{{$root.pageTitleShort}}

Почтальон Ваня

У него нет удостоверения работника почты, зато есть велосипед, ключи от всех домофонов района и карта, которой позавидует любой дрон
1612

10 километров — такое расстояние каждый день Иван Черемных проходит, разнося почту по участку. Сейчас у него каникулы, последние без ЕГЭ и сессий. Он окончил десятый класс и решил немного подзаработать летом — пришел в почтовое отделение, и его приняли.

Смерть бумаги, торжество AliExpress

Иван Черемных

Пойти в почтальоны Ивану посоветовала его мать, директор лицея в Ставрополе. Работа не тяжелая, не то что на стройке. В чем-то даже кинематографичная.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
Чеченский почтальон
Она не боится встретить медведя в лесу и не устает, прошагав 10 километров по горам. Одна печаль — слишком быстро стираются каблуки

Почтовое отделение № 1, где работает Ваня, расположено на улице Октябрьской, наверное одной из самых зеленых в городе. Совсем недалеко Члинский лес. В основном это частный сектор, но есть и многоэтажные дома, подступающие вплотную к лесному массиву.

Стереотип, что почтальоны работают с раннего утра, оказался неверным. Как и большинство трудового населения, они приходят к девяти часам. Рабочий день у Ивана начинается с сортировки свежей корреспонденции. Ее приносят в больших пластиковых ящиках. Над рабочим столом ячейки с номерами многоквартирных домов. Каждая из них завалена посылками из Китая — именно с ними чаще имеет дело современный почтальон. Сбоку на стене длинный список газет и журналов. Редкое издание выписывают больше двух-трех человек. Печатные версии уже не актуальны.

— Сегодня совсем немного работы. Мелкие отправления раздают почтальонам, мы их сами разносим, а крупные оператор забирает, но дает извещения, которые нужно разнести по адресам. Самый трудный день — когда приходит много журналов, газет (иногда и такое случается) или платежек за коммунальные услуги, — говорит Ваня, сортируя корреспонденцию. Есть у него для этого специальная тетрадь — ходовик. Там отмечается, на какой адрес пришла периодика.

— А бывают письма «на деревню дедушке», как в знаменитом рассказе?

— Да, порой указывают только имя. И тогда мы делаем возврат. Но если знаем человека и уверены, что это ему, то тогда относим, — говорит Иван.

Сейчас он на равных среди других сотрудников, но вначале пришлось поучиться. Как рассказывает начальник отделения почтовой связи № 1 Анна Данилюк, Черемных первым среди подростков пришел искать работу в этом году.

— Иван пришел к нам сам и спросил, есть ли вакансия. Мы отправили его в учебно-подготовительную группу, где набирают персонал на три летних месяца для замены почтальонов, которые уходят в отпуска. В итоге он к нам и вернулся, уже в должности сотрудника.

В отделении второй год принимают сменных почтальонов, и всегда это школьники на каникулах. Взрослые не хотят устраиваться на три месяца, а для подростков это отличный шанс подзаработать.

— Ваня нас устраивает, хорошо относится к своим обязанностям, жалоб на него нет. Перспектива отработать все три месяца у него хорошая. Влился в коллектив, всем помогает, — говорит Анна Данилюк.

Почта на колесах

Испытательный срок и стажировка у Вани длились две недели. За это время его познакомили с особенностями «внутренней кухни», объяснили, как принимать и сортировать письма, общаться с людьми, выдали связку ключей от всех домофонов на участке. Есть у него и карта-путеводитель со стрелками. Если следовать ее указаниям, вверенный участок удастся пройти максимально быстро.

— Обычно я разношу почту сначала по частному сектору. Проезжаю адреса на велосипеде, — говорит он, когда мы выходим на улицу. Удостоверения почтальона у него нет, но на рабочей сумке приклеена надпись «Почта России» с адресом участка.

— Прямо как в американских фильмах, когда почтальон бросает скрученную газету на порог дома.

— По сути, так и есть. Подъехал, забросил письмо и покатил дальше. Как расправлюсь с частным сектором, оставляю на работе велосипед и иду по многоквартирным домам. Там с великом неудобно. Каждый раз с него слезать, пристегивать и идти в подъезд — это отнимает много времени.

На вопрос, хочет ли он стать почтальоном, Иван улыбается и сразу же говорит «нет». Но с будущей профессией он еще не определился. Мама считает, что этим летом «вопрос нужно решить». В одном Ваня сейчас уверен: гуманитарием он быть не хочет, мечтает освоить техническую профессию.

Про зарплату Иван говорит сразу и без смущения — обещали около восьми тысяч в месяц. Но тут же признается, что денег пока не получал. Скоро должны прийти первые.

— На что потратишь деньги?

— Мы с братом хотим накопить и купить компьютерную приставку.

— Playstation 4?

— Не, Xbox One.

По улице Иван идет уверенно, знает каждый поворот и тропинку. В день он проходит около 10 километров. В первый раз преодолеть такое расстояние было нелегко.

— Я тогда кучу времени потратил, чтобы найти нужные адреса. Многие дома не подписаны, нумерация непоследовательная. Ходил туда-сюда и сильно вымотался. Вечером думал, что с меня хватит, не буду работать. Но потом понял, что дальше-то будет легче и сдаваться не стоит.

К счастью, с выносливостью у Вани проблем нет. Во время учебы он занимается тхэквондо, а летом секция переезжает на сборы в другой город. Ваня не поехал, поэтому работа почтальона — еще и своеобразная замена тренировкам. Тем более что в боевой технике тхэквондо используются ноги, что весьма уместно в этой профессии.

Нехорошая квартира и детские страхи

За месяц работы у Ивана выработался профессиональный навык: каждый дом, будь то многоэтажка или частный сектор, он оценивает с точки зрения того, как лучше доставить почту: есть на двери или здании номер дома, висит ли почтовый ящик, удастся ли попасть во двор, или же его стережет собака. Есть у Ивана и самый нелюбимый дом. С ним получился практически фильм ужасов.

— Мне надо было отнести туда письмо. Снаружи он обшарпанный, а рядом с домом лежал пьяный мужчина. Внутри темно, мухи летают. Когда я подошел к нужной двери, из-за нее доносились странные звуки. Я быстро оставил конверт и поспешил на улицу.

Потом этот дом приснился Ване в жутком сне. Мы решили сходить к тому месту, чтобы развеять страхи. Доставлять почту туда не требовалось, но мы сделали крюк.

Расположение дома оказалось интересным — на стыке между частным сектором и многоэтажками. Постройки на нескольких хозяев, которые значатся под одним адресом. Узкие улочки, на небольших клочках земли жильцы выращивают цветы. Нас встречает девочка лет пяти в больших туфлях, которые ей будут впору лет через десять. Она заливисто смеется, а женщина, судя по всему ее мать, фотографирует ребенка на телефон. Увидев нас, девчушка засмущалась и убежала в дом, несмотря на уговоры мамы.

Рядом мальчишка катался на качелях и звонко что-то выкрикивал. Когда мы прошли рядом, сразу же осекся и пристально в нас вгляделся. Видно, что посторонние редко проходят по этому двору.

«Страшный» дом, как назвал его Иван, стоял в строительных лесах, так что узкая дорожка к подъезду стала еще уже. Лестница внутри оказалась деревянной, и каждый шаг отдавался громким скрипом. И ни намека на освещение. После яркого солнца идти приходится на ощупь. Неудивительно, что здание напугало 16-летнего подростка.

Проведя внутри для приличия около минуты, мы поспешили наружу. Оставалось всего несколько адресов.

Человек вместо дрона

— Кажется, у меня новый рекорд, — говорит Иван. — Так быстро я почту еще не разносил.

— Как думаешь, может, в скором времени дроны будут делать твою работу?

Но Ваня качает головой, он уверен, что этого в ближайшем будущем не произойдет. На каждый адрес у работника почты небольшое досье. В нем — как открыть дверь, попасть к почтовому ящику или где лучше оставить корреспонденцию. Одна пенсионерка всякий раз просит Ваню заносить газету внутрь частного двора, а не бросать в почтовый ящик, чтобы не помять.

— Всего этого дроны не умеют. Тут нужен подход в каждом конкретном случае. К тому же недавно испытали первый квадрокоптер почты. Вы знаете, что с ним случилось, — говорит он, имея в виду случай в Улан-Удэ в апреле этого года, когда первый дрон-почтальон спустя несколько секунд после старта феерично влетел в стену соседнего здания.

— Значит, люди до сих пор пишут письма друг другу?

— За все время мне попалась только одна открытка, которую внучка с востока страны написала своей бабушке.

— Тогда что такое сейчас почтовые оправления?

— Журналы, газеты, письма из компании в компанию, штрафы, уведомления из налоговой или из пенсионного фонда, извещения на посылку.

— А самому тебе приходилось писать письма — вот так, на бумаге?

— Нет, ни разу не писал.

Роман Цатуров

Рубрики

О ПРОЕКТЕ

«Первые лица Кавказа» — специальный проект портала «Это Кавказ» и информационного агентства ТАСС. В интервью с видными представителями региона — руководителями органов власти, главами крупнейших корпораций и компаний, лидерами общественного мнения, со всеми, кто действительно первый в своем деле, — мы говорим о главном: о жизни, о ценностях, о мыслях, о чувствах — обо всем, что не попадает в официальные отчеты, о самом личном и сокровенном.

СМОТРИТЕ ТАКЖЕ
В других СМИ
Еженедельная
рассылка