{{$root.pageTitleShort}}

Укротители лжи

Выявить измену жены — это одна из самых востребованных услуг у полиграфологов на Кавказе, спрос на которую растет с каждым годом. Выясняем, как ловят людей на неправде и можно ли обмануть детектор лжи
93899

Детектор лжи, или полиграф, — это аппарат, фиксирующий изменение физиологических показаний человека, таких, как дыхание, пульс, артериальное давление, в ответ на услышанные вопросы. По полученным данным специально обученный человек с легкостью установит — врет человек или нет. Интерес к подобному тестированию стремительно растет, особенно на Кавказе, как утверждают сами полиграфологи. Там с каждым годом становится все больше мужчин, желающих проверить своих жен на верность, а невест на наличие сексуальных отношений до брака. Кроме того, к «специалистам по неправде» приводят работников компаний и подозреваемых в совершении преступлений. Мы поговорили с теми, кто точно знает, как узнать, лжет ли человек, сколько стоит услуга и к чему порой приводят эти проверки.

Собеседование с полиграфом

Дагестанское агентство «Психоматрица» провело свыше трех тысяч проверок на детекторе лжи. Большинство клиентов — работодатели. Через полиграф прошли сотрудники почти всех крупных компаний и ведомств республики, утверждает руководитель агентства Мурад Салимгереев. Он — дипломированный психолог, эксперт-полиграфолог и профайлер, то есть специалист по выявлению лжи по мимике, жестам, поведению человека.

— Полиграф — очень востребованная услуга. Обращаются военно-следственные отделы СКФО, МВД, МЧС, Следственный комитет, вооруженные силы, администрации, производственные компании, бизнес-холдинги, мелкие фирмы, — говорит Салимгереев.

Часто людей начинают проверять, еще пока они только претендуют на должность.

— Мы же все пишем в анкетах, что самые лучшие, образованные, с опытом работы, судимостей у нас нет и вредных привычек тоже. С помощью полиграфа можно установить правдивость этих данных. А еще — сам человек получил образование или купил его, — объясняет эксперт. — Проверяют соискателей и на употребление наркотиков, игроманию, другие деструктивные привычки.

С помощью полиграфа можно выяснить и цель трудоустройства: на склады, например, люди часто идут специально, чтобы воровать.

Сюрпризы могут преподнести и плановые проверки — когда и подозрений на хищения нет.

— Просто очень часто оказывается, что воровство имеет место, — говорит Салимгереев.

Владелец пунктов приема платежей:


«Вначале я сомневался в достоверности проверки, поэтому первого попросил пропустить через полиграф себя. Я был поражен профессионализмом эксперта и точностью теста. Провел через проверку всех работников — и такие вещи выяснил! Все затраты окупились. А некоторые уволились только услышав, что им предстоит. Я завел привычку дважды в год проверять всех сотрудников на полиграфе. Каждый раз мы находили факты хищений или мошеннических сговоров между сотрудниками. Из коллектива в 300 человек до 25% оказывались нечисты на руку. Я был в шоке, сколько людей из тех, кому я особенно доверял, стояли передо мной и, опустив голову, говорили: „Прости, деньги нужны были“. Так я понял: верить, конечно, надо, но надо и проверять».

Как обмануть детектор лжи

По словам Мурада, многие люди продолжают врать даже на детекторе лжи. Для таких тест на полиграфе — это своего рода лотерея, только без единого шанса на победу.

— В игровые автоматы тоже играют, понимая, что выиграть в них почти невозможно, — рассуждает дагестанский полиграфолог. — Полиграф — дело добровольное, можно отказаться, но так ты подтвердишь подозрения в свой адрес. Так что чаще всего люди соглашаются на тестирование, лелея надежду, что им не зададут тот самый вопрос или не узнают всю правду.

А еще в Интернете есть множество небылиц о полиграфе, и люди думают, что им удастся его провести.

— Сейчас я научу вас всех, как можно обмануть детектор лжи, — говорит Салимгереев. — Если тестирование проводит специалист нужной квалификации, есть всего один способ — отказаться его проходить.

Многие люди ошибочно думают, что полиграф — это аппарат, на самом деле полиграф — это в первую очередь человек, объясняет психолог. Недостаточно просто знать, как работает техника. Эксперт-полиграфолог должен быть специалистом высокого класса. От его уровня зависит решительно многое.

Специалисту надо иметь образование психолога, пройти курсы профайлинга и курсы эксперта-полиграфолога. А еще — регулярно повышать уровень квалификации. Обучение стоит дорого, а соответственно — и сами услуги полиграфолога недешевые.

— Бытовая проверка стоит от 3 до 6 тысяч рублей за человека, — рассказывает Мурад Салимгереев. — Экспертиза для суда сложнее — примерно 20 000 рублей за один день работы.

«Не может быть!»

Тестирование проходит в несколько этапов. Полиграфолог обсуждает с заказчиком его цель и составляет план вопросов. Эти вопросы он обсуждает наедине с «обвиняемым». Те, на которые человек не хочет отвечать, исключаются из списка. Дальше следует предтестовая беседа — она нужна полиграфологу, чтобы понять, какую стратегию выбрать. Затем тестируемому дают возможность успокоиться, попить чай и прийти в себя. И только после этого подключают к полиграфу. В среднем вся процедура длится 2−3 часа.

Но опытному эксперту, чтобы понять истину, не нужен даже полиграф.

— В начале работы иногда было так, что лжецом оказывался тот, на кого бы я и не подумал, — рассказывает Мурад Салимгереев. — Сейчас же у меня такой опыт, что чаще всего все понятно еще до того, как человек начнет говорить. Бывает, до подключения к аппарату я убеждаю тестируемого во всем сознаться, пока еще можно обеспечить себе «явку с повинной».

А вот работодатели — далеко не такие проницательные. В 90% случаях заказчики подозревают совсем не тех людей.

— Очень часто лжецами оказываются именно те, на кого руководитель совсем бы и не подумал. Ведь выглядит лжецом и ведет себя подозрительно в глазах людей не человек с нечистой совестью, а тот, кто просто боится быть несправедливо обвиненным.

Руководитель охранного агентства:

«На предприятии, которое охраняла наша фирма, произошла крупная кража. Преступление было в стиле „экшн“: преступники проникли на склад по вентиляционной шахте, обошли многочисленные препятствия и ни разу не попали в объектив камеры. Посторонний человек такого совершить не мог, и подозрения пали на нашу организацию. Защищая свою профессиональную репутацию, мы обратились к полиграфологам. Проверку на детекторе лжи прошли все сотрудники магазина и нашей охранной организации. Для нас было важно убедиться, что наши сотрудники не причастны к преступлению. А бонусом стало то, что мы много узнали о слабых и сильных сторонах наших работников. Много полезных для работы выводов сделали и мы, и заказчики, и сотрудники. А преступником, как в криминальной драме, оказался тот, на кого я бы никогда и не подумал и до последнего спорил бы, что это не он. Эмоции, конечно, были из разряда: „Да не может быть!!!“»

«Я работал с людьми, которых хотелось убить»

Детекторы лжи могли бы стать хорошими помощниками для следственных органов, но воспитывать своих полиграфологов — долго и дорого, а обращаться к сторонним в органах не всегда спешат.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
«Мы — свободные люди. А лошади — это часть жизни»
Бывшая графская конюшня на Ставрополье стала колыбелью для терской породы и домом для десятков людей из разных уголков страны. Зачем они туда едут и чем сегодня живет лошадиная столица России?

— Мы действительно можем существенно сократить им время работы: когда набран материал и есть несколько версий, помочь выбрать верную. И это очень хорошо работает. Но не всегда следователь заинтересован в этом: он уже нашел себе виноватого, искать нового — тратить силы и время. Плюс тут есть некрасивая составляющая, — объясняет Салимгереев. — Во время следствия правоприменителем является следователь, он «царь, бог, и воинский начальник», хочет — назначает экспертизу с полиграфом, если считает, что нет необходимости — не назначает. Во время суда такая же роль у судьи.

Так или иначе иметь дело с криминальным миром экспертам-полиграфологам приходится. И случаются очень неоднозначные истории, рассказывает эксперт.

— Однажды на предприятии пропали деньги. Мы нашли того, кто взял, он их вернул. Но в процессе тестирования выяснилось, что у этого человека серьезно заболела дочь, ее надо было срочно везти на операцию. Он обратился к работодателю за ссудой, тот ему отказал. Пребывая в отчаянии, работник украл деньги, и дочь прооперировали. Страшная же ситуация. С такой историей в голове потом ходишь, живешь, примеряешь на себя, — рассказывает Салимгеерев.

Но эмоции эксперта во время тестирования не должны влиять на результат.

— Я работал с убийцами, с педофилами, с людьми, которых хотелось вот прямо сейчас в кабинете убить. Во время исследования, разумеется, я уже давно научился выключать эмоции. Но когда заканчивается работа, очень часто накрывает так, что приходишь домой и долго-долго стоишь под душем, стараясь смыть грязь, которую наблюдал в течение рабочего дня. С психологической точки зрения это очень тяжелая работа. Отключить эмоции совсем можно только «отключив» жизнь.

Поймать на измене

Проверять одного супруга по запросу другого в «Психоматрице» отказываются.

— В большинстве случаев, если дошло уже до полиграфа, значит, семья эта заканчивается, — объясняет руководитель дагестанского агентства.

Между тем спрос на такие услуги на Кавказе очень велик и растет с каждым годом. Как правило, с помощью полиграфа пытаются установить факт измены.

— Это стабильно популярная услуга на всем Кавказе. В среднем в неделю мы проводим три-четыре проверки такого характера. В основном инициаторами являются мужчины, — рассказывает руководитель агентства «Полиграф-Юг» Игорь Поникаренко. Его агентство регулярно проверяет «на верность» супругов из Ставропольского и Краснодарского краев и соседних республик. — Некоторые пары по году-два мучают себя вопросами и, приходя к нам, наконец, расставляют все точки над i.

«Подозреваемый» обычно соглашается на проверку — в надежде доказать, что ни в чем не виноват. И как правило, действительно выходит, что измена — плод больного воображения ревнивого супруга. Но 7−8% жен и мужей на самом деле оказываются «изменщиками».

— Кто-то из них надеется «проскочить» детектор, они пытаются найти в интернете способы противодействия полиграфу. Но противодействие распознается очень легко, и сам его факт является находкой для полиграфолога, — уверяет Поникаренко.

Перед прохождением теста супругов предупреждают, что его достоверность в «семейных делах» — от 95%. Но некоторые все равно не верят результатам.

— Знаю, что особо недоверчивые заказчики обращались к другим полиграфологам для перепроверки, результат был тот же самый, — рассказывает Поникаренко. — Как-то я сделал заключение, что жена верна, но муж не поверил и тестировал ее еще в Москве, Краснодаре, Ростове — результат не менялся. В конце концов, он так замучил подозрениями бедную женщину, что она на самом деле назло изменила ему. Они разошлись.

Иногда партнера хотят проверить еще до брака.

— Женихов мы практически не проверяли, а невест — да, на наличие сексуальных отношений с мужчинами кроме кандидата в мужья. Подобные проверки популярны в основном у представителей соседних со Ставропольским краем республик, — говорит полиграфолог.

И если человек вправе отказаться проходить тест, то агентство — его проводить.

— Мы не тестируем человека, если у него есть медицинские противопоказания, или если видим, что на него оказывается давление, или чувствуем, что проверка принесет больше вреда, чем пользы. Тут уж как в отдельных ресторанах — фейсконтроль, по-другому нельзя.

Лейла Наталья Бахадори

Рубрики

О ПРОЕКТЕ

«Первые лица Кавказа» — специальный проект портала «Это Кавказ» и информационного агентства ТАСС. В интервью с видными представителями региона — руководителями органов власти, главами крупнейших корпораций и компаний, лидерами общественного мнения, со всеми, кто действительно первый в своем деле, — мы говорим о главном: о жизни, о ценностях, о мыслях, о чувствах — обо всем, что не попадает в официальные отчеты, о самом личном и сокровенном.

СМОТРИТЕ ТАКЖЕ
В других СМИ
Еженедельная
рассылка