{{$root.pageTitleShort}}

Шапки, спицы, два станка

Бизнес-леди из Черкесска точно знают: если хочешь создать свой бренд и сделать его смыслом жизни, не надо бояться ни конкуренции, ни перенасыщенного рынка. Главное — верить и вязать. Много вязать
1816

В Карачаево-Черкесии работают более 500 крупных цехов по производству вязанной продукции. В республике даже думают о создании кластера, который объединит все разрозненные мини-предприятия, в которых, по данным регионального минпромторга, занято около 20% трудоспособного населения.

Конкуренция велика, но летом 2016 года Земфира Ламокова и Марина Косова все-таки рискнули выйти на рынок вязаных изделий и теперь их шапки, шарфы, варежки и аксессуары для детей марки SaraBara носят по всему Северному Кавказу и за его пределами.

Первый шарф в горах Кавказа

Земфира Ламокова

— Одно из ярких воспоминаний моего детства: аульские женщины сидят на улице, греются на солнышке, беседуют и вяжут — кто вручную, кто на полуручных вязальных машинках. Я тогда впервые увидела такие. Мне было интересно, я любовалась их мастерством, поражалась скорости, с которой они работали. Тогда, глядя на них, я связала свой первый шарфик, — вспоминает Земфира.

Было это в высокогорном карачаевском ауле Кичи-Балык, где шестилетняя девочка гостила у взрослой кузины. Искусно орудовать спицами Земфира позже научилась, когда жила у тети Аскерхан в абазинском селении Псыж. А в шестом классе она связала себе свитер и с гордостью носила его. Спустя еще несколько лет даже стала принимать заказы.

Марина Косова

Марина, родом из абазинского села Инжич-Чукун, тоже вязала — только крючком — и вышивала с детства. Дарила родственникам и близким плоды своих трудов: шапочки, салфетки, а платочки еще и украшала монограммами.

— У моей мамы до сих пор хранятся салфеточки, которые я связала в школьные годы. Она и сегодня пользуется ими.

Десять лет назад у Марины и Земфиры были небольшие вещевые магазины в одном из торговых центров Черкесска. Они закрылись, когда в республиканский центр начали заходить крупные сетевые магазины одежды. И девушкам пришлось уйти работать в другие места по найму.

Они познакомились очень давно, и работали на прядильно-трикотажной фабрике в Черкесске. И Земфира, и Марина были универсальными сотрудницами: делали эскизы, продумывали всю работу, порой и разгрузкой сырья занимались сами.

После нескольких лет работы на фабрике решили открыть свое дело.

Стартап по-кавказски

— В какой-то момент мы поняли, что хотим большей самостоятельности, свободы в реализации своих идей. Задумались, что хорошо бы начать свое дело. Но сбережений для самостоятельного старта: приобретения оборудования, сырья, аренды помещения, найма работников — было немного, — говорят девушки.

{{current+1}} / {{count}}

Ситуацию спас общий знакомый, отдав им пару ненужных вязальных машин.

— Станки простаивали без дела, и он предложил нам воспользоваться ими, — рассказывает Земфира. — Если бы не это счастливое совпадение, нашего цеха еще долго не было бы.

Кредиты брать девушки не решались. Арендовали на последние деньги небольшое помещение и приступили к работе.

Распределение обязанностей произошло само собой. За Мариной — организационные вопросы, заключение договоров, налаживание связей с партнерами. Земфира взяла на себя технологические процессы на производстве.

Придумали эскизы первой линии изделий, в основном детских вещей. Это шарфы, шапки, рукавицы, конверты для выписки новорожденных, пледы, пинетки. Приобрели пряжу — шерсть, полушерсть, хлопок. Держать штат было не по силам. Мастериц предпринимательницы нанимали на поденную работу. Ручного труда было много, поскольку изделия редко дублировали друг друга.

{{current+1}} / {{count}}

Стартовав летом 2016 года, в начале 2017-го предпринимательницы смогли выйти за пределы республики. Дело оставалось за малым — дать имя своему детищу. Девушки хотели, чтобы и национальный колорит был, и произносилось легко, и запоминалось. Долго думали, советовались с родными и в итоге придумали SaraBara.

С родного для обеих девушек абазинского языка слово переводится просто — «ЯТы». Придумывая название для детской линии одежды, руководствовались теми же принципами — Sabi SaraBara (Sabi с абазинского — ребенок).

— Это название пришлось по душе клиентам: и частным покупателям, и партнерам. Очень запоминающееся имя получилось. И когда звоним кому-то по работе в следующий раз, уже не приходится долго объяснять и напоминать, кто мы такие, а это тоже копейка в копилку успеха, — говорит Марина.

«Где вы купили такую красоту?»

Девушки продвигают свои вязаные изделия в соцсетях.

— Мы не арендуем магазины, не тратимся на рекламу в СМИ и не заказываем баннеры и растяжки. Instagram вполне справляется с задачей продвижения товара. Мы завели два аккаунта — для взрослой линии и детской, и только и успеваем справляться с заказами. Тем более что ориентируемся мы не столько на внутренний рынок, сколько на внешний, — объясняет нюансы продвижения Земфира.

Как пиар-инструмент в Карачаево-Черкесии хорошо работает не только Instagram, но и «сарафанное радио».

— Однажды к нам пришла женщина в возрасте, чтобы заказать шапку и шарф для своего внука. Мы поинтересовались, откуда она о нас узнала, — вспоминают девушки. — Она рассказала, что прогуливалась по городу и увидела на ребенке шапку, которую нельзя было не заметить. Остановила его маму и спросила: «Где вы купили такую красоту?» Узнала адрес и пришла к нам.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
Жизнь напоказ
Instagram: как стать популярным, можно ли на этом заработать и почему инстаблогера украшает скромность

SaraBara продают свои изделия через бутики и интернет-магазины, в том числе крупнейшие в России — Wildberries и Mamsy.

— Поначалу мы отслеживали судьбу всех покупок, мониторили отзывы на товар. Читали в комментариях «Получила конверт на выписку новорожденных, он великолепен!» Каждый такой отзыв был для нас событием. Мы неслись друг к другу с радостным криком «Урааа!» через весь цех, — рассказывает Марина.

Сейчас в их клиентской сети Москва, Санкт-Петербург, Смоленск, Астрахань, Сочи, Махачкала, Грозный. После продажи первой партии девушки заработали первый миллион.

— Можно сказать, мы просто стучимся в двери. Приходим в бутики и показываем наш товар. Качество пряжи, наполнителей, элементы, сделанные вручную, и оригинальный дизайн — то, что заставляет их сказать нам свое «да» и просить привозить товар еще, — говорит Земфира.

Мы ни разу не сталкивались с трудностями из-за некогда негативного имиджа Кавказа. Никаких стереотипов! Это в прошлом. И партнеры, и покупатели оценивают нас только по качеству работы, — говорит Марина.

Вязаные императрицы

Девушки придумали приделать к шапкам ободки, напоминающие короны. Случайная задумка с символом власти и превосходства на Кавказе многим понравилась и привлекла новых покупателей.

— Однажды, глядя на золотую нить, которая была в числе недавних покупок, подумала, почему бы не связать из нее корону и не соединить это нарядное украшение с обычной шапкой? В результате модель стала одной из самых популярных в этом зимнем сезоне, был настоящий ажиотаж. Все блестящее здесь — тренд. Согласитесь, нельзя пройти мимо такой шапки и не заметить ее, — говорит Марина.

Повторили успех шапок и вязанные платки с углом, украшенным стразами. Попытка вернуть в моду любимый головной убор бабушек, хоть и осовремененный, — смелый шаг в регионе, где многие годы считалось классикой сочетание атласного платка с норковой шубой.

— С запуском этой линии аксессуаров удалось доказать, что тепло и красиво одновременно — бывает, — говорят девушки.

С ДНК определились

Теперь, когда тест на жизнеспособность предприятия пройден, Земфира и Марина живут планами на будущее, мечтают о расширении производства. Большую часть дохода они откладывают на увеличение мощностей, покупку оборудования. Объемы производства еще невелики, и девушки экономят на штате — приходится самим быть мастерами на все руки, чтобы справляться с растущей нагрузкой и потоком заказов.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
Связано на Кавказе
Для одной пары варежек требуется около 400 метров пряжи и месяцы работы. О том, какой путь проходит руно, прежде чем согреть нас зимой, — в инфографике «Это Кавказ»

Мастерицы признаются: иногда просто не хватает сил. Хотелось бы нанять постоянных работников, разгрузить себя для разработки эскизов, административной работы и мыслей, как конкурировать с Китаем.

— Пока нам это удается, несмотря на то что наш товар стоит дороже. Люди готовы платить чуть больше за изделия достойного качества. Иногда назначаем цену и переживаем, что вещь не удастся продать, но покупатель всегда находится, в том числе на хендмейд, который дешевым быть просто не может, — говорит Марина.

В планах — расширить ассортимент, выпустить молодежную коллекцию, где будут не только головные уборы, шарфы и варежки, но и одежда. Девушки хотят выйти на европейский рынок, в частности в Чехию. Но говорят, нет времени на волокиту с документами — море заказов из России.

— Главное, чего мы добились — у нашего бренда уже есть свой ДНК. Нас узнают. И это самое важное.

Мадина Хапаева

Рубрики

О ПРОЕКТЕ

«Первые лица Кавказа» — специальный проект портала «Это Кавказ» и информационного агентства ТАСС. В интервью с видными представителями региона — руководителями органов власти, главами крупнейших корпораций и компаний, лидерами общественного мнения, со всеми, кто действительно первый в своем деле, — мы говорим о главном: о жизни, о ценностях, о мыслях, о чувствах — обо всем, что не попадает в официальные отчеты, о самом личном и сокровенном.

СМОТРИТЕ ТАКЖЕ

Кроссфит по-грозненски: как чеченские девушки разрушают стереотипы

Они поднимают штанги так же легко и непринужденно, как работают, занимаются домом, воспитывают детей. Новые чеченки — удивительное сочетание традиционного воспитания и стремления к независимости
В других СМИ
Еженедельная
рассылка