{{$root.pageTitleShort}}

Пять причин посетить Лермонтовский музей в Пятигорске

Где поэт жил, писал и любовался на Эльбрус в последние месяцы своей жизни — эти секреты уже почти двести лет хранит небольшой, скромный флигель у подножия Машука
852

Как известно, Лермонтов любил бывать на Кавказе и не раз останавливался в Пятигорске. Именно здесь поэт жил последние недели перед роковой дуэлью на Машуке. Город с тех пор сильно изменился, но маленький домик, где писатель провел два летних месяца, до сих пор хранит о нем память. Теперь там открыт музей-заповедник М.Ю. Лермонтова, который обязательно посещают все поклонники поэта, приезжающие на Кавказ. Вот самые ценные экспонаты, которые обязательно нужно увидеть каждому.

Домик Лермонтова: последний приют поэта

Этот скромный флигель, с камышовой крышей, у подножия Машука — одно из старейших строений Пятигорска. Его еще в XIX веке на территории своей усадьбы построил отставной офицер Чилаев, чтобы сдавать. 15 мая 1841 года в него заселился самый известный постоялец — 26-летний поручик Михаил Лермонтов, а вместе с ним его родственник и друг офицер Алексей Столыпин.

Флигель был обставлен скромно, но уютно: две спальни, гостиная, буфетная и подвальчик с кухней для прислуги. Из окошка спальни Лермонтова в ясную погоду можно было видеть Эльбрус.

За три месяца проживания молодые люди заплатили 100 рублей серебром. Правда, поэт провел там не три месяца, а только два. 15 июля Лермонтов стрелялся на дуэли, и именно в этот дом привезли раненного поэта, где он провел последние часы жизни.

— В гибели Лермонтова до сих пор много загадок, — рассказывает Антон Данилов, главный хранитель музея. — До сих пор точно неизвестно, стрелял ли Лермонтов в Мартынова на дуэли или не стрелял, кто был секундантом, куда делись пистолеты. Зато по его рукописям мы точно знаем, что в последние месяцы поэт много писал. Будто предчувствовал. Говорят, он выносил на деревянную террасу круглый столик и работал на свежем воздухе. Этот столик — единственная сохранившаяся вещь из обстановки дома того времени.

{{current+1}} / {{count}}

Антон Данилов

Весь остальной интерьер воссоздан. В гостиной постарались сделать все так же, как было при Михаиле Юрьевиче: деревянный диван, покрытый шерстяным ковром, рукописные копии стихотворений на маленьком столике, небольшой буфет с посудой.

В начале XX века Пятигорск едва не лишился лермонтовского флигеля. Новый владелец собирался отправить домик под снос и построить на его месте что-то более современное. Спасение пришло от городской администрации. Из казны было выделено 15 тысяч рублей, которых хватило, чтобы выкупить всю усадьбу. Ее передали в распоряжение Кавказского горного общества, оно и занялось созданием в ней Лермонтовского литературного музея. В 1912 году он открыл двери для посетителей.

Кресло и стол из квартиры Лермонтова в Петербурге

Одна из первых и до сих пор самых ценных музейных реликвий — письменный стол и кресло Лермонтова, которые стояли в его квартире в Петербурге. У этого экспоната долгая история.

После смерти Михаила Юрьевича их забрал себе его троюродный брат — Аким Шан-Гирей, автор известных мемуаров о поэте. В них он писал, что перед отъездом Лермонтова на Кавказ они вместе разбирали бумаги из ящиков этого стола. Некоторые стихотворения отбирали для сборника, другие — сжигали в камине. В Пятигорск мебель попала уже вместе с дочерью Акима — Евгенией.

— Евгения Акимовна переехала на Кавказ, забрав с собой некоторые семейные реликвии, в том числе лермонтовский стол, — говорит Антон Данилов. — Когда ей пришлось на какое-то время отлучиться из Пятигорска, самые ценные вещи Евгения Акимовна передала соседям. Так случилось и с этой петербургской мебелью. Долгое время она находилась в сарае у знакомых Шан-Гирей. Когда был создан музей Лермонтова, Евгения Акимовна вспомнила о мебели и отдала ее в дар.

С этим подарком связан забавный случай. Первым попечителем музея был учитель и активный член горного общества Дмитрий Павлов, он был известен среди коллег дотошным характером. Павлов опубликовал в местной газете статью, где высказал сомнения о подлинности предметов мебели. Дарительницу это очень возмутило, и она потребовала вернуть подарок назад. Извиняться пришлось всему правлению Кавказского горного общества. К счастью, мебель музей сохранил — комплект из письменного стола и каминного кресла стоит в домике до сих пор.

Картина «Вид на Крестовую гору»

Лермонтов известен как писатель, но он был также довольно способным художником. Писать картины он начал даже раньше, чем стихи. И особенно много картин он создал на Кавказе. Горы и всадники на лошадях, пожалуй, самые частые сюжеты его работ. По воспоминаниям современников, поэт часто выбирался писать этюды с натуры. Одним из любимых мест было плато Бермамыт.

В музее хранится одна из лучших живописных работ Лермонтова — картина «Вид Крестовой горы». Особенно интересна она потому, что изображает подъем на Крестовую гору, описанный на первых страницах «Бэлы».

" — Вот и Крестовая! — сказал мне штабс-капитан, когда мы съехали в Чертову долину, указывая на холм, покрытый пеленою снега; на его вершине чернелся каменный крест, и мимо его вела едва-едва заметная дорога, по которой проезжают только тогда, когда боковая завалена снегом".

Картина «Вид Крестовой горы»

Известно, что перед последней поездкой на Кавказ Лермонтов успел подарить эту картину писателю Владимиру Одоевскому. На ее обратной стороне сохранилась надпись об авторе, сделанная рукой писателя.

А вот пятигорскому музею картину подарил французский балетмейстер и коллекционер украинского происхождения Серж Лифарь. Он выкупил ее у одного коллекционера в Хельсинки. А в 1960 годы он посещал Советский Союз и передал картину архивному управлению. Правда, с одним условием: она должна экспонироваться с именем дарителя. Сейчас на табличке возле картины значится — С. Лифарь.

Иллюстрации Врубеля и Серова к стихотворениям Лермонтова

В музее хранятся подлинные акварельные иллюстрации к произведениям Лермонтова руки известных русских художников, выполненные в технике гризайли. Есть здесь «Бела» кисти Серова с «глазами черными, как у горной серны», иллюстрация к «Пророку» Репина, кустодиевские работы по мотивам «Песни про царя Ивана Васильевича…» и особенно ценный музею акварельный эскиз Врубеля «Поверженный Демон».

{{current+1}} / {{count}}

«Бела»

«Поверженный Демон»

— Все эти работы пришли в музей уже в советское время, когда он приобрел определенный статус. Вещи выкупались из частных коллекций. Приобретались порой за небольшие деньги — 100, 300 рублей. Для зарплаты музейного работника в 150 рублей это, конечно, значительная сумма. Но комплектование — очень важно для любого музея. И тут, если не успеешь, то кто-то перекупит. Поэтому денег не жалели.

Правда, оригиналы этих ценных работ хранятся в музейных архивах. А посетителям экспонируют только копии: акварель боится света.

Первое прижизненное издание стихотворений Лермонтова

В архивах музея хранится и еще одна реликвия — первый и единственный прижизненный сборник со стихотворениями поэта. Книга вышла за год до его смерти, в 1840 году, тиражом 1200 экземпляров. До этого уже дважды печатался его роман «Герой нашего времени», а вот сборник стихов был опубликован впервые.

Произведения для сборника Лермонтов выбирал самостоятельно. В него вошли 26 стихотворений и две поэмы — «Мцыри» и «Песня про царя Ивана Васильевича, молодого опричника и удалого купца Калашникова». Также в музее хранятся литературные журналы, в которых при жизни поэта были напечатаны его произведения.

{{current+1}} / {{count}}

Сюртук Грушницкого

— Все эти тома хранятся в нашей научной библиотеке. У нас книги разных годов, — говорит хранитель Антон Данилов. — Например, этот забавный экземпляр — первая прижизненная публикация «Бородино» в журнале «Современник», и фамилия там указана: «Лермантов». Большинство изданий музей получил в дар в 1940—1950 годы, когда всесоюзная книжная палата занималась раздачей старых книг. Сегодня такое прижизненное издание может стоить по миллиону рублей.

Сюртук Грушницкого

Также в музее есть экспонат, который его сотрудники между собой прозвали сюртуком Грушницкого. Это, конечно, художественное преувеличение, но это в самом деле настоящий офицерский сюртук 1830−1840 годов — точь-в-точь такой же, как носил персонаж главного лермонтовского произведения «Герой нашего времени». Его пятигорчанам подарил питерский Эрмитаж. Примечательно, что на сюртуке есть и нумерованные пуговицы — тоже упоминавшиеся в знаменитом романе.

«Жены местных властей, так сказать хозяйки вод, были благосклоннее; у них есть лорнеты, они менее обращают внимание на мундир, они привыкли на Кавказе встречать под нумерованной пуговицей пылкое сердце и под белой фуражкой образованный ум».

Наталия Мхоян

Рубрики

О ПРОЕКТЕ

«Первые лица Кавказа» — специальный проект портала «Это Кавказ» и информационного агентства ТАСС. В интервью с видными представителями региона — руководителями органов власти, главами крупнейших корпораций и компаний, лидерами общественного мнения, со всеми, кто действительно первый в своем деле, — мы говорим о главном: о жизни, о ценностях, о мыслях, о чувствах — обо всем, что не попадает в официальные отчеты, о самом личном и сокровенном.

СМОТРИТЕ ТАКЖЕ
В других СМИ
Еженедельная
рассылка