{{$root.pageTitleShort}}

Цвет настроения — гранатовый

Теплое солнце, неспешность, заботливый уход — в садах Южного Дагестана созрели экзотические для России плоды, чтобы уехать отсюда на север и радовать покупателей сочными бордовыми зернами

Небольшое село Музаим на юге Дагестана зеленеет садами. Кажется, это об этой земле говорят «палку воткни — зацветет». И «цветы» порой вырастают экзотические.

— У нас тут микроклимат такой: благодаря горам сильных холодов и ветров не бывает, все растет, — объясняет фермер Фахрутдин Мурадханов.

Фахрутдин Мурадханов

Сидя за столом и перебирая потемневшими от работы и гранатового сока пальцами фрукты, он вспоминает наставление отца.

— Когда мне было шесть лет, отец сказал: «Сделай так, чтобы глаза твоих детей в соседнем саду не были». Я тогда все не мог понять, что это значит. А став взрослым, я посадил у себя все! Чего нет у меня? И мушмулу, и черешню, и клубнику, и виноград, и рябину, и фейхоа, и малину — несколько сортов… Все! И абрикос есть, и яблоки, и гранат, и айва, и груши, и фундук, ну чего у меня нет?

Фахрутдин 20 лет проработал главным агрономом, а потом и директором местного совхоза. Сейчас на пенсии, ухаживает за садом и нянчит внуков. Самый младший — полуторагодовалый мальчишка, названный в честь деда, — не слезает с его рук.

— Мое имя дали, меня даже не спрашивали, — улыбается Фахрутдин. — Пойдемте, покажу вам свои владения.

Колючий десерт

Участков у Мурадхановых несколько. На придомовом, размером в 20 соток, все четко распланировано: теплица, где растут помидоры и огурцы, небольшой огороженный от домашней птицы клочок земли для зелени. Но большую часть, конечно, занимают ровные ряды деревьев. Высокие яблони, абрикосы, пониже — хурма и гранат.

Гранаты — в дальней части сада.

— Гранатовое дерево относится к кустарникам. В высоту дорастает максимум до пяти метров. Это у меня молодые деревья, в 2012 году были заморозки, старые померзли, — вздыхает Фахрутдин.

Выращивание этого субтропического растения — работа трудоемкая.

— В феврале и в начале марта, когда обрезку делаешь, много мучаешься, они ведь колючие, — рассказывает Фахрутдин.

Удобрения фермер не использует. Все, что нужно гранатам, — это полив несколько раз в месяц. Вода из канала, проходящего через село, подведена к каждому дереву.

— Гранат любит воду. Без полива, если сильные морозы, любое дерево может погибнуть, его мороз быстро берет. А когда влаги достаточно, между корой и сердцевиной образуется как бы подушка — она спасает деревья от заморозков, — объясняет фермер. — Гранат может вынести до минус 14 градусов, не ниже.

Такие морозы в Южном Дагестане — редкость.

У Фахрутдина растет несколько сортов гранатов, больше всего ленкоранских и сорта «Ширин-нар». Они пользуются наибольшим спросом у покупателей.

Кроме сорта вкус граната зависит от его размера и от того, когда он был собран.

— Конечно, чем они больше, тем вкуснее. Но те маленькие гранаты, которые остаются на ветвях к ноябрю-декабрю, они вообще исключительно вкусные, — делится Фахрутдин. — Это как десерт. Я каждый день иду, срываю несколько штук. Внучки и внук приходят и сразу: «Деда! Мне этот дай!» — я им чищу, даю.

Солнечные фрукты отправляются в путь

Первые плоды гранатовый куст дает уже через два-три года. Урожай бывает разным. В этом году он гораздо лучше, чем в прошлом.

— Если 30 килограмм с дерева собираешь — это уже хорошо. Сейчас и по 50 иногда выходит, — не без гордости говорит Фахрутдин.

С каждой сотни плодоносящих деревьев он планирует снять 2−2,5 тонны кисло-сладких фруктов. Всего у Мурадхановых около 700 гранатовых деревьев, но 400 из них пока не дают урожай.

Работников не нанимают: помогают родственники и, если нужно, соседи.

— Надо лицо закрыть, а то скажут, в рабочее время гранаты в огороде собирает, — смеется супруга Фахрутдина Гюльшад. Она завуч в сельской школе: вся работа в населенном пункте в 500 хозяйств — либо там, либо в медпункте.

Сегодня на помощь родне пришли еще несколько женщин. На всех перчатки и одежда с длинными рукавами.

— Вы знаете, какие колючки у граната! Если воткнется в палец, болеть будет, пока не вытащишь, — говорит одна из помощниц. — Собирать совсем не просто.

Женщины разбредаются к деревьям и минут через пять появляются на тропинке с полными ведрами. Розовато-бордовые фрукты они быстро пересыпают в «банановые» коробки.

— В магазине берем их. В одну входит 22−24 килограмма, — поясняет хозяин сада.

Урожай снимают с конца сентября. Срывают гранаты к приезду покупателей: специальных помещений для хранения у Мурадхановых нет. Завтра ждут перекупщиков, которые повезут фрукты на рынки Дербента, Махачкалы и за пределы Дагестана. Для транспортировки никаких особых условий не надо. Главное — уложить гранаты в ящики так, чтобы в дороге не сдавливали друг друга.

— Уже коробок 70 собрали, это около полутора тонн. Все реализовали. Постоянные клиенты — молодые ребята из нашего же села, кто занимается торговлей. Приезжают на «Газелях», покупают у нас гранаты по 30—40 рублей за килограмм.

Заработать на гранатах сложно, говорит Фахрутдин.

— Крупные гранаты мы по 50−60 рублей продали, а вот средние — 40 рублей, 35, 30… Если продавать меньше 40 рублей на килограмм, то они не окупаются.

Секрет гранатового вина

Розничным покупателям южные фрукты достанутся уже в два-три раза дороже. Чтобы выбрать хорошие гранаты на рынке, нужно знать маленькую хитрость.

— В первую очередь смотрите вот это место, — Фахрутдин показывает на венчик в виде короны. — Видите, чисто внутри? Значит, хороший гранат.

Такой может храниться вне холодильника до 4−5 месяцев. А если внутри проглядывают черные пятнышки — сперва они не очень заметны, фрукт брать не стоит.

Тем временем женщины наполняют гранатами еще одну коробку.

— Вы когда-нибудь варенье гранатовое пробовали? А еще мы компоты варим из них, вино делаем, — рассказывает одна из помощниц.

Фахрутдин показывает пятилитровую пластиковую баклажку с густым темно-бордовым соком.

— Выжал где-то десять литров. Беру для этого подпорченные гранаты, выбираю из них чистые зернышки и отжимаю сок специальным прессом, — объясняет он.

Скоро гранатовый сок превратится в вино. Рецепт простой: Фахрутдин добавляет на литр жидкости один стакан сахара и оставляет все на месяц в открытом сосуде.

— Трогать не надо, месяц оно бродит. Потом аккуратно переливаю, чтобы осадок остался на дне, и можно употреблять. В прошлом году сделал литров пять, как кагор получилось! Все женщины на праздниках только его и пьют.

Время пить чай

В летней кухне Мурадхановых гранаты видны повсюду. Коронованный шар лежит около раковины. Бордовые зернышки рассыпаны на комоде.

— Знаете, как лучше чистить гранат, чтобы не испачкаться? Ведь если на одежду попадет — ничем не отстирать, — спрашивает Фахрутдин. — Я опускаю его в воду, снимаю ножом тонкий слой кожуры и разламываю. В воде он не брызгает. Потом вытаскиваю — и в тарелку. Иногда мне говорят: «Какое у тебя большое терпение, ты так чистишь!» А я говорю: «А что делать? Если хочешь в удовольствие кушать, надо терпеть немножко», — размышляет он.

На вопрос, как не торопиться, но все успевать, первой отвечает Гюльшад.

— Он в пять часов утра встает или в полпятого, иногда я говорю, зачем ты будильник включаешь, дай хоть мне спать, раз сам встаешь так рано! Работает в саду и только вечером приходит. Сразу баня — купается и сидит здесь.

— Это мое место, — показывает рукой на диван Фахрутдин. — Люблю тут сидеть после работы, телевизор смотреть и чай пить.

На столе — ваза с хурмой и гранатами. Фахрутдин делает глоток из стакана.

— В 1961 году покойный отец продал капусту и принес 12 штук вот таких подстаканников. А мне было тогда два года. Осталось от них всего три штуки. Теперь они у меня, и чай я пью только так, — отхлебывает он еще глоток. — Чай есть чай. Самая приятная вещь — пить его с лимоном и сахаром. И еще я люблю инжировое варенье, и больше ничего. Растет ли у меня инжир? Лучше не спрашивай. Двадцать деревьев.

Анастасия Расулова

22 октября, 2018

Рубрики

О ПРОЕКТЕ

«Первые лица Кавказа» — специальный проект портала «Это Кавказ» и информационного агентства ТАСС. В интервью с видными представителями региона — руководителями органов власти, главами крупнейших корпораций и компаний, лидерами общественного мнения, со всеми, кто действительно первый в своем деле, — мы говорим о главном: о жизни, о ценностях, о мыслях, о чувствах — обо всем, что не попадает в официальные отчеты, о самом личном и сокровенном.

СМОТРИТЕ ТАКЖЕ
В других СМИ
Еженедельная
рассылка