{{$root.pageTitleShort}}

Старый Владикавказ: дома и судьбы

5 особняков Владикавказа, в истории которых отразились большие надежды дореволюционного города и судьбы людей, его населявших
4802

Город совсем не кавказский, не совсем русский, скорее, европейский – это ощущение возникает у многих, посетивших исторический центр Владикавказа. Такой облик города сформировался в конце XIX – начале ХХ века, когда Владикавказ, бывшая крепость на перекрестке крупных дорог, стал привлекать не только отставных военных, но и предприимчивых торговцев. За ними потянулись промышленники и ремесленники, чиновники и юристы. В городе появились свои престижные районы и дорогие особняки – преимущественно в стиле модерн, расцвет которого совпал с предреволюционным расцветом города.

Буржуазную роскошь Владикавказа сейчас называют очаровательной стариной. В ворота для карет все еще может протиснуться небольшой грузовичок; по каменным лестницам, отполированным временем, скатываются на портфелях школьники; здесь есть аптеки, которые всегда были аптеками, и есть банки, которые всегда были банками.

Из множества мы выбрали пять старинных особняков, в чьей истории отразились большие надежды растущего города и судьбы людей, его населявших.  

Проспект Мира, 12
Богатый купец, неблагодарная француженка и Художественный музей

Фото: Антон Агарков

Фото: Антон Агарков

Фото: Антон Агарков

Фото: Антон Агарков

Фото: Антон Агарков

{{curItem + 1}} / 5

С.М. Киракозов и Б.Г. Оганов – вернее, принадлежащее им товарищество мануфактур – «всего лишь» производили и продавали по всему Кавказу ткани и готовые платья. Когда-то этого было достаточно, чтобы сделать себе имя и солидный капитал. В начале ХХ века Богдан Григорьевич Оганов был одним из богатейших купцов Владикавказа и, кстати, уважаемым членом городской Думы.

Во Владикавказе сохранилась одна из торговых точек Киракозова и Оганова – магазин тканей по адресу Проспект Мира, 38. Здание, несколько изуродованное современными вывесками, дожило до наших дней практически в неизменном виде, со всеми своими витринами «в пол» – за что в народе магазин до сих пор называют «Зеркальным». Но сейчас речь не о нем, а о здании, принесшем Оганову сплошные убытки и даже моральный ущерб.

Богдан Григорьевич, желая лучшего будущего для своего сына, отправил отпрыска учиться в Париж. Там Оганов-младший обрел не только знания, но и жену-француженку. По столь счастливому поводу Оганов-старший решил подарить молодым роскошный особняк на самой престижной улице Владикавказа, Александровском проспекте. 1903 год, все по высшему разряду: строительство поручили Ивану Рябикину, одному из самых востребованных (и дорогих) архитекторов города, выбранный стиль – модный тогда модерн – должен был показать свежеиспеченной мадам Оганофф, что Владикавказ как минимум не хуже Парижа.

Говорят, идея оформить фасад масонскими символами принадлежала Оганову-младшему (испортил-таки Париж чистого кавказского юношу). В итоге архитектор Рябикин украсил особняк двенадцатью знаками зодиака, расположенными в странном порядке; крылатыми песочными часами; гарпиями, призванными оберегать покой семьи; ракушками – символами новой жизни – и деревьями, типичными для стиля модерн. Кажется, только деревья не имели особого тайного смысла.

Внутри особняк еще больше напоминает маленький дворец. Роскошные росписи, статуи и колонны, лепнина, люстры и даже дверные ручки словно застыли на перепутье между ампиром и модерном. Столько стараний и личных средств члена городской Думы! Но ни гарпии, ни ракушки не смогли удержать чету Оганофф во Владикавказе: уже через месяц после знакомства с родителями супруги вернулись во Францию.

Жилая часть особняка долго пустовала. Лишь на первом этаже, изначально предназначенном для торговли, теплилась какая-то жизнь. Одно время в особняке размещались ателье известных городских фотографов, Рогозинского и, позже, Джанаева-Хетагурова. В конце 1940-х творение архитектора Рябикина, включая статуи, люстры и масонский фасад, приглянулось руководству советской республики: в особняке Оганова до 1956 года размещался Президиум Верховного Совета СОАССР.

Однако масонские гарпии преданно хранили невостребованное наследие Огановых. В 1950-х в особняке прописался Художественный музей имени Туганова. Дворцовая роскошь здания в сочетании с высоким искусством наконец обрела смысл. Но посетители приходят в музей не только ради картин Крамского, Брюллова, Репина, Сурикова или Грабаря. Особняк Оганова до сих пор производит сильное впечатление и считается одним из самых красивых на Кавказе.

Проспект Мира, 23
Братья Пате и несчастный «Комсомолец»

Фото: Антон Агарков

Когда в 1903 году строился особняк Оганова, на противоположной стороне Александровского проспекта уже стоял особняк Александры Аксеновой. Дом был построен в 1887 году, когда ни о каком модерне, ни тем более о масонах во Владикавказе слыхом не слыхивали. Простенький с виду двухэтажный дом лишен мистической декоративной защиты – может, поэтому его судьба развивалась ровно наоборот: хэппи-энда, в отличие от особняка Оганова, пока не предвидится.

В 1907 году госпожа Аксенова сдала свою недвижимость в аренду – и не кому-нибудь, а крупнейшей в мире кинокомпании «Братья Пате». Таким образом, первый кинотеатр во Владикавказе появился на два года раньше, чем в Москве – этот факт отлично иллюстрирует дореволюционный уровень жизни в «глубинке» Российской империи.

В 1911 году арендаторы пристроили к особняку «большой зал» для кинопоказов – аудитория и количество фильмов к тому времени стремительно возросли. После революции кинотеатр национализировали. Из буржуазного «Пате» после череды переименований он превратился в идейно-правильного «Комсомольца», но продолжал работать, оставаясь самым любимым и посещаемым кинотеатром города.

Во времена победившего 3D старейший из сохранившихся кинотеатров России с залом на 300 мест стал никому не нужен. Попасть внутрь можно только по воскресеньям, да и то не во все помещения. Администрация по мере сил латает протекающую крышу памятника культуры федерального значения. Этот статус – единственное, что напоминает о блестящем прошлом особняка Александры Аксеновой.   

Улица Ленина, 8
Орлы, расстрелы и образование

Фото: Антон Агарков

Фото: Антон Агарков

Фото: Антон Агарков

Фото: Антон Агарков

{{curItem + 1}} / 4

На перекрестке улиц Ленина и Бутырина (бывших Лорис-Меликова и Воронцовской) стоит еще одно масштабное творение архитектора Ивана Рябикина – доходный дом Воробьева. Во Владикавказе начала ХХ века трехэтажные дома можно было по пальцам пересчитать, но ради будущих квартирантов Воробьев решил не мелочиться: просторный доходный дом был рассчитан всего на 6 квартир, а его облик прямо заявлял о состоятельности жильцов и домовладельца – модный архитектор, модный стиль модерн, величественный декор. Элитная недвижимость, как бы сейчас сказали.

Главная достопримечательность дома Воробьева – могучий орел, подпирающий своими крыльями угловой балкон второго этажа. Прием не оригинальный, но во всем Владикавказе, где по старинным балконам можно изучать фантазию архитекторов (витые чугунные столбы, изящная вязь решеток, атланты, кариатиды…), балконный орел есть только у Воробьева.

На самом деле, в оригинале дом украшали два орла. Второй, чугунный простирал свои крыла над каретными воротами. Но советская власть посчитала птицу символом царизма, и орла на воротах прикрыли серпом-молотом, для верности окружив пятиконечными звездами. Хотя советская символика спрятала орла не полностью: из-под серпа все еще виднеется пара крылышек.

Новый строй изменил не только внешний вид доходного дома. В 1930-е годы здесь располагался отдел НКВД и, говорят, в подвале дома работала расстрельная команда. В наши дни, по странной иронии судьбы, здесь находится республиканское Министерство образования и науки.

Улица Баллаева, 7
Спорт, нефть и ЗАГС

Фото: Антон Агарков

Фото: Антон Агарков

{{curItem + 1}} / 2

В начале ХХ века стремительно развивающийся Владикавказ манил к себе людей со всей России. Почти все особняки исторического центра построены разбогатевшими купцами или отставными военными – это объяснимо. Но происхождение одноэтажного особняка на улице Баллаева, бывшей Ремесленной, не вписывается ни в какие классические рамки.

Молодая чета Замковых приехала во Владикавказ откуда-то из Центральной России. Известно, что муж был из небогатой семьи, интеллигент, спортсмен. Семья надеялась приобрести в городе небольшой дом, но время выбрали неудачно: цены на землю и жилье резко подскочили, Владикавказ как раз вошел в стадию «бума».

Все, что смогла себе позволить молодая семья, – перебраться в захолустный Грозный и приобрести там дешевый участок земли на окраине. Земля оказалась нефтеносной.

Через несколько лет чета Замковых исполнила свою заветную мечту: они триумфально вернулись во Владикавказ и купили землю в центре города, на Ремесленной улице. Осталось построить семейное гнездышко. Фортуна и здесь была к ним благосклонна: спортсмен Замковой, катаясь на коньках в городском парке, познакомился с таким же спортсменом-любителем. Тот оказался известнейшим на Кавказе архитектором Владимиром Грозмани.

Одноэтажный дом в стиле модерн, построенный по проекту Грозмани, некогда считался одним из самых необычных во Владикавказе. Сегодня уже трудно понять почему – об уникальных оконных переплетах знают только специалисты, богатое внутреннее убранство за столетие «растворилось» при сменах хозяев, исчезли въездные ворота... Впрочем, даже сегодня, если пройти по увитому плющом кирпичному коридору на задний двор, можно ощутить, каким уютным был этот дом при молодых счастливых хозяевах. Сейчас, словно в память о семье Замковых, в особняке располагается городской отдел ЗАГС.

Улица Миллера, 33
Любовь, безумие и пластиковый балкон

Фото: Антон Агарков

Жилой дом на улице Миллера, бывшей Гимназической, тоже стал своеобразным памятником любви – на этот раз с трагическим финалом. Однако его историю нельзя назвать частной: она повествует о прошлом страны не менее красноречиво, чем богатые особняки на престижных улицах Владикавказа.

Среди краеведов он известен как дом Ястремского. Ястремский – очередной богатый купец, построивший дом по проекту плодовитого архитектора Ивана Рябикина. В 1904 году все, следуя моде, хотели дом в стиле модерн – и особняк Ястремского не исключение, только балкон с кариатидами выполнен в классическом стиле.

Ястремский, утомленный революционными событиями 1905 года, решил отойти от дел и пожить в свое удовольствие в новом семейном доме. Но его планы на спокойную жизнь разрушила дочь Анна: против воли отца она вышла замуж за Павла, инженера-железнодорожника.

В 1907 году Владикавказская железная дорога заказала в Луганске паровоз, и Павла отправили следить за исполнением заказа. Выгодное назначение обернулось трагедией. Через несколько месяцев в Луганске случилось рабочее восстание, во время которого Павла убили выстрелом в спину. Узнав о смерти мужа, Анна Ястремская тронулась рассудком. Семья делала все, чтобы несчастная женщина не навредила себе, но Анна при любой возможности сбегала из дома, и всякий раз ее находили рыдающей на могиле мужа. В конце концов, Анна подхватила воспаление легких и скоропостижно скончалась. Ее похоронили рядом с мужем на Госпитальном кладбище Владикавказа, памятники на могилах супругов до сих пор напоминают о трагедии столетней давности.

Дом Ястремского, не принесший счастья своему владельцу, по-прежнему жилой. А современным жильцам не запретишь превращать классический балкон в уродливую пластиковую коробку... «И если призрак здесь когда-то жил, то он покинул этот дом. Покинул».

Антон Агарков

Рубрики

О ПРОЕКТЕ

«Первые лица Кавказа» — специальный проект портала «Это Кавказ» и информационного агентства ТАСС. В интервью с видными представителями региона — руководителями органов власти, главами крупнейших корпораций и компаний, лидерами общественного мнения, со всеми, кто действительно первый в своем деле, — мы говорим о главном: о жизни, о ценностях, о мыслях, о чувствах — обо всем, что не попадает в официальные отчеты, о самом личном и сокровенном.

СМОТРИТЕ ТАКЖЕ
В других СМИ
Еженедельная
рассылка