{{$root.pageTitleShort}}

Башня 1910

Туризм меняет город: заброшенная водонапорная башня у железной дороги Махачкалы превратилась в точку для любителей новых впечатлений — с видом на море, горы и старый маяк
588

Обувные прилавки, суета привокзального рынка.

— Где тут вход?

— А вон звонок! Нажмите на него, и за вами спустятся.

Звоню, через минуту открывается неприметная железная дверь — дверь в башню. Одно из самых старых зданий Махачкалы, водонапорную башню в исторической части города, отреставрировали для туристов. Теперь здесь смотровая площадка с видом на море.

Башня для паровозов

Возвышающейся на 12 метров водонапорной башне скоро исполнится 111 лет — ее построили в 1910 году для Петровской дистанции Владикавказской железной дороги Министерства путей сообщения Российской Империи.

— Многие ошибочно полагают, что водонапорно-насосная башня обеспечивала водой население Петровска, нынешней Махачкалы. На самом деле, она построена исключительно для обеспечения водой железнодорожной станции и использовалась для заправки паровозов, — рассказывает историк Руслан Джамбулатов. — Толщина фундамента — 180 см, кверху стены немного тоньше. В центральной части здания находилась большая клепаная бочка, а винтовая лестница на верхнем этаже вела к «рычажной» комнате, откуда осуществлялось управление.

Вскоре после появления дизельных тягачей и электровозов необходимость в строении отпала. Башню закрыли.

Здание уже давно находится в частной собственности. Еще в 1990 годы нашлись предприниматели, которые полностью изменили его внутренний облик: отстроили этажи, провели внутреннюю отделку, возвели крышу, чтобы сделать ресторан.

— Насколько помню, его запускали, но очень быстро закрыли, буквально через месяц-два, — говорит Руслан Джамбулатов. — Затем помещение использовали для хозяйственных нужд.

Рыночный склад и обнаружили в старинном сооружении два дагестанских актера — Сурхаб Шуаев и Хаджимурад Пашаев. И решили это исправить.

Миф о последней газели

— Как-то мы ехали с Сурхабом мимо башни, и он сказал, что хотел бы жить в замке, — вспоминает Хаджимурад Пашаев. — Вдруг мы заметили табличку на окне «Сдается в аренду». Это был знак. Мы тут же развернулись, подъехали к башне, чтобы разглядеть. Весь второй этаж был отделан пластиком, а разбитые окна заделаны целлофаном.

Договорившись об аренде, ребята нашли инвесторов и приступили к работам. Процесс затянулся из-за карантина и сложности ремонта. Арендаторы решили, что постараются не совершать радикальных преобразований.

— Непросто было найти мастеров, которые согласились уложить кафель. Из-за того, что здание круглое, кафель приходилось обрезать и подгонять. Проблемы были и с вытяжкой. Полутораметровые стены из дикого камня не так-то просто сверлить, не было подходящего бура. Также был высокий риск повредить сейсмоустойчивость здания, — объясняет Хаджимурад. — Торговцам с местного рынка мы причиняли некоторые неудобства. То песком их засыпали, то затапливали. К счастью, постепенно сдружились. Сейчас они даже отправляют к нам проходящих мимо рынка туристов, зазывают на экскурсию.

Хаджимурад Пашаев и Сурхаб Шуаев

С вывозом мусора тоже было нелегко: он будто не заканчивался. На стройке даже придумали «миф о последней газели с мусором» — не могли ее дождаться.

Последняя газель отъехала за день до открытия. В начале лета «Башня 1910» приняла первых туристов — пока только как смотровая площадка, откуда открываются живописные виды на море, горы и старую часть города.

Вторая жизнь

 — Здесь на каждом этаже своя атмосфера, — начинает экскурсию по башне Хаджимурад.

Первый этаж обклеен страницами газеты «Дагестанская правда», номер 30-летней давности. Тут будет сувенирная лавка.

— Многие думают, что это временные меры перед поклейкой обоев, но такой она и останется. Вторая часть стены уже вскоре будет расписана художниками.

Стены второго этажа были оштукатурены толстым слоем. Чтобы вернуть дикому камню первозданный вид, пришлось потрудиться.

— Сначала работали перфоратором, потом подогнали машину с пескоструем, здесь прямо песчаная буря была. Под сильным давлением шлангами отбивали это все, чтобы открыть камни. Потом сверху обрабатывали специальными грунтовками и лаком, чтобы они не сыпались, — объясняет Хаджимурад.

А вот восстановить в первозданном виде четырехметровые окна новым владельцам не удалось: подобрать материалы оказалось неожиданно трудно. Останутся лишь старые решетки в готическом стиле.

Выше идет третий — этноэтаж. Он оформлен в стиле дагестанских аулов. На потолке — небо, на стенах — горы и сакли.

— Художники воссоздавали изображения по фотографиям старых сел. Здесь и символические знаки есть: круг жизни, глиняный ослик — распространенная детская игрушка в горах. Старались все делать со смыслом, — рассказывает владелец.

На четвертом этаже больше века назад была единственная комната, где и находились механизмы управления. Механики здесь давно нет. Этаж теперь в стиле барокко. Лепнину на стенах и потолке выполнили в 1990 годы, видимо, под ресторан. Новые владельцы решили ее восстановить и воссоздали недостающие части. Пол подняли на полметра, чтобы окна были не слишком высоко, и гости могли наслаждаться видом.

Ну а, последний, пятый, этаж — основная смотровая площадка. Это открытая мансарда, по кругу — кованое ограждение. Навес изнутри облицован деревом с художественной резьбой.

— Это ручная работа. Когда мы сюда пришли, эти щиты были сорваны и валялись внизу. Мы их очистили, по мере возможности восстановили недостающие элементы, — объясняет совладелец площадки. — Мы старались сделать меньше модного и современного, отдали дань старине.

Под светом маяка

Пока башня функционирует как смотровая площадка, экскурсоводы приводят сюда туристов за символическую сумму в 100 рублей. Неподалеку находится военно-морской порт, откуда доносятся корабельные сигналы. Можно наблюдать за судами или встретить закат — башня работает до 22:00. А в темное время суток над самой башней расстилается свет от старого маяка, указывающего путь кораблям Каспийского моря. Все это дополняет атмосферу.

Скоро здесь можно будет и выпить кофе — на третьем и четвертом этаже появится кафе. Столы на площадке пятого этажа будут работать только в июле и августе, в остальное время на свежем воздухе у моря довольно прохладно.

— Клиенты будут забирать свои заказы на барной стойке и нести за стол сами — иначе, учитывая узкое пространство и винтовые лестницы, могут возникнуть сложности с разносом подносов с едой, — делится планами Хаджимурад.

Декор башни дополняют старинные вещи: швейная машинка, чемодан, баян 1949 года, патефон, керосиновые лампы, глиняная посуда, сундук. Все это — из личной коллекции Хаджимурада.

— У меня дома вообще музей. Иногда выезжаю в город на своем авто 1964 года. Я ценитель старины. К этому зданию у меня особое отношение. Собственно, это самый большой артефакт, который мне удалось раздобыть.

Фериде Алипулатова

Рубрики

О ПРОЕКТЕ

«Первые лица Кавказа» — специальный проект портала «Это Кавказ» и информационного агентства ТАСС. В интервью с видными представителями региона — руководителями органов власти, главами крупнейших корпораций и компаний, лидерами общественного мнения, со всеми, кто действительно первый в своем деле, — мы говорим о главном: о жизни, о ценностях, о мыслях, о чувствах — обо всем, что не попадает в официальные отчеты, о самом личном и сокровенном.

СМОТРИТЕ ТАКЖЕ
В других СМИ
Еженедельная
рассылка