{{$root.pageTitleShort}}

Игра на национальном

Играть в «настолки» теперь можно на шести языках Дагестана. Автор — москвич, обучающий даргинскому иностранцев
294

Даргинский в тренде

Абдурахман Исмаилов родился в Дагестане, а когда ему было три года, семья решила перебраться в Москву. Сейчас парень получает второе высшее образование — будет юристом-международником, по первому он экономист. А еще Абдурахман отлично знает родной язык. Своими знаниями он решил делиться — открыл языковые курсы. И желающие учить даргинский в Москве нашлись.

— Когда я проводил занятия в помещении до пандемии, собиралось человек десять — двенадцать. Сейчас работаю в онлайн-формате. Людей хватает. У меня несколько групп, по 5−6 человек, — рассказывает Абдурахман.

Несколько лет назад, в самом начале, он был уверен, что на курсы придут даргинцы, по каким-то причинам не знающие родного языка.

— Расчет был именно на тех, кто, как я, вырос в Москве. Потому что в моем окружении было много ребят, кто не знает родной язык. Мне повезло: со мной дома общались только на даргинском.

На практике же оказалось все не так. Изучать даргинский язык вдруг стали коренные москвичи, никак не связанные с Дагестаном, и даже иностранцы. Даргинцев на курсе меньше всех.

— Я был удивлен. Сначала написала девушка из Крыма, потом начали писать из Москвы, Питера, потом поляк написал. Они как-то выходили на меня и просили учить их. Я не отказывал, — вспоминает преподаватель. — Сейчас большинство студентов — русские ребята, парни и девушки, у всех разные причины. У кого-то жених даргинец, кто-то женат на даргинке, кто-то и вовсе не имеет отношения к Дагестану.

Такой же интерес был бы и к другим дагестанским языкам уверен Абудрахман, просто пока нет предложений.

Абдурахман Исмаилов

Тази, ябу, урчи

Исправить эту ситуацию решил сам Абдурахман. Сейчас он издает и печатает настольные игры на языках Дагестана.

Началось все так: среди учеников дагестанца есть и дети, и парень долго думал, как заинтересовать язком самых маленьких учеников. Школьные методы — объяснил материал, дал домашнее задание, проверил — не давали нужного результата и казались скучными и ученикам, и учителю.

Стало очевидно, что работать надо в игровой форме. Парень решил не изобретать велосипед, а перевести на национальный язык популярную настольную игру. Так появилась идея игры «Элиас», или «Скажи иначе», на даргинском.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
Хранители осетинского
Смартфоны, соцсети, песни, стихи и детские игры — какие способы используют в войне за сохранение родного языка

Задача играющего — объяснить загаданные на карточках слова другим игрокам, не используя однокоренные слова или жесты.

— Здесь ты и читаешь слово, и слышишь, и представляешь, что это, — поясняет Абдурахман.

Сначала ему пришлось углубиться в словари. Он выбирал слова разной степени сложности, подходящие для игры. Всего четыреста слов, как и в оригинальной версии. Причем слова должны были быть понятны и детям, ведь игра рассчитана на всех, кто умеет читать.

Абдурахман родом из села Акуша, там говорят на литературном варианте даргинского языка. Но практически каждый дагестанский язык имеет еще и диалекты. Один и тот же объект может называться разными словами. Вот эти синонимы в диалектах и искал Абдурахман.

— Например, «конь» - это также «тази», «ябу», «урчи», «айгъир». Литературные языки не включают в себя слова из всех диалектов. Если бы их включили, наши языки стали бы гораздо богаче. Поэтому я планирую составить и издать в будущем такой словарь даргинского языка, — делится планами Абдурахман.

На обложке коробки игры изображены мальчик и девочка в даргинской национальной одежде, сидящие на коврике с этномотивами. Их нарисовала художница специально для проекта.

В комплект игры входят фишки, песочные часы, игровое поле, карточки со словами и инструкция. Все это изготавливают в одной из типографий Махачкалы: оказалось, что так проще и дешевле, чем изготавливать игры в Москве.

«Рисуем табасаранцев»

Первые «Элиас» на даргинском Абдурахман продал благодаря интернету. Создал аккаунт в Instagram, выложил фото. Нашлись покупатели и в Дагестане, и в Москве. Цена игры — 1490 рублей, столько же, сколько стоит и русскоязычная версия.

Увидев, что спрос есть, парень решил пойти дальше и не зацикливаться только на своем родном языке.

— Пока игра есть на пяти языках: даргинском, аварском, лакском, лезгинском и кумыкском, — перечисляет он. — Сейчас как раз рисуем табасаранцев.

Слова для игр на других языках Абдурахман тоже подбирает в словарях. Затем консультируется с носителями языков. Продает игры предприниматель все так же через Instagram. Продажами через крупные интернет-площадки он интересовался, но пока не видит в этом выгоды.

— На таких площадках, как OZON, комиссия около 35 процентов. Это много для меня. Пока пытаюсь реализовывать все самостоятельно.

Игры он заказывает в типографии по мере реализации товара небольшими тиражами — по 10 штук. Правда, иногда производители подводят — в этом пока главная сложность дела.

— Ты делаешь заказ в типографии, а тебе потом через три дня пишут: «Извините, у нас пока не получается, много заказов». Еще бывает, напечатают, а там брак: где-то криво порезали или еще что-то. И они опять переделывают. Это еще неделя времени.

Георгафия и цели заказов разные. Игра на аварском как-то пригодилась для языкового клуба в Дагестане. Один из последних заказов — пять комплектов игры на лакском языке. Покупатель решил сделать подарок своим близким.

За несколько месяцев Абдурахман смог продать чуть больше 50 игр. А вот оценить эффективность обучения с помощью игры пока не смог: его языковые курсы проходят все еще онлайн. Учитель даргинского надеется сделать это уже в ближайшее время, а пока планирует выпуск других популярных игр на языках Дагестана.

— Это будет та же игра «Крокодил», «Монополия» и подобные игры, которые позволяют изучать язык. Не просто раскраски или пазлы. Можно играть с семьей — это забавно, я знаю по себе. Интересно очень.

Анастасия Расулова

Рубрики

О ПРОЕКТЕ

«Первые лица Кавказа» — специальный проект портала «Это Кавказ» и информационного агентства ТАСС. В интервью с видными представителями региона — руководителями органов власти, главами крупнейших корпораций и компаний, лидерами общественного мнения, со всеми, кто действительно первый в своем деле, — мы говорим о главном: о жизни, о ценностях, о мыслях, о чувствах — обо всем, что не попадает в официальные отчеты, о самом личном и сокровенном.

СМОТРИТЕ ТАКЖЕ
В других СМИ
Еженедельная
рассылка