{{$root.pageTitleShort}}

Граница из одуванчиков

Здесь не видно классических пограничных столбов, нет колючей проволоки. Но перейти государственную границу незамеченным невозможно. Кто и что стоит на страже южных рубежей России?
1178

Среди желтых одуванчиков и зеленой травы лежит детский велосипед, на игровой площадке брошены разноцветные мячи, в палисаднике перед офицерским домом сажает цветы молодая женщина. Рядом в коляске спит младенец. Тишина. Мы — на закрытой территории военного городка Урикау в Северной Осетии.

— У нас не всегда так тихо, — смеется Марина, первая встретившаяся нам обитательница погранзаставы. — Просто дети на тихий час ушли, а их папы еще вечерний волейбольный баттл не начали.

Марина нигде не работает, потому что у нее трое маленьких детей. О себе говорит так: «Просто жена».

— Наши двое младших — «местные», родились уже здесь. И я не одна такая, почти все военнослужащие женаты, у большинства — два-три малыша. Наверное, здесь воздух способствует «повышению» демографии, — смеется она. — А если серьезно, то здесь рай для детей. Воздух, продукты натуральные. В поселке садик и школа. Что еще надо? Поэтому мы такая многодетная застава, только с начала года восемь детей родились.

{{current+1}} / {{count}}

Заставе Урикау уже 12 лет. За это время здесь родилось много детей, у которых родители из Сибири или Центральной России (по личным делам можно географию России изучать), но для которых родина — Куртатинское ущелье в Северной Осетии. Местом рождения маленьких горцев и горянок из семей пограничников поначалу был соседний курортный поселок Фиагдон, где их родители снимали квартиры, но в прошлом году в Урикау сдали последний 60-квартирный дом, и теперь уже все живут за «крепостной стеной».

А по вечерам — кино и шоппинг

— Пограничники всегда при исполнении, 24 часа в сутки, это особенность нашей службы, — это нас встречает в служебных помещениях начальник заставы Валерий Полянский.

Служебные помещения — это не унылые коридоры и кабинеты, это скорее что-то вроде современных штатских офисов. Скромные, но уютные офисы, в меру «захламленные» бумагами и документами. Удобные кресла со столиками, где можно попить чаю. Компьютеры, оргтехника. Информационные доски, конечно же: фотографии, поздравления. Комнаты для занятий. Большая светлая столовая.

{{current+1}} / {{count}}

«Всегда при исполнении» — это чистая правда, граница охраняется круглые сутки, распорядок дня строгий: наряд, хозяйственная работа, учеба. Но выходы за пределы воинской части здесь — обычное дело.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
Владикавказ: casual, фьюжн и побольше цвета

— Мы здесь в свободное время все исторические места обследовали, сами можем экскурсии водить, — говорит Полянский. — В монастырь на службы можем пойти — здесь, в Фиагдоне, самый высокогорный монастырь России находится. Очень ребята и рыбалку уважают, в местной речке форель вкусная водится. А те, кто из грибных мест, по грибы ходят. Местные жители, кстати, не особо «грибачат».

Выход во внешний мир, конечно, только с разрешения командира, причем ставить командира в известность о таких «вылазках» должны и члены семьи военнослужащего.

— Вечером или в выходные ребята, конечно, выходят в поселок, могут и во Владикавказ съездить, в кино или на шопинг, минут 40 же дорога занимает. Но они всегда должны быть готовы вернуться и заступить на охрану границы.

Почетные пограничники Гретхен и Шерри

— Конечно, за последние годы на вооружение пограничников поступило достаточно современных технических средств охраны границы, но, как показывает практика, иногда даже новейшие техника и аппаратура не могут заменить подготовленных служебных животных, — рассказывает один из пограничников.

{{current+1}} / {{count}}

Только собака может взять след нарушителя спустя сутки. Только собака может настолько эффективно находить наркотики, взрывчатку, оружие, боеприпасы. А служебные лошади, выдерживающие длительные горные переходы, используются пограничными нарядами на труднодоступных участках, где транспорт просто не проедет.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
Беречь овец, давить волков
Кавказские овчарки не служат — они просто делают свое дело. Что в крови у волкодавов? Есть ли у собак человеческие качества? Кому нужны собачьи бои? Слово — заводчику бойцовых псов

У собак свои занятия — все они проходят общий «курс послушания», прежде чем начать службу. Сейчас на заставе одна новенькая — четырехмесячная немецкая овчарка Гретхен (да-да, российскую границу на Кавказе охраняют не кавказские овчарки, а немецкие). Она должна сменить овчарку Шерри, которая служит уже 8 лет.

— Заберу ее себе, — говорит лучший кинолог погрануправления Вячеслав Шумилов. — Я ее щенком учил, она у нас рекордсмен, выполняет команды на 700 баллов из 700!

Ну, и лошади. Кавалерийские отряды по-прежнему востребованы. Правда, если собаки есть на каждой заставе осетинского участка границы, то кавалерия — только в Куртатинском ущелье. Лошадей для этой заставы привозят из специальных центров подготовки. Порода — черкесская, эти лошади приспособлены к горам, в отличие от длинноногих пород.

Но главное отличие лошадей-пограничников (как и собак, кстати) от обычных животных тех же пород: они не боятся стрельбы. Их специально берут с собой на учения, чтобы привыкали. Пограничники шутливо говорят про еще одну особенность своих четвероногих коллег.

— У наших животных «дедовщина». Они за едой по старшинству подходят.

Как случайно не уйти в Грузию

С туристами у пограничников отношения по большей части добрые, но не всегда. Особенно с иностранцами. Все помнят недавнюю историю с молодой американкой Обри Мишель Аллен, которая приехала к любимому мужчине в Осетию и была выслана из России за нарушение пограничного режима.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
Любовь без границ
Из Северной Осетии выдворяют влюбленную американку. Девушка приехала в Россию, чтобы выйти замуж за молодого полицейского, и столкнулась с суровым пограничным режимом

Прежде чем ехать в Куртатинское ущелье, любому иностранцу нужно получить на это разрешение. А выше в горах начинается зона, куда и российские граждане могут попасть только по специальному пропуску. Начальник заставы говорит, что процедура получения разрешений несложная.

— Для этого надо обратиться в пограничное управление и предоставить паспорт. Разрешения выдаются десятками в туристический сезон. Но если разрешения нет, это уже административное нарушение, которое влечет штраф в размере 2000 рублей. География нарушителей у нас обширная: англичане, немцы, французы, поляки. Жители соседних стран. Они заезжают через Ларс и сразу в горы, а здесь мы их уже встречаем.

Разобраться, где погранзона, а где нет, помогают расставленные здесь информационные щиты.

— Современные границы уже не оборудуют пограничными столбами, как в кино показывают, — говорит начальник заставы. — Колючая проволока осталась только на старых участках границы, где-нибудь на дальневосточных рубежах. Это был войсковой метод охраны границы. Сегодня охранять границу можно и по-другому, альтернативными методами. Мы знаем, где граница проходит, патрулируем и контролируем.

В 2015 году на североосетинском участке границы и приграничной территории задержаны более 1500 нарушителей пограничного режима, в том числе свыше 100 находящихся в федеральном розыске. Пресечено несколько каналов незаконной миграции, что предотвратило въезд около 6000 иностранных граждан, которым пребывание в России запрещено за нарушение миграционного законодательства. Пресечено более 40 попыток выезда молодежи в зоны конфликтов на Ближнем Востоке, в том числе в Сирию.

В пограничной зоне высоко в горах расположен Хилак — источник популярной в Осетии минеральной воды. Местные жители рассказывают, что от Хилака можно через одно ущелье перейти к Рокскому тоннелю в Южную Осетию, а через другое — в Грузию. Но пограничники уверены, что так просто «водички попить и в Грузию прогуляться» не получится.

— Вас туда не пустят, но даже если обойти, там до границы еще идти и идти, вас зафиксирует тревожная группа и задержит. У нас собачки работают на задержание, — предупреждает Полянский. — Хотя разные случаи бывают. Как-то в 100 метрах от заставы задержали поляка — ехал себе на велосипеде рано утром, на рассвете.

Суббота начинается в пятницу

— Очень рады такому соседству, — говорит местный житель по имени Аслан. — Во-первых, спокойнее жить, когда рядом военные, во-вторых, заставу построили на месте развалин, которые остались от шахтерского производства, которого давно нет. Пограничники все вокруг облагородили, красиво все построено.

Местные жители не просто соседствуют с пограничниками, многие из них и сами в каком-то смысле пограничники: записываются в народные дружины, помогают выявлять нарушителей пограничного режима. Таких здесь три десятка.

— Дружим с местным населением, без них никуда, — говорит начальник заставы Полянский.

28 мая весь личный состав, естественно, отпразднует День пограничника. В столовой, конечно же, будут осетинские пироги. В утвержденном меню их нет, но повар часто балует «своих ребят», как она их называет, любимыми осетинскими блюдами.

Наверняка будут праздновать вместе с местными жителями — теми же дружинниками, для них это тоже праздник.

Первое же официальное поздравление прозвучит уже накануне, в 20:00 пятницы: пограничные сутки начинаются вечером — когда сменяются наряды, заступающие на охрану границы.

Фото: Анна Кабисова

Мадина Сагеева

Рубрики

О ПРОЕКТЕ

«Первые лица Кавказа» — специальный проект портала «Это Кавказ» и информационного агентства ТАСС. В интервью с видными представителями региона — руководителями органов власти, главами крупнейших корпораций и компаний, лидерами общественного мнения, со всеми, кто действительно первый в своем деле, — мы говорим о главном: о жизни, о ценностях, о мыслях, о чувствах — обо всем, что не попадает в официальные отчеты, о самом личном и сокровенном.

СМОТРИТЕ ТАКЖЕ

«Я сам учитель и прекрасно знаю, что и как делается… но камень в учителей не брошу»

Выпускники на Кавказе в этом году поставили медальные рекорды: в некоторых регионах отличился каждый пятый школьник. О цене и ценности высоких отметок поговорили с заслуженным учителем Дагестана
В других СМИ
Еженедельная
рассылка