куда уходят гранты. 

пять стартапов машука

Каждый август у подножия горы Машук в Ставропольском крае проводится молодежный форум. Девушки и юноши из разных уголков Северного Кавказа привозят сюда идеи стартапов и защищают их перед строгим жюри. Лучшие получают гранты, и у ребят есть год, чтобы реализовать проект и отчитаться, на что они потратили деньги. На «Машуке-2015» поддержку получили 105 проектов из полутора тысяч. Мы выбрали пять самых интересных из них.

МАЛЕНЬКИЙ КОНСЕРВНЫЙ ЗАВОД В ГОРАХ

Садрудин Расулов, 29 лет

Дагестан, Гунибский район,
село Нижний Кегер

Размер гранта – 500 тысяч рублей

Несколько лет назад Садрудин Расулов прямо у себя дома открыл цех по производству соков, солений, урбеча и тушенки из местного сырья. Когда покупатели распробовали его продукцию, начались трудности – пошли более или менее крупные заказы, а единственная полуавтоматическая закаточная машинка не справлялась с таким объемом.

– Закаточная машина очень дорогая. Я смог приобрести ее только благодаря гранту – нашел в Махачкале мастеров, которые делают такие на заказ. Раньше у меня крышки для соков были закаточные, одноразовые, а теперь – резьбовые. Это удобно: открываешь, пьешь, снова закручиваешь и ставишь в холодильник. Кроме того, у меня не было отдельного помещения. Приходилось закрывать соки и соленья прямо во дворе. Сейчас я построил хорошее помещение, склад и работаю без проблем. Конечно, 500 тысяч на строительство не хватило, но у меня были еще и свои средства.

За год Садрудин, как он сам говорит, «здорово поднялся». Раньше на производстве трудился он, его родители и сестра, а теперь работают еще шесть человек. В ближайших планах создать еще несколько рабочих мест. По словам предпринимателя, десять рабочих мест для гор – это очень и очень много.

{{$index + 1}}/{{countSlides}}
{{currentSlide + 1}}/{{countSlides}}

– Когда-то нашем селе был большой консервный завод. С пятого класса я ходил туда, подрабатывал, выполняя какие-то мелкие поручения. Мне это очень нравилось. И вот я отучился в технологическом институте и построил цех с нуля, чтобы от меня была какая-то польза для села, а у людей была работа. Моя цель – сделать так, чтобы молодежь оставалась в селе. Вы знаете, никто не поедет в город, если найдет работу здесь.

Видео: Айдемир Даганов

Фрукты, овощи и мясо для консервов Садрудин закупает у земляков, в своем районе. Люди из соседних селений сами приходят к нему с абрикосами и яблоками. Пока продукция нижнекегерского завода продается только в Дагестане, но в будущем Садрудин Расулов намерен выйти с ней на всероссийский рынок.

ЛЕКАРСТВО ОТ тревог

Людмила сотникова, 20 лет

Ставропольский край, город Ставрополь

Размер гранта – 300 тысяч рублей

В 13 лет Людмила Сотникова записалась в научный кружок при кафедре фармакологии Ставропольского медуниверситета, куда и поступила после окончания школы. Все эти годы Людмила вела научную работу – изучала свойства мелатонина – и выяснила, что он усиливает эффект противотревожных препаратов. С этим открытием она и пришла на «Машук», чтобы найти средства на тестирование нового нетоксичного лекарства от неврозов.

– Благодаря гранту мы закупили сырье и животных. В сотрудничестве с Пятигорским фармацевтическим институтом создали пробную партию препарата и протестировали ее на животных. Сейчас ищем финансирование, чтобы усовершенствовать формулу и начать тестировать ее на людях, на плацебо-контролируемых добровольцах, – рассказывает студентка.

{{$index + 1}}/{{countSlides}}
{{currentSlide + 1}}/{{countSlides}}

Конечно, формулу будущего лекарства девушка вывела задолго до форума.

– В состав нашего препарата введен естественный для человека гормон мелатонин, который снижает токсичность в организме и усиливает противотревожный эффект. Проще говоря, он менее вреден, чем другие противотревожные средства, и дешевле в производстве. Пока наши эксперименты и тесты показывают, что лекарство настолько безопасно, что его можно применять не только для купирования неврозов и психозов, но даже для их профилактики.

Видео: Дмитрий Степанов

Но это лишь результаты первых тестов. Чтобы вывести на рынок препарат, у которого пока даже нет названия, требуется минимум пять лет. Большая часть этого времени уйдет на сертификацию. Пока же задача Людмилы – протестировать лекарство и найти оптимальные пропорции его компонентов. Грант «Машука» она потратила, теперь пробует получить грант «Умник» – 400 тысяч на два года. Сейчас девушке помогает ее кафедра, но, как признается Людмила, заниматься научной работой без стабильного финансирования хотя бы на протяжении пары лет она не сможет, несмотря на то, что все уже придумано и теперь нужно только время на отработку. Слишком высока конкуренция на рынке медикаментов.

– Наш фармакологический рынок, если говорить откровенно, частный, в нем не так просто реализоваться. Ну и научные разработки студентки на самом деле мало у кого вызывают доверие. Поэтому я продвигаюсь маленькими шагами.

целебные пони

Ваха Гадаборшев, 24 года

Ингушетия, город Магас

Размер гранта – 2,5 миллиона рублей

Самый крупный грант – 2,5 миллиона рублей – могут получить только некоммерческие проекты, такие как создание центра иппотерапии для больных с нарушениями опорно-двигательного аппарата. Автор проекта – Ваха Гадаборшев, сотрудник благотворительного фонда «Память». Он курировал строительство конноспортивной школы в Магасе, деньги на которую выделила Роснефть. Но в новой школе, как, впрочем, и во всей республике, не было класса иппотерапии. Именно на него молодой человек и попросил денег на «Машуке».

– Раньше в реабилитационном центре в Магасе эта услуга была. Но у них что-то не получилось, финансирования не хватило, и они закрылись. В итоге в республике не осталось ни одного класса иппотерапии. Во Владикавказе есть подобный класс при реабилитационном центре, но туда могут попасть только его пациенты. А у нас могут заниматься все желающие.

{{$index + 1}}/{{countSlides}}
{{currentSlide + 1}}/{{countSlides}}

Грантовые средства пошли на обустройство зимнего манежа и строительство специального класса при конноспортивной школе. Лошадей – четырех специально обученных пони – иппотерапевтам передал частный инвестор – местный конезаводчик. А еще из Санкт-Петербурга со своей лошадью приехала девушка-волонтер, которая тоже проводит занятия для детей.

Видео: Али Оздоев

– Мы спроектировали и построили специальный пандус для детей-колясочников. Ребенок заезжает на пандус, к которому «припаркована» лошадь, и без лишних усилий пересаживается в седло. Переоборудовали санузел, и теперь во всей школе беспорожная зона. Открыли спецкласс с матами, шведской стенкой и игрушками, где дети могут заниматься и играть, пока ждут своей очереди. Есть медкабинет и специальная раздевалка, – рассказывает Ваха.

Сейчас класс иппотерапии полностью передан на баланс конной школы. Заключено долгосрочное соглашение, по которому школа должна бесплатно принимать на иппотерапию до 40 детей в месяц. Пока, признается Ваха, в среднем в месяц приезжают не больше 20 человек.

Точный прогноз

Станислав Кущев, 29 лет

Кабардино-Балкария, город Нальчик

Размер гранта – 300 тысяч рублей

Чтобы получить грант, совсем не обязательно изобретать что-то новое, достаточно модернизировать хорошо забытое старое. Так, Станислав Кущев, молодой сотрудник высокогорного геофизического института Росгидромета (это, кстати, единственное в России НИИ, которое занимается исследованием града), решил восстановить систему ежедневных исследований атмосферы в разных регионах Северного Кавказа, чтобы давать максимально точный прогноз и защитить людей от стихии.

На первый взгляд проблема кажется надуманной, но только на первый взгляд. Сейчас прогноз погоды для всего СКФО определяет всего один метеозонд. Не удивительно, что синоптики не всегда успевают предупредить об опасных грозах.

– Метеозонд запускается в Минеральных Водах дважды в сутки - в 3 и в 15 часов. Для прогноза на весь Северный Кавказ этого мало. Такое ежедневное зондирование нужно проводить в каждой противоградовой службе. В Советском Союзе, кстати, так и делали – каждое утро запускали зонд и делали прогноз. А сейчас дефицит бюджета, сами понимаете... – сетует Станислав.

Молодой человек пишет диссертацию о грозах, работает в научном институте и в местной противоградовой службе. Там он и проводит свои эксперименты по прогнозированию опасных гроз с градом. На грант «Машука» он купил метеостанцию и экшн-камеру, а также взял в аренду беспилотник, чтобы поднимать все это оборудование в облака. Купить беспилотник не получилось – слишком дорого.

{{$index + 1}}/{{countSlides}}
{{currentSlide + 1}}/{{countSlides}}

– Мы подвешивали к беспилотнику небольшую метеостанцию и зондировали атмосферу. Сравнивали эти показания с данными метеозонда, который запускают в Минводах. Они не совсем коррелируются, потому что зонд находится в ста километрах от места проведения эксперимента – это очень далеко. Я хочу попытаться заменить зонд на беспилотники с компактными метеостанциями. Пока мы провели один эксперимент, надо провести еще несколько, чтобы сравнить показания и убедиться в эффективности нашего метода.

Станислав не просто сравнивает показания датчиков в Минводах и над Скалистым хребтом в горах Кабардино-Балкарии, но и пытается найти закономерности, учитывая данные прошлых лет.

Понять, насколько успешен его проект, удастся лишь в сентябре, когда закончится градоопасный сезон. До этого момента исследователь планирует провести еще несколько экспериментов и перепроверить все данные.

– У нас град начинает зарождаться в час-два дня. Есть специальная компьютерная программа, куда вносятся данные, полученные от зонда, так можно отследить неустойчивость энергии в атмосфере и предсказать град на сегодня. Но в случае с Минеральными Водами у нас проблема со временем. В три часа утра – слишком рано, еще атмосфера не прогрета, в три дня – поздно. В нашем районе зонд надо запускать в другое время, чтобы получить более актуальные данные.

Если исследования молодого ученого завершатся удачно, в будущем в градобойных службах могут появиться свои беспилотники. Они дешевле метеозондов. Сам беспилотник стоит около полумиллиона, компактная метеостанция – примерно 30 тысяч рублей, а камера, которая нужна для наблюдений за процессом формирования градовых облаков, обойдется примерно в 40 тысяч. По словам Станислава, это позволит, во-первых, защититься от сильного града, такого, как прошел на Северном Кавказе в мае этого года, когда погибли посевы. А во-вторых, поможет сэкономить на градобойной службе, вернее, на расходе зарядов.

– Если мы действительно сможем работать с беспилотниками и строить более четкие прогнозы, то мы сможем предотвращать больше случаев града. Прогнозировать, приблизительно знать, чего ожидать, и правильно распределять заряды. Например, если туча идет на лес, можно ничего не предпринимать и сэкономить заряды, а если на населенный пункт – нужно усилить воздействие. 

ИНКУБАТОР для лохмоногих

Денис Новиков, 24 года

Северная Осетия, город Владикавказ

Размер гранта – 400 (260) тысяч рублей

Зоотехник Денис Новиков представил на «Машуке» проект по модернизации домашних инкубаторов. Выиграл грант в 400 тысяч рублей, но из-за неправильно заполненных анкет и отчетов получил только 260 тысяч. Но и этого хватило, чтобы довести проект до ума.

– Сначала я сделал шесть инкубаторов, все раскупили. Но потом спрос упал: все-таки людям проще купить готовых цыплят, чем выводить их из яиц. С ними меньше проблем, они гарантированно вырастут. Поэтому мы сместили акцент на цыплят, – рассказывает Денис.

Молодой человек всю жизнь занимается домашней птицей. Его дедушка работал на птицефабрике и научил Дениса всему, что знал сам. Сейчас Новиков живет с дедушкой и бабушкой, у них на участке и расположилась маленькая птицеферма.

{{$index + 1}}/{{countSlides}}
{{currentSlide + 1}}/{{countSlides}}

– В обычных инкубаторах мы заменили одну схему и в итоге получили более эффективный аппарат. Вся финансовая часть гранта ушла на яйца, инкубаторы, реконструкцию помещения, на всякие поилки и корма. Курочки, они же такие, едят много. Я сам комбинирую ячмень, пшеницу, кукурузу, сою и крапиву им на корм.

На приусадебном участке у Дениса стоит крытый курятник с собственными инкубаторами. Процент выводимости цыплят достигает в них 85% вместо обычных 70%. Весной он вывел около 400 птенцов из покупных яиц, а теперь намерен вырастить первое потомство собственных птиц.

– У меня были бройлеры. Их, конечно, быстро раскупили, но они не прибыльные. Поэтому я перешел на кур яичных пород. Это порода Брама, такие лохмоногие, как будто в штанах. Еще китайская порода есть, у них прикольная прическа. Они крупнее и выносливее, что для нашей местности актуально. Сейчас им четыре месяца, они еще не начали нестись и в оборот мы их пока не пускаем. Нам важно получить потомство от этих особей, поэтому мы их не продаем.

В планах Дениса со временем создать свою ферму, продавать яйца, мясо птицы и, конечно, цыплят. К следующему году он уже намерен выйти на прибыль. Ну а если все пойдет хорошо, администрация Ардонского района готова выделить молодому предпринимателю участок земли под ферму.

Над материалом работали:

{{role.role}}: {{role.fio}}
Самое интересное