{{$root.pageTitleShort}}

Металлический постапокалипсис

Когда-то в горах Кабардино-Балкарии добывали редкие металлы — вольфрам и молибден. Сейчас на Тырныаузском месторождении можно снимать фильм про апокалипсис. Но возможно, скоро тут снова закипит работа
2238

В Кабардино-Балкарии намерены возобновить добычу и переработку редкого металла — вольфрама. Власти обещают, что новый завод по переработке металла начнут строить уже в середине лета.

К 2022 году в России прогнозируют истощение основных разведанных месторождений вольфрама — и страна может начать зависеть от импортного сырья. Между тем, Тырныаузское месторождение в Кабардино-Балкарии хранит в себе, по разным оценкам, от вполне впечатляющих 37% до подавляющих 70% от всех запасов вольфрама в России. И когда-то тут, в горах, на высоте более трех тысяч метров над уровнем моря, было крупнейшее предприятие по его добыче и переработке. Но сейчас Тырныаузский горно-обогатительный комбинат скорее напоминает картинку из фильма с постапокалиптическим сюжетом.

А началось все больше 80 лет назад — в 1943 году геологи Флерова и Орлов открыли в горах Кабардино-Балкарии месторождение молибдена, а через два года обнаружили другой редкий металл — вольфрам.

В 1937 году тут решили строить рудник и обогатительную фабрику. У реки Баксан на месте балкарского села Кирхожан построили поселок Нижний Баксан, а на высоте 2700 метров — поселок строителей Горный.

Тырныаузский вольфрамо-молибденовый комбинат заработал в сентябре 1940 года, но просуществовал недолго: грянула война, и в 1942 году рабочих комбината эвакуировали. Сам комбинат вскоре уничтожила серия взрывов.

Вторую жизнь завод обрел в январе 1945 года. Добытая руда шла на военные нужды: молибден использовали для производства сталей, а вольфрам был основой тяжёлых сплавов для артиллерийских снарядов.

После войны комбинат продолжал развиваться, и в 55-м поселок рабочих Нижний Баксан стал городом Тырныауз — численность его населения к кому времени составляла 12 тысяч человек. Через шесть лет в Тырныауз переселились и жители второго рабочего поселка — Горного. К руднику «Mолибден» они поднимались по канатной дороге.

В конце 60-х вдобавок к подземному руднику тут стали разрабатывать еще два карьера, позже, через 10 лет, заработал новый производственный пусковой комплекс. В состав комбината входило свыше сотни сооружений, работал известковый завод, заводы низковольтной электроаппаратуры, силикатного кирпича и железобетонных изделий.

Комбинат продолжал расширяться и к концу 1980 годов стал одним из крупнейших предприятий цветной металлургии в СССР. Его мощности позволяли добывать и перерабатывать 6,6 миллиона тонн руды и выпускать 14 тысяч тонн ее концентратов в год. В Тырныаузе возвели микрорайоны с 9- и 14-этажными жилыми домами, а к 1989 году численность населения города составила 30 тысяч человек. На градообразующем предприятии трудились 6 тысяч работников. Основная его продукция — вольфрам и молибден — использовалась в изготовлении особо прочных марок стали для оборонной промышленности.

Но дела резко пошли на спад в 90-е, после развала Советского Союза, — как и на многих заводах на постсоветском пространстве. В 93-м сократилось число оборонных заказов и, соответственно, почти в шесть раз относительно конца 80-х снизилась добыча руды. Себестоимость производства оказалась слишком высока в то время, как мировые цены на вольфрам и молибден значительно упали.

Комбинат постепенно угасал. Прекратилась разведка новых запасов руды, был упразднен один из отделов предприятия. Завод пытались спасти на уровне правительства страны, но программа по выводу комбината из кризиса осталась нереализованной. В тяжелом 1998 году он перешел в республиканскую собственность, но новой жизни не обрел — и вскоре балансовые убытки комбината составляли 9 млн рублей.

А в 2000 году в Тырныаузе случилась трагедия — город накрыл сель. Убытки комбината — 34,6 миллиона. В 2001-м предприятие объявили банкротом. Через два года его имущество арестовали, оставшееся оборудование распродали по бросовым ценам…

Три мощных селевых потока обрушились на Тырныауз в 2000 году

Еще в конце 90-х жители Тырныауза стали активно покидать город — уезжали в республиканскую столицу или вовсе за пределы Кабардино-Балкарии. К 2011 году численность населения сократилась на треть.

О славном прошлом Тырныаузского комбината сегодня напоминают только руины, встречающие туристов по пути в Приэльбрусье.

Город, конечно, продолжает жить, но уже без поддержки градообразующего предприятия. О самом комбинате тут чаще вспоминают в связи с его «хвостохранилищем» — так называют место, где захоронены получившиеся при работе с рудой отходы. Хвостохранилище Тырныаузского комбината — это искусственные Былымские озера в живописном ущелье в бывшем русле реки Гижит над селением Былым. Сейчас место популярно: сюда возят туристов, фотографы устраивают романтические фотосессии, местные жители давно ловят в озерах рыбу. Мнения специалистов о полезности и вредности этой рыбы, да и вообще соседства озера с населенным пунктом, расходятся. По разным данным, с 1966 по 2001 год здесь было захоронено от 25 до 118 млн кубических метров отходов обогащения вольфрамового, молибденового и медно-висмутового концентратов, содержащих около 30 наименований химических соединений металлов.

Недавно власти республики заявили, что к 2018 году хвостохранилище рекультивируют: объекты находятся в аварийном состоянии и в случае, например, землетрясения в зоне потенциальной экологической катастрофы окажется около 35 тысяч квадратных километров с населением более 2,5 млн человек.

Давно ведутся и разговоры о возрождении вольфрамово-молибденового производства в республике. Пока на месторождении рассчитывают запустить поверхностную добычу руды. Сырье отсюда когда-то перерабатывалось на нальчикском заводе «Гидрометаллург», сильно сдавшем после банкротства Тырныаузского комбината. Теперь это производство перенесут из Нальчика в Прохладненский район республики — строительство помещения именно под эти цели обещают начать летом. На новом заводе планируют производить вольфрамовый ангидрид для предприятий оборонной промышленности.

Что будет дальше, пока неясно, но, как бы то ни было, можно предположить: если когда-нибудь вольфрамово-молибденовое производство тут снова заработает в прежнем объеме, Тырныауз, и вся Кабардино-Балкария, и в каком-то смысле даже вся Россия заживут совсем иначе.

Дарья Шомахова

Рубрики

О ПРОЕКТЕ

«Первые лица Кавказа» — специальный проект портала «Это Кавказ» и информационного агентства ТАСС. В интервью с видными представителями региона — руководителями органов власти, главами крупнейших корпораций и компаний, лидерами общественного мнения, со всеми, кто действительно первый в своем деле, — мы говорим о главном: о жизни, о ценностях, о мыслях, о чувствах — обо всем, что не попадает в официальные отчеты, о самом личном и сокровенном.

СМОТРИТЕ ТАКЖЕ

Все могут казаки: как ставропольские староверы празднуют свое возвращение в Россию

Жители двух сел на Кавказе до сих пор помнят обычаи казаков петровских времен. Их предки, несмотря на 250 лет жизни за границей, смогли на чужбине сохранить то, что на родине давно забыто
В других СМИ
Еженедельная
рассылка