{{$root.pageTitleShort}}

Ботлих. Двадцать лет спустя

Как сейчас живут села, вставшие на пути банд Басаева и Хаттаба в августе 1999 года
2886

В начале августа 1999 года банды боевиков вторглись в Дагестан со стороны Чечни. Своей целью они назвали установление исламского государства. Первыми с международными бандами террористов столкнулись жители Цумадинского и Ботлихского районов. Не дожидаясь введения федеральных войск, местные жители при поддержке милиции организовали народное ополчение. Цумадинско-ботлихская кампания продлилась до 15 сентября. 7 августа — день, когда боевики Шамиля Басаева и Хаттаба вошли на территорию Ботлихского района, — считается официальной датой начала Второй Чеченской войны.

***

Ботлих

Утром 7 августа 1999 года мать разбудила Муртуза словами: «Сын, вставай, война!» Она велела ему выйти и быть со всеми.

Все ботлихцы собрались на площади перед бывшим зданием колхозного управления. Людям сообщили, что банды под командованием Шамиля Басаева и Хаттаба вошли в Дагестан и захватили села Ансалта и Рахата. На сходе решили создать свои отряды и выставить патрули. Муртуза Гасангаджиева, экономиста, сотрудника банка, выбрали заместителем начальника штаба ополченцев.

В штаб бандитов отправили переговорщиков — выяснить, что случилось, и попытаться договориться о мире. Басаев и Хаттаб заявили, что пришли в Дагестан «устанавливать ислам» и предложили им в этом помочь. Местный имам ответил, что «на дагестанских землях ислама больше, чем у них».

Муртуз уверен, что результаты вторжения в Дагестан могли быть куда более плачевными для всей России, если бы не местные жители, давшие отпор бандформированиям ещё до прихода федеральных войск.

Ханика Дибирова

В те дни в склад для боеприпасов превратилась даже водяная мельница по дороге из Ботлиха в село Миарсо. Ханика Дибирова, ее хозяйка, вспоминает, как во дворе стояли два БТР, а в их старом доме больше месяца жили местные милиционеры и ополченцы.

Река Ансалтинка вращает каменные жернова мельницы уже больше ста лет. Сегодня здесь по-прежнему по старой технологии готовят урбеч — пасту из семян, орехов или косточек. Старый дом же разрушен, строится новый, а о событиях прошлого напоминает разве что «Военный вестник», пожелтевший не от времени, а от пыли абрикосовых косточек.

— Веры не было вначале, но потом она появилась, — говорит Патимат Рамазанова.

Она помогала организовать питание для ополченцев Ботлиха и прибывающих к ним на помощь добровольцев из других районов. Кухню устроили в детском саду. Женщины отправлялись и на боевые позиции — покормить горячей пищей солдат.

— Я никогда не забуду, как эти ребята пили воду! Однажды мы попали в эпицентр спецоперации. «Вы куда, девочки?!» — бежали нам навстречу с криками солдаты, пытаясь остановить нас. Началась стрельба. И мы повернули обратно, но успели оставить еду.

Село Анди

В селе Анди все женщины отказались эвакуироваться. Они рыли окопы, с вечера до утра пекли хлеб, мешками замешивая муку. Огонь в печах не угасал и на полчаса. Помогали дети.

Жители несли из дома все, чем были богаты: резали скот, кормили ополченцев и солдат, собирали для них теплую одежду: августовскими ночами в горах были заморозки.

Перевал Харами — то место на границе Дагестана с Чечней, откуда банды вторглись в Ботлихский район. Этой же дорогой им отправляли подкрепление. Сейчас здесь стоят посты полиции, издалека похожие на блокпосты, а на дорогах — строительная, а не боевая техника.

Из расположенного высоко на склоне горы дома годоберинца Гаджи Гаджиева артиллеристы корректировали огонь федеральных войск по высоте Ослиное ухо, на которой засели террористы

Освобождение перевала стало важным событием. Но один из самых кровавых боев развернулся за высоту Ослиное ухо близ села Годобери.

Понимая стратегическую важность Годобери, бандиты неоднократно пытались захватить село. Большинство мужчин находились тогда на заработках за пределами Дагестана. Узнав из новостей о вторжении, они вернулись в родной аул. При поддержке других ополченцев и милиции годоберинцы удерживали село до прибытия федеральных сил.

Омар Алиев, военный пенсионер, прапорщик в отставке, командир взвода ополчения Ботлихского района. Награждён Орденом Мужества

— Война плакатная отличается от реальных событий. Она меняет мировоззрение человека. Я готовился воевать долго и был готов умереть за свою родину, но всё закончилось в три недели, — вспоминает Омар Алиев. — Пыль от машин, беженцы на КАМАЗах, бедные женщины, даже на тракторах с прицепами, в кузовах самосвалов, напоминали мне военные хроники 1941 года и бегство мирных жителей с оккупированных немцами земель. Теперь я понимаю ветеранов Великой Отечественной войны, которые не любили рассказывать про то, как они воевали. Война — это грязное дело. Я тоже не люблю вспоминать.

На бурочной фабрике в селе Рахата

Бурочная фабрика в селе Рахата, где располагался штаб боевиков, была до основания разрушена и заново восстановлена. Единственное предприятие по производству бурок продолжает работать. Спрос есть, хотя и не велик. Сейчас это скорее экзотический подарок, чем одежда. Технология изготовления бурок не меняется со временем, все делается по старинке — вручную. Хорошая бурка должна стоять на полу ровно, не прогибаясь, — как ее хозяин перед врагом.

{{current+1}} / {{count}}

Сборник «Военные события и разгром международных бандформирований в августе — сентябре 1999 года в Дагестане», изданный Институтом истории, археологии и этнографии Дагестанского научного центра РАН. Один из авторов — Магомедкамиль Гаджиев

«Так много уже написано об этих событиях. Каждый считает, что его правда исключительная. Но у правды много сторон», — говорит Магомедкамиль Гаджиев, руководитель МФЦ в Ботлихе, подполковник МВД в отставке. Военные события застали его в Цумадинском районе, где начались первые боестолкновения. Вторжение боевиков не стало для него шоком: оперативную обстановку знали и предупреждали об обострении. 24 августа 1999 года вместе с коллегами Магомедкамиль проверял, не оставили ли боевики взрывчатку перед отходом от села Ансалта. Их машина подорвалась на пластиковой мине. Двое получили тяжелые ранения. Магомедкамиль считает, что родился в рубашке — отделался контузией и осколочными ранениями. Награжден Орденом Мужества.

«Не очень верится, что прошло уже 20 лет. Все равно остается ощущение недосказанности», — считает Муртуз Гасангаджиев, председатель Ассамблеи коренных народов Кавказа, обладатель медали ордена «За заслуги перед Отечеством» II степени

Перевал Харами

«Мы никуда не уедем, мы умрем вместе с вами», — вспоминает слова односельчанок Ирасхан Рамазанов, тогда глава администрации Анди, сейчас — начальник управления пенсионного фонда в Ботлихском районе. Он формировал отряды ополчения и организовывал дежурства на боевых позициях. Награжден Орденом Мужества

Патимат Рамазанова, сейчас начальник отдела районного управления пенсионного фонда, готовила еду для ополченцев

Высота Ослиное ухо

«Боевики шли организованно, поодиночке или вдвоем, соблюдая между собой расстояние в 7−8 метров. Террористы сканировали эфир, вышли на нашу волну и прослушивали радиопереговоры. Связавшись с нами по рации, предлагали сдаться. Мы ответили, что в Дагестане не прощают тех, кто с оружием приходит в дом, и им лучше вернуться туда, откуда они пришли», — вспоминает Султан Муслимов, капитан МВД в отставке. Двадцать лет назад он командовал блокпостом «Ансалта» на дороге из Чечни в Дагестан. Война для Султана закончилась на третий день после вторжения: охраняя подступы к аулу Годобери, он получил контузию. Награжден Орденом Мужества

Годоберинская школа носит имя братьев Муминовых. Магомедтагир и Лабазан погибли, защищая село

Шахрулабазан Магомедов, учитель физкультуры Годоберинской школы. Награжден орденом «За заслуги перед Отечеством» II степени

Марина Львова

Рубрики

О ПРОЕКТЕ

«Первые лица Кавказа» — специальный проект портала «Это Кавказ» и информационного агентства ТАСС. В интервью с видными представителями региона — руководителями органов власти, главами крупнейших корпораций и компаний, лидерами общественного мнения, со всеми, кто действительно первый в своем деле, — мы говорим о главном: о жизни, о ценностях, о мыслях, о чувствах — обо всем, что не попадает в официальные отчеты, о самом личном и сокровенном.

СМОТРИТЕ ТАКЖЕ
В других СМИ
Еженедельная
рассылка