания — то это всегда хорошо. Ну, и у меня есть принципы. Есть роли, от которых я откажусь. Не стану играть педофила, например.

Моя мечта — жить в США. Но у меня есть родители, есть малая родина. Я хочу быть к ним ближе. Поэтому — пусть она остается мечтой.

Я человек ответственный во всем, что делаю. Думаю, что я нигде никогда не пропаду.

Заира Магомедова

Рубрики

О ПРОЕКТЕ

«Первые лица Кавказа» — специальный проект портала «Это Кавказ» и информационного агентства ТАСС. В интервью с видными представителями региона — руководителями органов власти, главами крупнейших корпораций и компаний, лидерами общественного мнения, со всеми, кто действительно первый в своем деле, — мы говорим о главном: о жизни, о ценностях, о мыслях, о чувствах — обо всем, что не попадает в официальные отчеты, о самом личном и сокровенном.

СМОТРИТЕ ТАКЖЕ
В других СМИ
Еженедельная
рассылка