{{$root.pageTitleShort}}

С волками жить

Продать квартиру в Питере и уехать в Карачаево-Черкесию строить питомник для волков, собак и волкособов — на такое способен только художник с душой кинолога, такой, как хозяйка «Долины волков»
9930

Татьяна Самбурова родилась в апреле, именно в этом месяце в природе рождаются волки. Была ли эта связь предначертана свыше, она не знает. Но волки стали ее любовью с первого взгляда и главным делом на всю жизнь.

Татьяна Самбурова

«Охота на волков»

Когда Татьяна родилась, друг семьи питерский художник Жорж Мороз подарил отцу свою картину «Охота на волков»: убитый волк и вернувшаяся на место гибели любимого раненая волчица. Эта картина всю жизнь сопровождает Самбурову и теперь находится на главном месте в ее музее. Папа Татьяны занимался охотой, в доме всегда были охотничьи собаки, соблюдались охотничьи традиции. Например, если животное подранено, его не убивают, дают шанс жить.

— В семье часто выхаживали раненых зверей и отпускали на волю. В таком отношении к животным я росла. Но всегда мечтала о большой собаке, немецкой овчарке. Любимый фильм «Пограничный пес Алый» подогревал это желание. Родители сопротивлялись. В 11 лет я попросила отца отдать меня в клуб «Юный кинолог» при ДОСААФ. Родители оплатили все взносы. Я стала заниматься со служебными собаками, помогала в дрессировке, в уходе.

Однажды Таня была с папой на охоте, он показал ей волчицу. Она пристально следила за людьми, но не убегала. Недалеко были ее детеныши, волчица боялась, что человек близко подойдет к ним.

— В моей памяти всегда жили глаза той волчицы. Меня восхитило это животное в живой природе. Когда я училась в художественном училище, выбрала тему диплома — волчица, стоящая у своего логова, в которой играют волчата.

Татьяна стала художником. Но и кинологом оставалась неплохим. Было еще желание выучиться на ветеринарного врача, но мама не поддержала: «Ты слишком трепетно относишься к животным». И жизнь показала, что мама была права. Каждый раз, когда ее подопечные болеют, она готова выть вместе с ними.

— Мне нравилось рисовать природу и животных. В 2005 году на выставке «Живой карандаш» вместе с художниками-анималистами я предложила зрителю несколько картин — отображение реального мира чувствами волка. Многие работы раскупили, остальные и теперь со мною в музее волка.

{{current+1}} / {{count}}

Первый волк

Идея создать питомник «Долина волков» появилась семь лет назад. Вместе с Цефаром. До него у Татьяны не было собаки пять лет. Любимец доберман умер по старости, и Татьяна поклялась, что больше заводить собаку не будет, уж очень трудно потом прощаться с ними. Но через пять лет позвонили друзья и очень осторожно стали намекать, что в московском питомнике родились волкособы, это вроде бы не совсем собаки, и неплохо бы их приютить. Слово за слово, сама не заметила, как согласилась. Когда в поезде «Москва — Санкт-Петербург» везла волчонка в перевозке, пассажиры с большим любопытством разглядывали маленького зверя. А дома ее ждало большое потрясение — это, и правда, не собака, дрессировке не поддается, команд не понимает. Пришлось пересмотреть все фильмы про волков и перелопатить гору литературы.

— Самый главный урок, который преподал мне Цефар, — человек должен быть добрым, терпеливым и всепрощающим. Цефар — волкособ, выведенный пограничниками. Представитель нескольких поколений собак и волков, смешанных для выявления лучших характеристик служебной собаки. Когда он родился, весь помет перенес энтерит, из-за этого слабеют кости, поэтому его списали. Я его себе забрала и выхаживала. 10 тысяч рублей только на витамины каждый месяц уходило. Теперь вот такой гигант. Семь лет — самый расцвет. Он очень умный, умеет открывать любые замки, найдет, как открыть воду. Всех волков он воспитывал тут. Он знает, как правильно себя вести. Решает любые конфликтные ситуации между животными. Однажды был такой случай. В Петербурге проездом с хозяином был брат Цефара. Мы договорились о встрече в парке. Издалека они друг друга увидели — дыбом шерсть. А потом принюхались… Это, действительно, была встреча двух родных братьев! Как в индийском кино: трогательно и потрясающе! Волки все помнят! И что удивило, когда мы расставались в два месяца, Цефар был самый мелкий. Спустя два года он был гораздо крупнее своего брата. Значит, лечение прошло не зря.

Еще одну историю про Цефара Татьяна рассказывает со смехом. Но вряд ли ей было смешно, когда она произошла.

— Мы ездили с Цефаром из Петербурга в Анапу — отдыхать. На обратном пути заехали к друзьям. Буквально на два часа я оставила его в машине, приоткрыв окно, чтобы было, чем дышать. Без труда открыв замок в клетке, он решил открыть и дверь машины. И съел всю обивку двери, выломал ручки, оставив только остов. Затем поел сидения, обглодал руль и всю панель управления. Когда я вернулась и открыла дверь, Цефар выскочил и сразу залез под машину. Понимал, что я очень расстроюсь. В итоге, чтобы двигаться дальше, пришлось ехать через пятигорский авторынок и закупить все внутренности автомобиля. Первый вопрос у мастеров: вас что, акула на море покусала? До сих пор нас там помнят.

Зоопарк в квартире

Спустя год появился второй волк. Девочка. Из-за коричневого подшерстка ее все принимали за медвежонка, отсюда и имя — Мишка, Мишель. И это в питерской квартире. На третьем этаже. Одни прогулки чего стоили. По два часа с каждым, утром и вечером. Для хрупкой маленькой женщины это практически подвиг. Зато каждая из прогулок заканчивалась фотосессией. Люди к таким животным относятся с интересом.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
«Папа, спаси»
18 кошек в городской однушке и 40 тысяч рублей на операцию для собаки — водитель из Владикавказа подбирает, лечит и раздает бездомных животных, потому что нельзя бояться быть добрым

— Волки слушаются меня снисходительно, потому что понимают, что я слабее. У волков, в отличие от собак, есть чувство сострадания. К такому выводу пришли ученые из Канады. Особенно это проявляется, когда им приходится сталкиваться с людьми, имеющими какие-то физические недостатки.

Танины волки стали местной достопримечательностью. Соседи приводили своих гостей к ней домой, как в зоопарк. И тогда она заболела идеей — создать просветительский центр, посвященный волкам, нечто необычное, не только для себя, но и для людей. Хотелось развеять существующие мифы об этих животных. Поделиться своим восторгом.

Несмотря на трудности, через год Татьяна согласилась приютить еще одного сибирского волка — Мурида. Казусы с питомцами случались не часто, но бывали. Однажды, когда Татьяны не было дома, к волкам пришел специалист, которого они до этого видели уже не раз. Он зашел в квартиру, и волки стали ходить вокруг него кругами. Молодой человек позвонил Татьяне, объяснив, что такое волчье поведение — плохой знак. Пришлось включить громкую связь. Полчаса Татьяна по телефону уговаривала волков, что человек — друг, бояться его не надо, трогать тоже. Уговорила. Но, вернувшись, обнаружила разобранную на доски и съеденную перегородку между комнатами и мебель. В итоге девушка выставила свою квартиру на продажу.

Волчий рай

Татьяна всегда любила Северный Кавказ. Не раз приезжала в Кисловодск в отпуск: ей нравилась его старина и камерность.

— Целых два месяца я готовила человека, который мог бы остаться с моими питомцами, пока я в отъезде. Это был военный кинолог, пограничник, который помогал нам по-дружески. Приехала на Кавказ искать место. Понятно, что это не должен был быть город. Но все-таки я искала участок в населенном пункте, чтобы не было проблем с коммуникациями. Также волки не любят жару. Любят ветер, потому что ветер приносит запахи. Мне предлагали различные варианты. Но я остановилась на селении Элькуш. Когда я увидела вид на город, горы и окрестности, даже отсутствие коммуникаций меня не остановило.

Вид на город Кисловодск

И женщина с тремя волками отправилась в дальнее путешествие. Ехали на Ниве с клеткой и прицепом. Такой транспорт быстроходным не назовешь. Под конец путешествия все очень устали.

— Под Армавиром нас остановили полицейские, попросили открыть прицеп. Я говорю: может не надо? Там волки. Мне, конечно, не поверили. Через минуту возле нашего прицепа уже стояли все, кто находился на посту. Они были удивлены, что куча волков едет с одной маленькой женщиной. Но было весело.

Первые полгода, пока на пустом участке шло строительство, Татьяна жила с волками в этом прицепе. Там же и спала. Оставлять волков одних не решалась. Новое место, животные с легкостью могли выбраться из своего убежища и напугать местных жителей и их коров.

Местные и так волновались — такое соседство поначалу показалось им враждебным. Но потом привыкли, поселковые ребятишки прибегают помогать с животными.

Теперь у Татьяны шесть питомцев, но она готова воспитывать десятерых. Ведь в настоящей стае именно столько. Кроме волков и волкособов с нею в Элькуше живет целая стая хаски.

— Сейчас живописью не успеваю заниматься. Работа над комплексом «Долина волков» занимает все мое время. У меня нет даже помощника. Делаю все сама. Творчество, я надеюсь, еще впереди. Когда найдутся энтузиасты, которые поддержат мой проект. Пока мне приходится пускать посетителей за благотворительную поддержку. В этом году мы уже получили лицензию. Иногда рассказываешь что-то про волков, многие удивляются. Волк — это такая тема, которую можно и нужно развивать. Волк шел рядом с человеком долгие годы. У многих народов — это одна из тем эпоса. Вот я и сделала музей, хочу подготовить специальные детские экскурсии. Очень рассчитываю, что благодаря моему проекту у людей поменяется отношение к этому «хищнику».

Стая

Пока обходим владения, Татьяна рассказывает.

— У каждого волка свой характер. Характер удивительный. Умные, хитрые, они все замечают. Вот посмотрите, это Мурид.

Мурид при виде нас и камеры прячется и лишь одним глазком выглядывает из-за перегородки в клетке.

— Стесняется. Мурид — сибирский волк, он скромный и стеснительный. Волк опасается всего нового, опасается человека, предметов. Как котенок. Его предки были посмелее. Они снимались во многих фильмах, работали в цирке. А у него боязнь камеры.

Мурид подставляет пузо Татьяне, лезет целоваться, все-таки с опасением поглядывая на нас. Каждое наше движение заставляет его снова прятаться. Переходим к следующей клетке. Здесь живет Мишель.

— Миша — волчица, но у нее есть примесь собачьей крови, это заметно по задней части корпуса. Отец чисто канадский волк, а мать полуканадец — полуездовая собака маламут. Ее родители из частного контактного зоопарка, но выращена мной. Попала она ко мне в двухмесячном возрасте. С самого раннего детства в ней проявлялись лидерские качества. Миша была обучена на спасательные работы. Нежная, ласковая и всех любит. В любых условиях она будет человека защищать. Миша — вожак всей стаи, она самая главная. У нее еще ни разу не было щенков. Очень хочу подобрать ей достойную пару, чтобы у Мишки была семья. У волков более совершенный нюх, чем у собак. У Мишель в этом деле талант. Собака пару часов может идти по следу, а волк четверо суток. Но она не работала по своей «профессии».

Подходим к Касперу, он не сидит в клетке, привязан прямо на снегу. Каспер — волчонок, ему еще нет двух лет. Папа у него полярный волк, а мама — помесь волчицы и немецкой овчарки.

— Его мне передали из другого питомника. У нас идет обмен между питомниками всего мира. Для меня главное — чтобы мои питомцы были социальными, общительными. До двух лет волки проходят социализацию, чтобы они не были опасны для человека. А после двух лет их можно обучать.

Каспер был няней для щенков хаски. Вообще, все роли в стае четко распределены. Вот Цефар — он телохранитель, охранник. И тут Цефар начинает выть, остальные подхватывают.

— Волки не воют на луну, они воют, когда общаются, когда зовут волчицу. Сейчас они проверяют, все ли на месте. Были чужие. У них в генетическом коде прописан страх человека. В дикой природе волк избегает людей. Иногда и мне приходится выть. Я же тоже член стаи. Иногда они меня тоже теряют. Особенно поначалу, когда мы приехали сюда, они очень боялись меня потерять. Если я выходила за территорию, они поднимали вой и ждали, чтобы я хоть что-то им ответила. У волков очень развито сотрудничество в стае. Да, у них бывают ссоры, даже драки, особенно у молодняка, есть ревность. При всем при этом они друг за друга стоят горой. Когда один из стаи отсутствует, другие начинают волноваться, зовут его. Волки могут делиться своей пищей, обмениваться игрушками — например, мяч на кость. Это говорит об их высокоинтеллектуальном развитии. У них есть понятие о правильном поведении. Иногда просто удивляешься, общаясь с ними.

{{current+1}} / {{count}}

В дальней клетке — Артур и Арти. Молоденькая игривая парочка. Последнее приобретение Татьяны.

— Московский питомник доверил нам арктических волчат. Это редкие животные, находятся под защитой государства. Я всегда мечтала иметь таких красавцев у себя в питомнике, но редкие породы со всеми документами стоят очень дорого. Мне предложили в виде сотрудничества взять их на воспитание, поскольку условия у нас тут лучше. У нас такое место, что никогда не бывает жарко, всегда ветерок. Это большое доверие, я была поражена.

«Мам, дай еды»

Питание у волков в основном, конечно, мясное. Но летом они с удовольствием лакомятся овощами, арбузами и огурцами, очень любят виноград. Любят и печеньки. Но так как мы приехали без угощения, Татьяна вынесла целый таз костей, которыми волчата с радостью похрустели. Оказывается, это просто перекус.

Теперь в сформированной стае даже хаски имеют свое место. Все вместе — единая семья и сообщество. А вот свой статус Татьяна определяет как ангел-хранитель или «мам, дай еды». В общем, полезный она член.

— Конечно, я не вожак. Я уступаю им по силе. Они воспринимают меня как родного и близкого члена стаи. Хотя прекрасно чувствуют, что я человек.

Наталия Мхоян

Рубрики

О ПРОЕКТЕ

«Первые лица Кавказа» — специальный проект портала «Это Кавказ» и информационного агентства ТАСС. В интервью с видными представителями региона — руководителями органов власти, главами крупнейших корпораций и компаний, лидерами общественного мнения, со всеми, кто действительно первый в своем деле, — мы говорим о главном: о жизни, о ценностях, о мыслях, о чувствах — обо всем, что не попадает в официальные отчеты, о самом личном и сокровенном.

СМОТРИТЕ ТАКЖЕ
В других СМИ
Еженедельная
рассылка