{{$root.pageTitleShort}}

Куклы решают все

Нежные, тонкие персонажи в национальных нарядах выходят из рук художницы из Нальчика — но иногда они могут быть настоящими деспотами
516

Куклы сами выбирают себе характер и одежду и диктуют свою волю мастеру, утверждает художница Имара Аккизова. Она пишет картины, делает коллажи, а несколько лет назад занялась созданием кукол, в том числе в национальных костюмах, — и, кажется, нашла свой почерк и клиентов в Instagram.

Имара Аккизова

Не дань моде

Имара выросла в семье известных в Кабардино-Балкарии художников — Якуба и Сияры Аккизовых. Они в прямом смысле жили в своей мастерской, так что дочь просто не знала, что бывает как-то по-другому.

Мастерская самой Имары в Союзе художников Кабардино-Балкарии теперь тоже очень домашняя, больше похожая на жилую комнату: удобный диван, стеллаж с кучей интересных мелочей, книги, фотографии. На лестнице — коробка, в которой свернулась калачиком прибившаяся к художникам кошка с выводком котят.

На скамеечке в углу комнаты стоит кукла-китаянка — уже два года.

— Она вроде как даже с укором мне говорит, что пора бы ее доделать, но…

Пока нет настроения, выполнять даже самую приятную работу — украшать наряд — не выходит, и с этим ничего не поделаешь.

Китаянка — одна из кукол в костюмах разных народов, которые любит делать Имара. Художница объясняет, что ее первая одетая в национальное кабардинское платье кукла была экспромтом.

— Все началось с шутки, я просто одела ее и выложила фото на «Фейсбук», не придавала этому никакого особого значения, не пыталась поймать модную сейчас «национальную» волну.

Куклу встретили бурным одобрением. Следом стали появляться другие. Художница часто делает их забавными — чтобы подчеркнуть, что не претендует на историческую достоверность костюма и не занимается реконструкцией.

— Серьезные куклы в аутентичных платьях в пол с мелкой вышивкой и так есть. Мне интересно не это, мне интересно пропускать традиционное через себя, — объясняет она. — Но я отдаю должное мастерицам, которые делают этих серьезных кукол, страшно подумать, как они вышивают платья, сколько сил и умения вкладывают.

Куклы были всегда

Куклы были всегда, говорит Имара. Художница делала их для себя и для дочери. Серьезно взяться за ремесло ее вдохновила модельер Мадина Саральп, специалист по национальным платьям, предложившая сделать хотя бы десять кукол для своего выставочного пространства в Арт-центре. Имара поняла, что хочет как раз этого.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
Точка опоры: почему на Кавказе стало модно выходить замуж в национальном платье
Платье для невесты принца Иордании, наряды для Сати Казановой и еще сотен девушек — за свадебным образом многие едут в Нальчик, а после возвращаются за новым платьем — уже для своих дочерей

Процесс создания игрушки сложный. По словам Имары, за день иногда получается сделать только одну руку или ногу.

Технику и материалы она использует разные: текстиль, полимерную глину, валяную шерсть, иногда — просто что попадется под руку. Разные получаются и лица, но у них есть общая черта — выражение умиротворенности. Ангелочки, сказочные герои, коты, очаровательные курносые дамы и господа в национальных костюмах и даже сельский сумасшедший на конструкции, напоминающей самолет. У каждой из кукол свой характер, говорит мастер. Эскизов к своим игрушкам Имара не делает почти никогда, разве что для каких-то специальных выставок. Говорит, от этого они кажутся неживыми.

— Я никогда не знаю заранее, какой получится кукла, во что она захочет одеться, — смеется Имара. — Вот эта девочка в национальном платье, мне кажется, меня ненавидит за то, что я одела ее именно так. Изначально на ней должно было быть кабардинское национальное платье, но, что я ни делаю, она напоминает мне то грузинку, то азербайджанку, не поддается, словом.

Художница считает, что налет «восточности» у ее работ появился из-за того, что она долго жила в Баку, где училась дочь. Теперь дочь Имары учится языку в Китае.

— В Китай лететь далековато, хотя очень хочется, — смеется художница. — От китайских национальных костюмов просто дух захватывает. Это такой простор для воображения!

{{current+1}} / {{count}}

Бизнес и много личного

Чем больше деталей, тем кукла получается дороже. Но делать сложные и дорогостоящие куклы художница не видит смысла.

— Можно сделать нечто грандиозное, расшить платье, создать такую будуарную, интерьерную куклу. Это будет стоить 30−35 тысяч рублей, мало кто сможет и захочет ее купить. Обычно мои куклы стоят примерно вполовину меньше, — говорит мастер. — Надо ведь исходить из возможностей потенциальных клиентов.

Хотя поначалу Имара даже не планировала продавать свои работы. Но сейчас она ведет Instagram, где выставляет красавиц и красавцев для возможных клиентов. Проблем с продажей нет — работы пользуются спросом. Обычно клиенты покупают тех кукол, что уже есть в наличии. Иногда просят изготовить игрушку на заказ.

— Я везучая. Чаще всего просят сделать что-то «вот так как ты обычно делаешь», — смеется художница. — И это приятно.

Эксцентричных заказов не бывает. Самый запомнившийся — просьба девочки, захотевшей персонажа из аниме в виде куклы.

— Это было забавно и непривычно. Куклу я делала по распечатанной картинке, такой чертик с рожками, с очень смешным выражением лица.

Правда, назвать свое занятие бизнесом Имара все-таки не может. В первую очередь это творчество. Поэтому куклы иногда занимают свое место в выставочных залах. Но и тут все решают они и их строптивый характер. К примеру, в середине мая в Сухуме открылась выставка графических и живописных работы Якуба, Сияры и Имары Аккизовых — знаковая и важная для семьи. Дочь предоставила картины. Собиралась отправлять в заграничную поездку и кукол, но от этой мысли пришлось отказаться: на таможне иногда распаковывают и осматривают багаж. А куклы хрупкие, их легко повредить.

Дарья Шомахова

Рубрики

О ПРОЕКТЕ

«Первые лица Кавказа» — специальный проект портала «Это Кавказ» и информационного агентства ТАСС. В интервью с видными представителями региона — руководителями органов власти, главами крупнейших корпораций и компаний, лидерами общественного мнения, со всеми, кто действительно первый в своем деле, — мы говорим о главном: о жизни, о ценностях, о мыслях, о чувствах — обо всем, что не попадает в официальные отчеты, о самом личном и сокровенном.

СМОТРИТЕ ТАКЖЕ
В других СМИ
Еженедельная
рассылка