{{$root.pageTitleShort}}

Орех или решка: в Северной Осетии обнаружили выгодный бизнес у себя «под ногами»

Как несколько предпринимателей решили устроить «ореховую революцию» и уже прокладывают осетинскому фундуку путь в итальянский шоколад
12005

Виднеющиеся возле частных домов ореховые деревья — обычный пейзаж для осетинских сел, да и городов, где у многих грецкий орех или лещина растут на огородах и в палисадниках. Пять лет назад четверо местных предпринимателей поняли: у них под носом идея для выгодного бизнеса. Россия закупает фундук за границей, а нехватка этого плода в Европе — около 100 тысяч тонн в год. Бизнесмены решили поставить производство дефицитного плода на поток — и всерьез планируют выйти на мировой рынок. Возможно, уже через пару лет конфеты Ferrero Rocher станут выпускать с осетинскими орехами.

Золото «под ногами»

Дорога от Владикавказа до небольшого селения Чикола занимает чуть больше часа. Здесь на 85 гектарах раскинулась плантация итальянского фундука — единственная в республике. В следующем году в планах учредителей хозяйства «Елети Альба» засадить еще 50 гектаров, а весь проект рассчитан на 1000 гектаров.

— Мы поняли, что у кукурузы, повсеместно растущей в Осетии, туманное будущее: большинство спиртзаводов закрыто, есть проблема сбыта, — рассказывает генеральный директор фирмы Алан Гетоев. — И решили заняться другой культурой.

Казбек Марзоев, замминистра сельского хозяйства Северной Осетии:

— Ореховая культура считается одной из самых доходных в сельском хозяйстве. На восьмой год чистая прибыль от сада фундука с одного гектара при профессиональном подходе к делу составляет порядка 9−10 тысяч евро, а начиная с десятого — 15 тысяч евро. Для фермера в Северной Осетии это максимально выгодное использование земли в предгорной или лесостепной зонах. Однако многие боятся долгих инвестиций, хотя четыре года — не такой большой срок. Хозяйство «Елети Альба» пока единственное в республике, где профессионально занимаются ореховой культурой. Но, судя по заинтересованности сельхозтоваропроизводителей, появятся еще. Есть фермеры, планирующие отдать под орех 50−100 гектаров земли, и Минсельхоз республики намерен их поддерживать.

Гетоев и его партнеры стали изучать рынок и увидели, что орехоплодные в большом дефиците не только на российском, но и на мировом рынке. Так как фундук более неприхотливое растение по сравнению с грецким орехом, выбор пал на него.

— Подумали, а почему бы и нет?

У «Елети Альба» пять учредителей, один из них итальянец Элио Рессия — «фундучный гуру». Он влюбился в Россию и в Северную Осетию с первого приезда и даже гордится, что родился в один день с Владимиром Путиным. Рессия — главный агроном и консультант хозяйства, среди местных жителей опытных специалистов в области фундуководства, несмотря на то что орехоплодные в регионе довольно распространены, так и не нашлось. Во дворе у самого Алана Гетоева растет четырехметровое дерево фундука, посаженное его дедом тридцать лет назад, и каждый год семья собирает богатый урожай.

— Считал его очень вкусным, — говорит Алан, — но оказалось, что дедовский фундук значительно уступает по вкусовым качествам сорту, который мы выращиваем сегодня.

Информацию о сортах искали в интернете. Сначала ориентировались на опыт Турции, основного поставщика орехов на мировой рынок, потом — на Грузию, Крым, но в итоге поняли: самый качественный фундук — итальянский. Поэтому будущие создатели «Елети Альба» полетели в Италию перенимать опыт. Там и познакомились с Элио Рессия, согласившимся помочь.

Дальше были два года подготовительных работ: итальянцы приезжали в Осетию, изучали климат, отбирали почву на анализ. Сделали вывод: условия для выращивания фундука идеальные.

— Итальянцы очень удивились, что у нас повсеместно выращивается кукуруза, спрашивали: «Куда такое количество?» Когда узнавали, что для спиртзаводов, прямо говорили: «Вы сами себя губите». И показывали на растущий повсеместно фундук и грецкий орех: «У вас золото под ногами, а вы этого даже не замечаете».

Алан Гетоев

100 римских килограммов

Где заканчивается ореховая плантация, увидеть невозможно. Стройные ряды метровых саженцев расположены на равном расстоянии друг от друга. Аккуратное соседство не случайно — так комбайн для сбора орехов будет иметь возможность маневрировать. Сорт «Римский», на котором остановились фермеры, — выпадающий. И это его преимущество: свойство урожая падать на землю делает возможным его механизированный сбор.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
«Хочу персик вон с того дерева!»
Как владелец фруктового сада в дагестанском селе сделал его модным туристическим местом

— Другие сорта надо собирать с дерева, на что уходит больше времени и средств. Мы планируем приобрести комбайн, к тому времени у нас, надеюсь, уже будет 250 гектаров фундука, — говорит Алан, поднимая с земли несколько орехов. — Время сбора ограничено: от первого орешка до последнего — две недели. Нужно успеть все собрать, иначе фундук станет болеть, появятся афлатоксины — ядовитые вещества, которые образуются из-за грибка. Механизированный труд позволяет снять урожай быстро и не допустить этого.

Современную технику здесь уже использовали, когда готовили почву, землю разрыхлили на метр в глубину, чтобы корневая система растений свободно развивалась, дышала, а осадки уходили на глубину — так остается резерв на случаи засухи. Однако без ручного труда предприятие обойтись не может. В сезон оно задействует около 50 человек для обработки почвы вокруг растений. Трудодень стоит чуть больше 1000 рублей. Помимо местных жителей привлекают рабочих из других районов республики и соседних регионов.

Куст фундука приносит полноценный урожай через четыре года после посадки. Растениям на плантации «Елети Альба» — два. В этом году на урожай здесь не рассчитывали, но в итоге собрали 100 килограммов плодов: до десяти орешков с каждого куста. Фермеры уверяют, что в Италии не могут похвастать таким результатом. При этом ореховые деревья в Северной Осетии дали урожай раньше, чем на Апеннинском полуострове: кавказский климат оказался растениям по вкусу. В республике с каждым годом становится теплее, говорят на предприятии, и это на руку начинающим ореховодам.

Одними благоприятными климатическими условиями, разумеется, не обошлось — важную роль сыграла правильная организация сада. По его периметру высажены деревья, отличающиеся от основной массы: сережек на их ветвях гораздо больше.

— Это опылители, — объясняет Алан Гетоев, — фундук — самоопыляемое растение. Их специально высадили по краям, чтобы во время ветров в марте-апреле пыльца с их сережек попадала на остальные деревья. Мы изучали розу ветров, наблюдали, записывали в какое время и в каком направлении дует ветер и, опираясь на эти данные, рассадили опылители. Небольшой урожай, который удалось собрать в нынешнем году, показал, что расчет оказался правильным.

Ореховая биржа

Молодые деревца пока по пояс человеку, но должны вырасти до четырех метров. Через два года осетинские предприниматели рассчитывают получать с одного гектара 800−900 килограммов плодов.

Тогда же собираются наладить перерабатывающее производство, где фундук будут очищать, обжаривать и фасовать. У фундука сорта «Римский» большие вкусовые преимущества, главное из которых — высокий процент масличности, объясняет Гетоев. Именно на него ориентируются кондитеры при выборе ореха.

Сумма вложений в предприятие, по словам фермера, сейчас составляет 750 тысяч евро. На четвертый год предприниматели планируют выйти в ноль, на пятый — рассчитывают на прибыль.

Фундук — биржевой товар, цены за килограмм неочищенного ореха от 4 евро и выше: в среднем 5−6 евро. Очищенный продукт стоит 13 евро. Для потребителя очищенный предпочтительнее — люди точно видят, за что платят деньги, а не покупают кота в мешке. Турция покрывает 70% от всего количества продающегося ореха, Италия производит 20%, оставшиеся 10% приходятся на другие страны. Три года назад, когда в Турции из-за заморозков пострадало много растений, цена на неочищенный фундук взлетела до 10 евро.

— Россия завозит к себе от 10 до 15 тысяч тонн очищенного фундука, — объясняет фермер, — и с каждым годом потребность в нем становится все больше. В Европе дефицит этого ореха в 100 тысяч тонн, Турция уже не может столько производить, поэтому ореховый бизнес сейчас как никогда выгоден. Фишка фундука еще и в том, что его без проблем можно хранить 3−4 года. Так предприниматели и делают, ожидая более выгодной цены.

В «Елети Альба» планируют организовать хозяйство по типу итальянского: помимо переработки здесь будет хранилище. Плюс логистический центр, чтобы скупать весь урожай на Северном Кавказе.

— У нас уже есть предварительная договоренность с итальянской кондитерской фабрикой Ferrero Rocher, так что проблем со сбытом не будет, — утверждает Гетоев. — Как только появляется урожай, мы подписываем контракт и работаем с ними. Собственно, поэтому мы заинтересованы в развитии орехового бизнеса на Кавказе и разработали проект с заманчивыми условиями.

Как фундук улучшит демографию

У фермеров нет опасений, что кто-то повторит их идею: они сами готовы все рассказать. Тем, кто готов влиться в ореховый бизнес, предложат «сад под ключ».

— Мы заложили маточник в пять с половиной гектаров, где в следующем году вырастет миллион саженцев, — рассказывает Алан Гетоев. — Посадочного материала будет достаточно и для своих нужд, и для сельхозпроизводителей.

При покупке саженцев в пакет услуг входит полное сопровождение будущего сада: агрономия, вопросы сбыта и переработки. Желающие заняться ореховодством уже есть — сработало сарафанное радио.

— Мы еще рекламу не давали, а на нас уже выходят — из Крыма поступали предложения, из Дагестана, Воронежа, не говоря о местных, — говорит ореховод. — Чтобы разбить ореховую плантацию на гектаре земли, нужно около 300 тысяч рублей. В качестве субсидий государство возмещает часть затрат, и это хороший бонус. Садоводство — та отрасль, которая начинает приносить прибыль через несколько лет, люди психологически не готовы к большим вложениям и ожиданию дивидендов, а субсидии стимулируют интерес.

К тому же, уверен фермер, за счет этой культуры можно решить проблему малоземелья и оттока населения с горных и предгорных зон республики. Фундук приживается и растет везде — на склонах, суглинке, каменистой почве, на кислой или щелочной земле. Поэтому для посадки подходят территории предгорных зон. На совсем небольших участках земли, которые есть в горах, тоже можно высаживать фундук: он растет на высоте до 1200 метров над уровнем моря и даже выше. Уже в этом году «Елети Альба» будет высаживать деревья в горном Дигорском ущелье. Играет на руку фермерам и то, что по сравнению с косточковыми — яблонями, грушами — у деревьев фундука мало болезней, а с теми, что есть, можно справиться своевременной профилактикой.

К посадке лещины в Чиколе хотят привлечь и местных жителей. Учитывая, что работы на селе практически нет, на предприятии продумали проект помощи молодым семьям.

— Сейчас речь идет о 50 семьях, — рассказывает гендиректор, — но с каждым годом их количество будет увеличиваться. Суть в том, что мы будем давать этим семьям саженцы по принципу беспроцентного кредита, то есть в рассрочку.

Если в течение пяти лет у семьи родится ребенок, с них спишут 50% «зеленого» кредита, если два — всю сумму.

— Если детей не появится, расплатятся деньгами или урожаем. Таким образом мы хотим способствовать улучшению демографической ситуации на селе. В выигрыше останутся все.

Милена Сабанова

Рубрики

О ПРОЕКТЕ

«Первые лица Кавказа» — специальный проект портала «Это Кавказ» и информационного агентства ТАСС. В интервью с видными представителями региона — руководителями органов власти, главами крупнейших корпораций и компаний, лидерами общественного мнения, со всеми, кто действительно первый в своем деле, — мы говорим о главном: о жизни, о ценностях, о мыслях, о чувствах — обо всем, что не попадает в официальные отчеты, о самом личном и сокровенном.

СМОТРИТЕ ТАКЖЕ
В других СМИ
Еженедельная
рассылка