{{$root.pageTitleShort}}

Гаджи Гаджиев: «Даже если кровный враг пришел к тебе домой, ты должен быть с ним вежлив»

Гуру отечественного футбола — о секрете очарования Дагестана, планах махачкалинского «Динамо» и наплыве блогеров в республику

Одним из главных событий футбольного сезона в России стал выход махачкалинского «Динамо» в российскую Премьер‑лигу — большой успех для клуба, который будет впервые в своей истории играть в высшем дивизионе. В Дагестан на матчи потянулись тысячи болельщиков. Побеседовали с президентом махачкалинского «Динамо», знаменитым тренером Гаджи Гаджиевым о том, что посмотреть и поесть в республике, как воспитать чемпионов и как туристы меняют жизнь даже отдаленных аулов.

«Бояться нечего»

— Мои друзья, а они искушенные тревел-журналисты, недавно приехали из Дагестана в полном восторге и сказали, что обязательно побывают там снова. Что заставляет людей возвращаться в республику?

— Думаю, что все-таки не горы, хотя это основная достопримечательность, и даже не Дербент. В первую очередь люди, ведь со временем многие из нас отдаляются друг от друга. Как там пелось? «Мне очень жаль, что во дворе так мало песен, что не берут гитару в случае любом». А у нас берут! Ну, не гитару, может, а пандур. Дружат дворами. Человеческие отношения сохранились. У нас по-настоящему теплые, гостеприимные люди — по контрасту с суровостью гор.

— Откуда это гостеприимство?

— Нас издревле так воспитывали. Даже если кровный враг пришел к тебе домой, ты должен быть с ним вежлив. Он гость, то есть лицо неприкосновенное. Знаете, мне кажется, это идет от гордости горцев — той, что не позволяет людям опускаться на тот уровень в разговоре, в общении, который бы задел их самих.

— А действительно ли диалекты разных сел настолько отличаются, что люди порой не понимают друг друга и переходят на русский?

— Бывает, да. Удивительные различия существуют в селах, аулах даже одной национальности. Например, аварец, чохский аварец, из Гуниба, из Ботлиха. На равнине такого не встретишь, а в горах — да, потому что большая изолированность. Дороги есть, но сравните, например, путь в 45 километров где-нибудь в степи и по серпантину — это разные вещи.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
Мочох: каток на горном озере
У дагестанцев есть свой Байкал — озеро, куда зимой приезжают, чтобы покататься на коньках по прочному и гладкому льду. И не только из окрестных сел

— Куда вы везете своих друзей и близких прежде всего, когда они приезжают в Дагестан?

— Я сам не великий путешественник, но семейка моя очень активная, покоя они мне не дают (смеется — ред.). Лена (жена. — ред.) с детьми много ездит. Чаще всего в Гуниб — там климат целебный, не зря столько санаториев. Нравится Хунзах: село нависает над ущельем, очень живописно. Зимой можно покататься на коньках на замерзшем озере Мочох. В Дербент, конечно, все же самый древний город России, пять тысяч лет истории. Ну и, Сулакский каньон — он глубже, например, американского Гранд-Каньона.

— Блогеры любят выкладывать фото на фоне Сулакского каньона.

— Да, блогеров у нас в последнее время появилось немало. Тут моя Лена поехала с детьми в Унцукульский район, зашла в кафе, взяла чашку кофе и пишет мне: Гаджи, да тут хороший кофе! Ну когда в горах пили кофе?

— А ведь пили же чай, да?

— Правильнее сказать травы, а теперь вот переходим на модный напиток. Мы с заслуженным тренером России Курбаном Бердыевым поехали в Левашинский район продвигать футбол. Встречались с главой, с общественностью, а перед отъездом решили посидеть с кофе. И оказалось, что у них в маленьком селении, где жителей около 10 тысяч, наверное, целых 20 кофеен. И так повсюду. В Махачкале — так вообще. Хотя Москву по числу кофеен, конечно, не обгоним, но только по той причине, что она крат больше (смеется — ред.).

— Проблемы с дорогами, говорят, тоже решаются?

— Да, за последние годы дороги в Дагестане стали порядка на два выше. Гостиниц открылось больше, общественных туалетов. Проблемы есть, их немало, потому что мы изначально к такому потоку туристов были не готовы, но многие недостатки компенсирует красота гор, доброта людей.

— Есть такой стереотип, что в Дагестан в одиночку девушкам не стоит ехать: украдут, в ковер завернут. Давайте туристок успокоим.

— Бояться нечего, но хочется попросить вести себя уважительно по отношению к нашим традициям, обычаям. То есть, условно, шорты — пожалуйста, только не такие, что больше похожи на трусы. Внимание к женщине здесь повышенное. Требования у нас сейчас и к самим себе, конечно, уже совершенно не такие жесткие, как были даже лет 30 назад.

— Зато многие хвалят Дагестан в плане гастрономии. Заслуженно?

— Кухня у нас хорошая — в том плане, что она относительно простая. Не могу сказать, что очень разнообразная, но и не примитивная: хинкал, шашлыки, чуду — много начинок, но попробуйте с тыквой, не пожалеете. В Махачкале есть этноресторан-музей «На Lermontova». Там интерьер с большой любовью сделан, без китча, очень тонко, с настоящими предметами старины. Открыла его известный в Дагестане ресторатор Лейла Багандова.

— А любимое блюдо с детства у вас есть?

— Я не гурман, к еде отношусь спокойно. Ко всей. Хотя погодите! Кроме, пожалуй, фасолевого супа. У нас в Дагестане его готовят по-другому немного — очень вкусный.

«Удел сильных»

{{current+1}} / {{count}}

— Не могу с вами не поговорить о футболе. Как получилось, что такая, в принципе, небольшая в масштабах России республика столько дала отечественному футболу?

— У нас в целом один из самых спортивных регионов в России. Каждый день где-то с пяти утра все высыпают на зарядку, на пробежку, устраивают небольшие схватки, соревнуются в прыжках. У нас, наверное, лучшая в мире школа единоборств и число занимающихся в секциях тоже огромное.

Футбол у нас любили всегда. Я вспоминаю время, когда приезжали к нам столичные команды «Торпедо», «Динамо», «Спартак», и стадионы заполнялись под завязку. Сейчас на последних наших двух матчах присутствовало порядка 22 тысяч болельщиков.

— Махачкалинское «Динамо» недавно вышло в российскую Премьер-лигу и теперь будет играть с самыми сильными командами страны. Большая победа.

— Которая далась непросто. Клуб организован аж в 1927 году. Были взлеты и падения. В 2007 году клуб вообще расформировали, футбольная команда исчезла. Возродилось все только в 21-м. Удачно играл в Премьер-лиге до нас другой дагестанский клуб — «Анжи», который организовал Магомед-Султан Магомедов, но мы, «Динамо», набираем популярность.

Перспективы, связанные с развитием игры, у нас хорошие. В силу того, что климат замечательный, можем играть круглый год, а в силу того, что молодежь спортивная, недостатка в желающих заниматься футболом нет. Так, после последней нашей победы мне позвонил один из активистов по развитию игры среди школьников и сказал, что к ним на следующий день пришло записаться 300 человек.

— Великие тренеры говорят: чтобы воспитать команду чемпионов, цель всегда должна быть больше, чем просто победа — пусть даже в Кубке мира или на Олимпиаде. Согласны?

— Это, безусловно, истина. Очень разумно воспитывал Абдулманап, тренер и отец нашего великого бойца Хабиба Нурмагомедова: ты сначала должен стать личностью, а потом уже думай о победах. По его убеждению, сын должен был знать два языка (Хабиб бегло говорит на английском) и свободно владеть речью, для чего требовал от него переписывать слова из словаря Ожегова.

Если ты хочешь дойти до какого-то места назначения, лучше подстраховаться и ставить себе цель дальше. Если переплываешь бурную реку, гребешь против течения, а это всегда так, если хочешь чего-то добиться — ориентировочную точку берега делай выше. Но не все так смогут — это удел сильных.

Ольга Распопова

Рубрики

О ПРОЕКТЕ

«Первые лица Кавказа» — специальный проект портала «Это Кавказ» и информационного агентства ТАСС. В интервью с видными представителями региона — руководителями органов власти, главами крупнейших корпораций и компаний, лидерами общественного мнения, со всеми, кто действительно первый в своем деле, — мы говорим о главном: о жизни, о ценностях, о мыслях, о чувствах — обо всем, что не попадает в официальные отчеты, о самом личном и сокровенном.

СМОТРИТЕ ТАКЖЕ

Диалог прошлого и настоящего: зачем идти на выставку молодого художника из Дагестана

В Махачкале представили коллекцию эстампов Калеба Шмидта, оживившего серые рельефы древних строений и надгробий красками и новыми смыслами. Какими — рассказал сам художник