{{$root.pageTitleShort}}

Усталость от металла: Северная Осетия намерена избавиться от крупнейшего завода

Как владикавказский «Электроцинк» стал большой проблемой республики, почему его хотят закрыть и почему это так непросто
1738

Североосетинские депутаты проголосовали за закрытие крупнейшего промышленного предприятия республики «Электроцинк». Вопрос на очередном заседании парламента был сформулирован именно так — как было объявлено, для себя и для жителей республики. Парламентарии также намерены направить обращение к федеральным властям с просьбой навсегда остановить работу предприятия в Северной Осетии.

Очередную волну протестов против работы «Электроцинка» спровоцировал произошедший на предприятии 21 октября пожар. Несколько сотен горожан вышли в центр Владикавказа с требованием навсегда закрыть завод. Напряженная ситуация вокруг него длится уже не первый год. Горожане жалуются на заводские выбросы и ухудшение здоровья, однако на заводе и в контролирующих ведомствах заявляют, что опасности для экологии и людей нет.

Почему люди боятся «Электроцинка»?

Пожар на заводе «Электроцинк», 21 октября 2018 года

Что такое «Электроцинк»?

В 1853 году в трех десятках километров от Владикавказа, в селении Алагир, бельгийские предприниматели построили крупный цех по переработке руды, которую добывали в горных Садоне и Мизуре. Завод, который сейчас называется «Электроцинк», дал первую продукцию в 1905 году и принадлежал все тем же бельгийским концессионерам. После революции он стал называться «Кавцинк», а в 1934 году на заводе впервые в СССР получили электролитный цинк. Тогда же завод был переименован в «Электроцинк».

Во время Великой Отечественной войны из произведенного на «Электроцинке» свинца отливалась каждая пятая пуля для Красной Армии. Однако к концу 80-х годов ресурс свинцовых шахт Садона и Мизура был исчерпан, и завод перешел на привозное сырье, занявшись в основном переработкой свинцового лома, который попадал во Владикавказ практически со всего мира.

В 2003 году владельцем «Электроцинка», занимающего более 70 гектаров в северо-восточной части Владикавказа, стал холдинг «Уральская горно-металлургическая компания» (УГМК). Сейчас на заводе производят цинк, кадмий, серную кислоту, цинк-алюминиевые сплавы. Производство свинца прекратили в сентябре 2016 года.

Завод «Электроцинк», 1974 год

Почему люди против?

Протесты против «Электроцинка» стали массовыми в 2009 году, когда на предприятии случился очередной выброс. Тогда на площадь перед Домом правительства Северной Осетии вышло около тысячи владикавказцев, требуя остановить производство. В результате появилось соглашение между руководством республики и «Электроцинком» о том, что завод займется экологическим вопросом и установит очистное оборудование. Через пару лет завод отчитался, что это сделано, и лаборатории сообщили о нормализации экологической ситуации, заявляя, что в воздухе не фиксируется превышения содержания тяжелых металлов. Однако жители Владикавказа этому не поверили, в том числе потому что лаборатории финансировались заводом. Люди продолжали жаловаться на затрудненное дыхание и металлический привкус во рту.

Несколько ученых выступили с заявлением, что отходы «Электроцинка» становятся причиной онкологических заболеваний. Минздрав Северной Осетии, в свою очередь, не раз заявлял, что по количеству пациентов со злокачественными образованиями республика входит в десятку самых благополучных регионов России.

Пожар на «Электроцинке» произошел в ночь на 21 октября. По предварительной информации причиной стало короткое замыкание в электролитном цехе, от чего загорелись потолочные перекрытия. Буквально за несколько минут площадь пожара достигла 1,5 тысячи квадратных метров. Прибывшие пожарные расчеты пытались справиться с огнем, но, несмотря на их усилия, к утру огонь бушевал почти на 5 км². От огромной температуры обрушилась стена завода, накрыв троих пожарных. Один из них, Александр Ермаков, погиб. Потушить пожар удалось лишь к 15:00, когда в Осетию прибыл пожарный поезд из Кабардино-Балкарии.

После пожара депутат парламента Северной Осетии и главный тренер сборной России по вольной борьбе Дзамболат Тедеев, не раз выступавший с резкой критикой деятельности завода, предоставил прессе результаты независимого исследования последствий деятельности «Электроцинка». В исследовании сертифицированной петербургской компании OOO «Центр экспертиз и изысканий» содержатся данные о значительном превышении содержания в почве Владикавказа свинца, кадмия и мышьяка. На прилегающих к заводу территориях согласно его документам содержание кадмия в растениях превышает норму более чем в 100 раз, а свинца — в 20 раз, тогда как превышение этих показателей в пять раз приравнивается к экологической катастрофе.

Кроме того, большинство производственных мощностей завода, по мнению владикавказцев, устарело. Деятельность завода в этом направлении в течение последних 15 лет они считают недостаточной. Завод же сообщает о планах по замене оборудования: в 2018—2022 годах на предприятии планируют потратить на техперевооружение 10 миллиардов рублей. На заводе заявляют, что это позволит в том числе повысить «уровень санитарного благополучия» в республике.

Ситуацию осложняет и то, что санитарной зоны вокруг завода — она должна быть не менее одного километра — нет. Когда он строился, никто не знал, что Владикавказ разрастется настолько, что металлургическое предприятие окажется практически в его центре, и расстояние до ближайших жилых домов не будет превышать пары десятков метров.

Почему не перенести завод?

О переносе завода впервые заговорили в конце 2015 года. Тогдашний премьер-министр Вячеслав Битаров в радиоэфире заявил, что глава республики Тамерлан Агузаров собирается переносить завод из Северной Осетии. Куда именно, не говорилось. Став исполняющим обязанности главы Северной Осетии, Битаров подтвердил это намерение, объяснив, что для начала закроется свинцовое производство, а процесс закрытия всего завода затянется на пять лет. Однако каким образом это возможно сделать, не разъяснялось.

Электролитный цех завода, 2016 год

Помимо производства на территории завода хранится несколько миллионов тонн вредных отходов — клинкера, накопившегося за десятки лет функционирования «Электроцинка». Уничтожение этих отходов — одно из главных требований к холдингу УГМК, однако на это нужны средства, по некоторым оценкам сопоставимые со стоимостью завода. В случае ухода холдинга из республики и сворачивания работы предприятия останется вопрос, что делать с клинкером. Известно, что «Электроцинк» постепенно избавляется от него, но процесс может затянуться как минимум на 50 лет.

Против переноса или закрытия предприятия есть и экономические доводы. «Электроцинк» — одно из ведущих предприятий цветной металлургии России и крупнейшее промышленное предприятие-налогоплательщик в регионе. Выручка «Электроцинка» в 2017 году, согласно отчетности завода, составила 4,9 миллиарда рублей, чистая прибыль — 197,7 миллиона. В этом же году предприятие перечислило в бюджет 956,4 миллиона рублей налогов, 329,9 миллиона рублей из них — в бюджеты Владикавказа и республики. На предприятии работает около 1800 человек. В прошлом году их средняя зарплата составила 41 155 рублей — это значительно выше, чем в целом по республике.

«Скорейшее решение вопроса»

Пожар в электролизном цехе вновь всколыхнул старую проблему. Столб дыма, который было видно далеко за пределами Владикавказа, стал причиной паники — люди начали массово покидать город. А часть горожан отправилась на площадь Свободы перед домом республиканского правительства с требованием закрыть «Электроцинк» навсегда. Лидеры фракций «Справедливая Россия» и «Единая Россия» регионального парламента Гарий Кучиев и Тимур Ортабаев пообещали им поднять вопрос о закрытии «Электроцинка» на очередном заседании депутатов.

Вечером к протестующим вышел глава Северной Осетии Вячеслав Битаров. Разговор с главой республики получился немного нервным, но доброжелательным. Вячеслав Битаров пообещал, что если депутаты не примут решения о закрытии завода, он встанет рядом с протестующими. Неизвестно, откуда появились три пирога и осетинское пиво — митингующие вместе с руководством республики и Владикавказа подняли тост за взаимопонимание и скорейшее решение вопроса по «Электроцинку». После этого люди ушли с площади, договорившись, что вернутся в случае, если парламент не примет решение о закрытии завода.

Глава Северной Осетии Вячеслав Битаров (слева) разговаривает с жителями Владикавказа на площади Свободы 21 октября 2018 года

Сегодня это решение было принято единогласно. Правда, не ясно, повлияет ли оно на ситуацию. Председатель Конституционного суда Северной Осетии Станислав Кесаев ранее заявил, что вопрос закрытия завода не входит в компетенцию парламента республики — это должна быть добрая воля собственника либо решение суда. Депутаты также решили обратиться к федеральным властям за поддержкой в деле закрытия «Электроцинка».

Пока работа завода приостановлена. Сразу после пожара гендиректор «Электроцинка» Игорь Ходыко сказал, что на восстановление электролитного цеха потребуется два месяца. Позже в пресс-службе предприятия заявили, что оно будет бездействовать минимум шесть-восемь месяцев.

Заур Фарниев

Рубрики

О ПРОЕКТЕ

«Первые лица Кавказа» — специальный проект портала «Это Кавказ» и информационного агентства ТАСС. В интервью с видными представителями региона — руководителями органов власти, главами крупнейших корпораций и компаний, лидерами общественного мнения, со всеми, кто действительно первый в своем деле, — мы говорим о главном: о жизни, о ценностях, о мыслях, о чувствах — обо всем, что не попадает в официальные отчеты, о самом личном и сокровенном.

СМОТРИТЕ ТАКЖЕ
В других СМИ
Еженедельная
рассылка