{{$root.pageTitleShort}}

Хомячиха

История любви московской дворянки и сына кабардинского старейшины, память о которых и сейчас живет на Зольской земле — в единственном женском монастыре Кабардино-Балкарии
2108

Свято-Троицкий женский монастырь

В кабардинском селе сложно найти что-то более неожиданное, чем православный монастырь, да еще и действующий. Но в предгорьях Джинальского хребта, в селе Совхозном Зольского района Кабардино-Балкарии, именно такой и есть — Свято-Троицкий женский монастырь. История села, выросшего из хутора Хомячиха, неразрывно связана с монастырем — и с жизнью русской дворянки Екатерины Алексеевны Хомяковой.

Из Москвы на Золку

Екатерина Хомякова была дочерью поэта, философа, богослова, основателя славянофильства, экономиста, разработчика проектов освобождения крестьян Алексея Степановича Хомякова и по материнской линии — племянницей поэта Николая Языкова. Ее родители дружили с Гоголем, близко знали Пушкина, Баратынского. Семья была одним из центров культурной жизни Москвы, в ней царила атмосфера взаимной любви, творчества, духовных и интеллектуальных поисков.

«Церковь в имении Е .А. Хомяковой близ Пятигорска». Фоторепродукция в издании: Ежегодник Общества архитекторов-художников: Выпуск шестой. — С.-Петербург, 1911 год

Екатерина родилась в 1843 году, она третий ребенок в семье, всего же детей было семеро. Кроме того, в семье Хомяковых воспитывался Дмитрий (Лукман) Кодзоков, впоследствии ставший просветителем и видным общественным деятелем Кабарды, создателем опытного скотоводческого хозяйства, на территории которого сегодня располагается конный завод «Малкинский».

Это близкое, хотя и не кровное родство способствовало тому, что Екатерина Алексеевна решилась приехать, а затем и вовсе переехать на Кавказ. В конце 1870-х годов при содействии своего нареченного дяди Дмитрия Степановича Кодзокова она купила земли в районе реки Золки.

Земля эта принадлежала кабардинскому дворянину Эрустану Ногмову, который тоже был не прост: он являлся сыном Шоры Ногмова, адыгского просветителя, автора первой кабардинской грамматики и «Истории адыхейского народа». Купив землю в 1881 году, Хомякова переселилась сюда вместе с русскими крестьянами, основав хутор.

О деятельном характере этой женщины можно судить по преобразованиям, которые она провела в своем имении: к концу XIX века там действовали сыроваренный и кирпичный заводы, на окраине хутора был разбит большой сад, один из крупнейших в области. Здесь выращивали редкие виды плодовых культур. Следы этого богатого хозяйства можно найти и сегодня: земли, принадлежащие монастырю, обрамляет полоса деревьев. Но сейчас хомяковский сад уже не окружен такой заботой, как прежде.

Двоеженец

{{current+1}} / {{count}}

Вид от стен монастыря на зольские пастбища

Одна из конюшен усадьбы Хомяковой, сохранившаяся до наших дней

Старый сад и бывшие земли Хомяковой в апреле

Одна из старинных построек на территории бывшей усадьбы, снесенная несколько лет назад

Пасека на территории монастыря

Управлять хутором и обширным хозяйством Екатерины Алексеевны стал кабардинец Астемир Шериев, сын старейшины аула Кармово. Астемиру было около 30 лет, он был женат и имел троих детей (все они умерли в детстве от оспы), а Хомякова была свободной и весьма состоятельной женщиной на 9 лет старше. Она владела не только частью семейного дома в Москве, но и обширными землями в Тульской губернии.

Есть несколько версий знакомства Астемира и Екатерины Алексеевны, и все они мифологизированы и овеяны романтикой: не то Шериев помог женщине перебраться через ручей, бросив к ее ногам свою бурку, не то она увидела его скачущим на коне и сама остановила, не то они встретились на рынке в Кисловодске и, обсуждая торговые дела, влюбились друг в друга. В монастыре бытует версия, что они любили друг друга исключительно платонической любовью. Возможно, в реальности все было гораздо будничнее, но легенда о любви точно жила в этих местах. В свое время местные жители говорили даже, что Шериев женился на дочери русского царя.

В 2018 году вышла документально-историческая повесть Ольги Золотухиной «Астемир Шериев и Екатерина Хомякова — кабардинская сага», в ней собраны все сведения и документы, сохранившиеся об этих людях. В книге историка Адальби Шериева рассказывается, что кабардинец привез свою возлюбленную в родительский дом и настоял на проведении традиционного адыгского бракосочетания. То есть фактически стал двоеженцем. Это не противоречит мусульманской вере, в которой вырос Астемир, но для кабардинского общества было редкостью. И вообще, с его стороны это был вызов обществу: совсем недавно закончилась Кавказская война, ее отзвуки еще слышались в отношениях русских с местным населением, а кабардинец привел в дом вторую жену, русскую, в то время как первая была жива.

И со стороны Хомяковой это был отчаянный шаг: потомственная дворянка, выросшая в атмосфере набожности, живет в браке, не освященном церковью. Но все письма, которые сестры и братья Екатерины Алексеевны получали от нее, свидетельствовали, что она счастлива — и в личной жизни, и в заботах об имении.

После смерти Астемира Шериева, который был юридическим владельцем кирпичного завода, Хомякова через суды стала добиваться, чтобы его имущество наследовали не братья (что было закреплено в обычном праве), а его первая жена — Селимхан Мударова, как и завещал сам Астемир. В те годы кабардинская женщина никак не была защищена в экономическом отношении, она не имела прав наследования и всецело зависела от близких мужчин — отца, мужа, брата, сына. Тяжба длилась долго, и результаты ее не вполне соответствовали ожиданиям Хомяковой, но правовой прецедент она создала.

Два храма

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
Куда приводят мечты: история немки, переехавшей на Кавказ
Лиза Паль из баварской деревушки с детства мечтала жить на горнолыжном курорте. Ее мечта сбылась в трех тысячах километров от родины — на Эльбрусе

Шериев и Хомякова прожили вместе более 20 лет, Астемир умер от туберкулеза 5 мая 1902 года после продолжительной болезни. В том же году завершилось строительство Свято-Троицкого храма на хуторе Хомячиха. Тогда же, исполняя предсмертное желание мужа, Екатерина Алексеевна пожертвовала 3000 рублей для завершения строительства мечети в ауле Кармово. По другим сведениям, мечеть располагалась не в ауле, а здесь же, на хуторе. Как бы то ни было, мечеть до наших дней не сохранилась, а вот храм стоит до сих пор. Если верить источникам, облицованы они были одним и тем же камнем — местным ракушечником.

В 1907 году храм был переименован в Свято-Троицкий Серафимский женский монастырь во имя Серафима Саровского. Он действовал до 1920-х годов, пока советская власть не начала бороться с религиозными культами. Разрушен не был, но сильно пострадал. Жители Совхозного вспоминают, как в детстве бегали в это заброшенное здание искать клады. Сокровищ не находили, но еще до недавнего времени попадались кирпичи с буквами «АШ» — Астемир Шериев.

Архитектурный стиль будущего монастыря Хомякова выбрала после того, как увидела похожие храмы в Осетии и Грузии; ей показалось, что именно такое строение впишется в окружающую природу.

Если спуститься чуть ниже монастыря, то можно найти источник ключевой воды, которая собирается в небольшую купель. По преданию, которое и сейчас рассказывают в монастыре, этот источник начал бить на месте, где произошло явление Серафима Саровского. Некий художник, делая эскизы, спустился к этому месту и увидел в тумане старичка. Но через мгновение тот исчез, а из земли вдруг стала пробиваться вода. Художник запомнил старца, и каково же было его удивление, когда позже он увидел на монастырской иконе знакомое лицо и узнал от сестер, чей это образ.

Возрожденная обитель

Восстановление Свято-Троицкого монастыря началось в 1998 году, когда в Совхозное приехала матушка игуменья Антония. Купол храма был разрушен, внутреннее убранство не сохранилось, стояли только стены, внутри которых росли деревья. Говорят, что матушка Антония вместе со своей сестрой первое время жили в палатке, которую установили прямо посреди храма. Добровольные помощники независимо от национальности и религиозной принадлежности помогали им облагораживать территорию: вывозить мусор, выкашивать траву. Благодаря поддержке республиканских властей и местных жителей монастырь удалось восстановить.

Матушка Антония умерла после болезни 28 ноября 2018 года, похоронена здесь же, на территории обители. Сегодня настоятельницей Свято-Троицкого монастыря назначена монахиня Тамара.

— Я попала сюда после смерти матушки Антонии из ессентукского Свято-Георгиевского монастыря, — рассказывает она. — Архиерей благословил меня, хотя у меня не было никакого опыта. Все мои страхи и опасения были напрасны: люди здесь удивительные. Очень любвеобильный, трудолюбивый народ, очень любят землю, умеют работать на селе. Администрация села очень поддерживает, глава Заурбек Махов ни разу не отказал ни в одной моей просьбе.

Настоятельница Тамара

Сейчас в монастыре пять монахинь. Службы идут регулярно — каждую субботу и воскресенье. Проводит их приписной священник.

— Мы нуждаемся в помощницах, в сестрах, носильницах, трудницах, — говорит матушка Тамара. — Хочется, чтобы паломников стало больше, многие просто не знают, что здесь, на Зольской земле, есть такой монастырь.

От Нальчика до Совхозного около 70 километров. Стоит проделать этот путь — ради уникального религиозного памятника, природных красот, вкуснейшего меда с монастырской пасеки и для того, чтобы еще раз вспомнить об удивительном чуде любви, побеждающей любые преграды.

Марина Битокова

Рубрики

О ПРОЕКТЕ

«Первые лица Кавказа» — специальный проект портала «Это Кавказ» и информационного агентства ТАСС. В интервью с видными представителями региона — руководителями органов власти, главами крупнейших корпораций и компаний, лидерами общественного мнения, со всеми, кто действительно первый в своем деле, — мы говорим о главном: о жизни, о ценностях, о мыслях, о чувствах — обо всем, что не попадает в официальные отчеты, о самом личном и сокровенном.

СМОТРИТЕ ТАКЖЕ
В других СМИ
Еженедельная
рассылка