{{$root.pageTitleShort}}

Время собирать крышки

В Ингушетии научились перерабатывать пластиковые отходы. Но гораздо сложнее воспитать экологическую культуру. Возможно, помогут уроки в школах или проповеди в мечетях. Или подарок Путину из вторсырья
462

Однажды на форуме «Машук» экологисты из Ингушетии угостили экспертов необычным кофе: он не выливался из стаканчиков. Когда те открыли крышки, то обнаружили в них перемолотый пластик.

— Извините, но это кофе из будущего. Если мы не будет сейчас решать проблемы экологии, то будущее наших детей будет именно таким — с содержанием микропластика, — так начал защиту проекта «Школа ресайклинга» его руководитель Адам Калиматов.

Это было очень эффектно. Проект, направленный на снижение уровня загрязнения окружающей среды пластиковыми отходами, заработал 240 баллов из 240 возможных — такого не было за всю историю «Машука».

Сейчас «Школа ресайклинга» (англ. «повторный цикл») участвует в конкурсе National Geographic #ЯБерегуПланету в номинации «Индустрия». Пока по голосам занимает второе место, окончательные итоги будут известны в конце июня.

«Это Кавказ» выяснил, как реализуется ингушский проект на практике.

Что делать?

Идея проекта возникла у Адама во время прогулки по любимым местам в окрестностях маленького ингушского городка Сунжи, где он вырос.

— Мой отец — директор Сунженского лесничества — всегда брал меня с собой в лес. Я никогда не воспринимал природу как угрозу, не боялся ни змей, ни пауков. Знал, что, если не сделаю им больно, они меня не тронут. Отец мне внушал, что животные беззащитны, как дети, и поэтому мы обязаны относиться к ним с заботой и любовью.

В 2017 году, окончив Российский государственный университет правосудия, Адам вернулся из Москвы домой. И первое, что ему захотелось сделать, — побродить вдоль рек Асса и Сунжа, где он когда-то бывал с отцом, которого к тому времени уже не стало.

— Я был очень расстроен. Все наши места оказались завалены мусором. Пластиковые бутылки, обертки от шоколадок и жевательных резинок… Сразу понятно, кто мусорил: дети и молодежь. Я понял: надо что-то делать, но, что конкретно, не знал. Начнем с того, что в республике нет мусороперерабатывающего завода. Мы выросли на обещаниях, что его построят. Поэтому первое, над чем мы с единомышленниками задумались, — как избавляться от пластикового мусора, который способен загрязнять природу вечно. Думали долго, пока случайно не наткнулись на открытый патент голландского инженера Дейва Хаккенса, который создал оборудование для переработки пластика и выложил чертежи в свободный доступ. Решили, что это то самое, и приступили к разработке экологического проекта.

Создатели «Школы ресайклинга» поставили перед собой конкретные цели: организовать в Ингушетии пункты сбора пластиковых отходов; снизить объем загрязнения ими более чем на 2 тысячи тонн в квартал; сформировать экологическую культуру путем наглядного примера переработки пластика.

Кредит доверия

Именно на презентации этого проекта на «Машуке-2017» Адам и предложил экспертам пластиковый «кофе».

— На защиту любого проекта дается только три минуты. Свой мы начали рекламировать еще до презентации. Сделали арт-объект — слово «Эко-Машук», которое нужно было разукрасить крышечками от пластиковых бутылок, найденных на Машуке. Установили и контейнер для их сбора для последующей переработки. Раньше так никто не делал. Это всем понравилось и стало традицией форума.

{{current+1}} / {{count}}

Оценка экспертов — 240 из 240 — сильно нас подстегнула. Мы понимали, что проект интересный и значимый, но не ожидали получить такой большой кредит доверия. Эта история стала популярной и дошла до главы Ингушетии, он лично приехал и поблагодарил нас.

Через год на очередном «Машуке» проект «Школа ресайклинга» был презентован Владимиру Путину. Авторы проекта подарили президенту свою продукцию — планшет для бумаги из вторсырья — и предложили ввести в школьную программу часы экологического просвещения.

Практика для «Смартека»

На средства гранта Адам создал небольшую мастерскую, где пластик измельчается, нагревается и перерабатывается в простые и практичные вещи. Сырьем служат крышечки от пластиковых бутылок, отсортированные по цвету.

Почему крышечки, а не бутылки? Адам поясняет, что бутылочный пластик токсичен, и в их мастерской его переработка пока невозможна.

— Но мы планируем из такого пластика делать синтепон. Для этого нужно финансирование, большая мастерская. За аренду этой мы не платим: она находится в Ингушском госуниверситете — это наш партнер.

В волонтерской команде Адама кроме него еще три человека. Ислам Хархиев отвечает за социальные медиа, Диана Тангиева — куратор экологических мероприятий в школах, Назир Холухоев занимается непосредственно станками.

— Станки мы собрали сами по чертежам Дейва Хаккенса. Готовыми их купить невозможно. Кстати, недавно на нас вышли коллеги из Тюмени и Кемерова и заказали нам такие станки. Конечно, подобные мастерские должны появиться и в других регионах нашей страны. Есть очень удобная платформа «Смартека», где представлены интересные инициативы, и если сайт smarteka.com разместит нашу практику, то любой регион сможет воспользоваться ею. Мы будем только рады поделиться своим опытом.

Пластиковая трансформация

Станков в мастерской несколько, и у каждого свое предназначение. Первый — шредер — перемалывает крышки, уменьшая объем сырья в четыре раза. Адам называет этот станок версии 3.0 — первые две показались недостаточно удобными.

Другой станок похож на вертикальный шприц. Это инжектор. Сверху в него засыпается перемолотый пластик, он расплавляется и впрыскивается в различные формы, которые по заказу делает столяр. Получаются сувениры — медали, брелоки, значки.

Еще один станок — экструдер — тоже горячий. Из него выдавливается нить диаметром от 2 до 6 миллиметров, в зависимости от насадки. Первые 15 секунд пластик гибкий и податливый, его можно наматывать на разные болванки. Так в мастерской делают чашки, плафоны, вешалки-плечики для одежды, новогодние игрушки, чаши для фруктов. Школьники обычно делают авторучки — наматывают нить на стержни.

Термопресс похож на вафельницу. Пластик растапливается между двумя алюминиевыми пластинами с нагревательными элементами. Получаются листы толщиной от 0,5 до 2 см. Из них делают блокноты и планшеты для бумаги.

Оборудование позволяет делать и более объемные вещи, даже пластиковые уличные лавочки, если на них поступит заказ. Получаемые в мастерской изделия имеют важную особенность — в последующем их можно снова перемолоть и, допустим, из блокнота сделать плафон, а из плафона — планшет. Между тем 98% мирового заводского пластика не перерабатывается или перерабатывается в худшее звено — из пищевого в технический.

— А наш перерождается в то же сырье, в ту же категорию. Мы прекрасно понимаем, что наша мастерская не может и не должна конкурировать с такими заводами. У нас нет цели наращивать мощности по переработке пластика второго типа. Цель — чтобы в голове у подрастающего поколения произошла трансформация: пластик — это не мусор, а сырье, такое же, как нефть и газ. Его можно и нужно перерабатывать.

Роман Саблин, экотренер, сооснователь компании «Зеленый драйвер», онлайн-школы экологистов и онлайн-школы экотренеров:

— О «Школе ресайклинга» я знаю с 2017 года. Очень здорово, что в Ингушетии развернулась международная технология Precious Plastic. Насколько я знаю, до появления этого проекта в республике не было приема и сбора вторсырья. Сейчас помимо Ингушетии такие проекты успешно реализуются в Москве и Санкт-Петербурге.

«Школа ресайклинга» важна для экопросвещения и воспитания у подрастающего поколения понимания, что экономика может быть цикличной — можно мусор превращать в ценное вторсырье и производить готовые конечные продукты. Детям это показывается наглядно, и они понимают: разговоры об экологии не абстрактны, а конкретны, доказательства можно потрогать. Прекрасно, что этот проект живет и развивается. Подростки задумаются, что можно стать специалистом по ресайклингу, экоупаковке, менеджером zero waste, экотренером. Это профессии будущего. В Атласе новых профессий в третьей версии из 320 профессий будущего порядка ста связано с экологией.

Собиратели крышек

В Ингушетии всего 130 школ. В 50 из них, самых крупных, в рамках проекта «Школа ресайклинга» установлены контейнеры для сбора крышек от пластиковых бутылок. Дети активно их наполняют. Часто приносят крышечки из дома. Доходит до курьезов: мама одного из учеников жаловалась Адаму, что ее ребенок открутил крышки от всех бутылок с водой и отнес в школу.

— Детишки открытые и активные. Они берутся за любую интересную инициативу. Со следующего года мы будем привлекать их к экологическим экспедициям. В Центре образования в Магасе нам дали помещение, где мы организуем кружок экологического образования.

{{current+1}} / {{count}}

Одна из инициатив авторов проекта — открытая петиция на имя министра просвещения РФ с предложением внести в Приказ о системе поощрений за внеклассные мероприятия в школах дополнительный пункт: за участие в экологических акциях начислять выпускникам школ дополнительные баллы на ЕГЭ. Адам считает, что это будет хорошим стимулом для учащихся 9−11 классов, где практически нулевая активность в экологических мероприятиях.

Тамара Оздоева, заместитель директора по воспитательной работе средней школы № 4 города Сунжи:

— Мы всей школой подключились к проекту весной прошлого года. Активисты из «Школы ресайклинга» рассказали ребятам, насколько важно очистить нашу природу. Мы, учителя, считаем, что такие проекты очень нужны для формирования экологической сознательности.

Дети, особенно начальная школа и среднее звено, загорелись сразу и с большим энтузиазмом начали заполнять контейнеры. А когда Адам принес и раздал им готовую продукцию — елочки, игрушки, планшетки, энтузиазм вырос вдвое.

Пока не начался карантин, ученики приносили все, что находили в округе и дома. И мамы, и бабушки приносили. Даже наши уборщицы. Еще дети ходят вдоль русла реки — там крышек особенно много.

Экологическая проповедь

Прежде чем поставить контейнер в школе, авторы проекта обязательно объясняют школьникам, почему важно перерабатывать мусор. Отдача — высокая. Например, в школе, где учатся около тысячи детей, за месяц собрали 44 тысячи крышек.

— Самых активных мы поощряем, дарим свою продукцию, проводим экскурсию по нашей мастерской. Вообще, каждый желающий может прийти в мастерскую со своими крышками и сам сделать какую-либо вещь. К примеру, принести 300 крышек и из 150 сделать себе планшет.

Дети относятся к проекту серьезно. Чего не скажешь о взрослых. Были случаи, когда дети собирали крышки, а родители их выбрасывали. Или же взрослые приносят в мастерскую крышечки и хотят, чтобы им заплатили за них. Они даже не представляют, что должно быть наоборот. Как в Европе. Вывод напрашивается сам собой: взрослых тоже надо экологически просвещать.

— Но нас, молодежь, они практически не воспринимают. Поэтому мы решили привлечь Духовный центр мусульман. Разрабатываем учебно-методическое пособие для ежемесячных экологических проповедей в мечетях на постоянной основе.

Помимо «Школы» Адам руководит Северо-Кавказской ассоциацией ресурсных центров добровольчества. А еще он с коллегами создал НКО «Экологический центр «Зеленый полумесяц». Этот центр при поддержке Росмолодежи проводит экологические форумы и акции.

Одно из направлений — работа с местными кофейнями. Там дают скидку тем, кто не пользуется бумажными стаканчиками (которые на самом деле пропитаны пластиком), а приходят со своей термокружкой, и наклеивают на нее логотип с джигитом, разработанный зелеными активистами. Другая акция родилась после посещения Южной Кореи.

— Там во всех кафе и ресторанах стоят кувшины с простой водой. Мы тоже хотим поставить такие кувшины в наших кафе. Не все согласны: боятся, что посетители не будут покупать сладкую воду. Но бояться надо не за сладкую воду, а за чистую природную, два литра которой тратятся на производство полулитровой пластиковой бутылки. Да еще она 500 лет будет разлагаться. А если такой мусор начнут сжигать? Ведь сейчас сжигание мусора хотят законодательно приравнять к переработке. Это все равно, что людоеда назначить вожатым в детский лагерь.

Диана Магомаева

Рубрики

О ПРОЕКТЕ

«Первые лица Кавказа» — специальный проект портала «Это Кавказ» и информационного агентства ТАСС. В интервью с видными представителями региона — руководителями органов власти, главами крупнейших корпораций и компаний, лидерами общественного мнения, со всеми, кто действительно первый в своем деле, — мы говорим о главном: о жизни, о ценностях, о мыслях, о чувствах — обо всем, что не попадает в официальные отчеты, о самом личном и сокровенном.

СМОТРИТЕ ТАКЖЕ
В других СМИ
Еженедельная
рассылка