{{$root.pageTitleShort}}

Зачем «Приоры» сажают на пороги

Заниженные автомобили на Кавказе любят везде, но именно Пятигорск — законодатель моды. Здесь знают, почему «Лада Седан» — не баклажан и при чем тут женский каблук
210109

— Во-первых, современные «Лады» не выпускают в цвете баклажан. Бывают фиолетовые «Приоры», как в клипе Тимати, такая и в моем гараже есть, но это не чистый баклажан, в котором делали «семерки» и «девятки» в девяностые. Да и кавказцы консервативны, любят белые и черные машины.

— Во-вторых, чтобы занизить автомобиль, режут не рессоры, а пружины.

— В-третьих, Тимати «высекает искры» на обычной, а не на посаженной «Ладе».

Это перечисляет «ляпы» в знаменитом клипе Тимати «Лада седан баклажан» Роман Лисянский, один из главных знатоков тюнинга по-кавказски: через его руки прошли сотни машин, у него в Пятигорске свой автоцентр «VIP Style Customs» (ну да, какая же кавказская вывеска без слова «VIP»).

Идеальные семь сантиметров

Северный Кавказ — «Мекка» заниженных автомобилей. А пятигорские тюнинг-центры — их родина, именно здесь зародилась мода ставить машину «на пороги». В городе даже есть движение любителей низко посаженных авто — БПАН («Без посадки авто нет»). Летом в курортной зоне, на Лермонтовском разъезде, почти каждый вечер выстраиваются десятки тюнингованных красавцев. У их владельцев своя тусовка: общаются, меряются тюнингом.

На апгрейд в Пятигорск едут со всего Кавказа, особенно часто из Дагестана. Бывает, что и из Москвы, из соседних Краснодара и Ростова — там это стоит дороже. На «посаженных» автомобилях специализируются несколько автоцентров и множество мастеров-частников, готовых за небольшие деньги или магарыч обрезать пружины прямо в своем гараже.

Дорожный просвет стандартной заводской легковушки — 15 сантиметров. Модные кавказцы считают, что идеальная машина должна возвышаться над асфальтом на уровне среднего каблука женских туфель — 7−8 сантиметров. Конечно, чем ниже, тем круче, но на меньшем подъеме неудобно ездить.

Есть три способа «посадить» машину, рассказывает Роман.

—  Первый, самый простой и дешевый, — порезать заводские пружины. Мы этим не занимаемся. Так делают гаражные мастера или сами ребята: берут болгарку и режут. Чем больше отрезал, тем ниже будет машина. Главное — верно рассчитать высоту, чтобы не убить кузов на лежачих полицейских и неровных дорогах. Мастер может взять за эту работу около тысячи рублей. В результате высота кузова не регулируется — как отрезал, так и ездишь. Если надоело, можно купить и поставить новые пружины.

Второй вариант — установить вместо заводских амортизаторов винтовую подвеску, позволяющую регулировать положение кузова относительно дороги. Стоит это примерно 15 тысяч. Вариант непопулярный, потому что отнимает много времени и сил. Если человек идет в тюнинг-центр, то уже выбирает пневмоподвеску. Пусть и дороже, но интереснее.

— Пневмоподвеска — это система, которая предполагает замену штатных деталей заводской подвески, таких, как пружины и рессоры, на пневматические баллоны. Ее плюс в том, что можно регулировать высоту с помощью пульта, не выходя из машины. Ход такой подвески — 12−18 сантиметров. По городу можно ехать с низким клиренсом, а если нужно проехать препятствие или забраться в гору — поднять до заводского уровня.

Стоит это удовольствие от 55 тысяч рублей и выше. Есть и вторичный рынок, где можно купить за полцены. Можно взять в кредит — с мастерскими сотрудничают банки.

Цены, кстати, выросли, кризис ударил и по рынку заниженных авто. Дело в том, что подвески на них ставят американские и европейские, и покупают их за доллары и евро. А доллар и евро заметно подорожали. Технология их производства, в принципе, несложная, но в России выпускают пневмоподвески только на автобусы и грузовики. Даже кавказские автозаводы пока не сподобились наладить производство столь популярных здесь девайсов.

Американские понты круче кавказских

Мода на низко посаженные машины пошла из США. В американских студенческих кварталах половина автомобилей — тюнингованные, говорит Роман. В Штатах он и научился ставить пневмоподвески еще в студенческие годы — ездил туда пару раз на полгода по программе обмена, когда учился на инженера по ремонту автомобилей в пятигорском технологическом университете.

В первой поездке работал официантом в ресторане и только поглядывал с интересом на дорогие тюнингованные машины на улицах. Приехав во второй раз, уже знал, чего хочет, и пошел подмастерьем в местный автоцентр. Какие машины только не привозили на апгрейд, вспоминает Роман. От Ford до дорогих Lamborghini.

В России пока всего один хит, посвященный заниженным кавказским «Приорам», — «Лада седан баклажан», в Америке же, по словам Романа, масса популярных рэп-речитативов, в которых упоминается тренд на низкую посадку.

— В Америке есть культ автомобиля. Если в российских мегаполисах это средство передвижения, то там — «средство понта», способ выделиться. Как на Кавказе, но в еще большем масштабе. Все хотят крутую машину. На этом фоне рождаются свои стили и направления.

Есть несколько основных стилей. «Хэлло флаш» — традиционный американский стиль. Это пневмоподвеска и колеса большого диаметра с большими выступающими дисками. «Буппи» — японский стиль: на дорогие автомобили представительского класса ставят пневмоподвеску и большие колеса. «Стэнс» — пневмоподвеска и внешний наклон колеса, как в компьютерных играх с гоночными машинами.

На Кавказе пока не разбираются в стилях — просто хотят «поставить машину на пневму», чтобы было красиво. Иногда вдобавок ставят большие колеса — как на внедорожниках. Экспериментируют с автозвуком, тонировкой, перешивают кожу в салоне, добавляют лошадиных сил в мотор. Бывает, тюнинг выходит дороже стоимости автомобиля.

— Я ставил пневмоподвеску на «семерку», ее цена — от силы 40 тысяч рублей, а система обошлась в 80 тысяч. Часто занижают «Приоры» — они популярные, потому что недорогие. Примерно 70% автомобилей, с которыми я работаю, — российский автопром, но при желании можно занизить любой автомобиль. Я устанавливал пневмоподвеску на Mercedes, Audi, Toyota, BMW, Lexus…

Машина — спутница жизни

— Мои клиенты — молодые парни 18−30 лет. Девушек меньше, но они есть, как-то ставил клиентке пневмоподвеску на Audi A5. Большинство любителей низко посаженных машин — студенты из обеспеченных семей, но приходят и офисные клерки, и ребята, которые работают в полях. Иногда тюнинг дарят. Сейчас мы восстанавливаем Jeep Wrangler 93-го года, у него идет замена мотора на более мощный, пневмоподвеска, мощный автозвук и полная реставрация — отец заказал подарок сыну на 18-летие.

На Кавказе, говорит, тоже есть культ красивых автомобилей, пусть и не такой, как в США. К машине здесь особенное отношение. «Как к спутнице жизни», — смеется Роман.

— Заметили, сколько автомоек? Даже если человек не увлечен тюнингом — грязную машину не терпит. Все должно блестеть. Что касается низко посаженных авто — это фан! Как объяснить… Кто-то с парашютом прыгает, кто-то в бильярд играет, а есть люди, для которых машина — это хобби и площадка для творчества. Это лучше и интереснее, чем пить пиво во дворе! Еще здесь города маленькие, все друг друга знают. Необычная машина — способ выразить индивидуальность, произвести впечатление.

К тому же красивые автомобили нравятся девушкам. А если, говорит, добавить в мотор лошадиных сил, набрать скорость на ровной трассе — так вообще.

Однажды в автоцентре у Романа месяц тюнинговали «Приору» парню из Ингушетии, так он настолько сильно переживал за свою машину, что каждый день приезжал и наблюдал за процессом.

— Зато теперь спросите любого в республике про черную «Приору» с номерами 009 — все знают! Такие машины привлекают внимание. Если опустишь подвеску низко в городе, люди подходят и спрашивают: «А как ты приехал?» Как-то я загнал свою машину на бордюр и «положил на пороги». Когда вернулся, вокруг уже собрались люди — стоят, обсуждают, как я это сделал, — смеется Роман.

Художница Таус Махачева о своем арт-проекте

«Быстрые и неистовые» (из интервью порталу «Даптар»):

«Я обклеила старыми шубами „Лексус“ и каталась на нем по городу, ездила на местные гонки. Вот эти гонки в Махачкале, — это ведь та же самая джигитовка. Просто сейчас у тебя железный конь. Когда кто-то джигитует, он то под коня пролезет, то на дыбы его поставит. А финты на машине на виражах? Тоже своеобразная джигитовка. Моя меховая машина — своего рода сатира на ублажение своего сегодняшнего коня. Просто я пытаюсь задать вопрос: до какого безумия можно довести сегодня тюнинг в Дагестане? Что будет после машины в стразах Сваровски? Поняли ли сатиру… Надеюсь, какой-то процент людей все-таки посыл поняли. Но, конечно, кто-то, когда мы снимали эту меховую машину на авторынке, воспринял это как реальный тюнинг»

К тюнингу пристрастился весь юг России, говорит Роман. Ростов, Краснодар, Кавминводы. Из республик выделяет Чечню и Дагестан — там есть и свои мастера, хотя и в Пятигорск оттуда ездят часто. Все-таки родина посаженных машин именно там, и тюнинг там развит лучше.

— Дагестанцы вообще любят преображать свои машины. Иногда получается забавно: пару лет назад там появились две машины, обтянутые мехом, — дорогой Mercedes и еще одна иномарка. Ходили фотографии в социальных сетях. Вряд ли такая обшивка долго продержалась.

Вопрос, привозят ли свои автомобили на тюнинг какие-нибудь известные кавказцы, Романа смутил.

— Ну при чем здесь политика? Не знаю. Мы делали машины некоторым спортсменам, артистам. Все-таки пневмоподвеску больше любит молодежь.

Стразы ушли, «классика» осталась

Автомобили на Кавказе не только занижают, но и завышают. Здесь популярен горный туризм, вокруг много красивых и труднопроходимых мест, и в любом тюнинг-центре могут подготовить внедорожник для экспедиций по бездорожью. У Романа в мастерской сейчас три такие машины — его Toyota, выкрашенная в стиле милитари, «Нива» и Toyota Tundra. Если низко посаженные автомобили — это увлечение молодежи, то клиенты «за тридцать» привозят внедорожники и просят сделать их повыше.

— Ниву мы немного завышаем для поездок на охоту и рыбалку. А над Toyota Tundra серьезно работаем, ее заводская высота — 25 сантиметров, мы поднимем ее до 40−50 сантиметров. Такая машина сможет проходить горные реки и грязь. Есть два варианта завышения: установка лифткомплектов и пневмоподвеска, которую можно регулировать. Поднять клиренс стоит столько же, сколько и занизить. Кстати, мода на завышение авто в России уже была — в 90-е годы часто поднимали заднюю часть «восьмерок» и «девяток».

Если мода на внедорожники с завышенной подвеской вернулась, то модный в середине нулевых гламур — стразы, блестящее напыление, аэрография — так в середине нулевых и остался. «Тогда и в одежде были такие тренды — помните эти стразы на штанах и рубашках? Сегодня это уже не популярно, к счастью», — таким тюнингом Роману заниматься явно не по душе.

— Сейчас спрос держится, в месяц тюнингуем 5−6 машин вне зависимости от времени года. Хотя зима — сезон «гаражных работ», все хотят подготовить авто к весне и лету. В теплое время года на юге проходят фестивали тюнингованных машин — в прошлом году мы организовывали такое событие в Пятигорске, собрались автолюбители со всего ЮФО и Кавказа, примерно 150 машин. В этом году повторим этот фестиваль. Мода не проходит, и предпосылок к этому нет — наоборот, интерес к пневмоподвеске растет. Из новых трендов — стало больше заказов на завышение внедорожников.

Сам Роман ездит на обычной «Приоре», но это рабочая лошадка, собирается ее продавать. Раньше у него была заниженная машина, «визитная карточка» его бизнеса — тюнингованный Nissan 350Z в стиле «Хелло флаш»: пневмоподвеска, серебристые диски с большой полкой. Недавно продал ее во Владикавказ. Говорит, насытился экспериментами с этой машиной. Сейчас увлекся другим проектом — восстанавливает ГАЗ-24 («Волга») 1979 года выпуска. Пока олдкар стоит в мастерской в полуразобранном состоянии.

— Классическим машинам идет тюнинг — «копейкам», «восьмеркам», «Волгам». «Строить» такие машины интересно, это всегда долгий и амбициозный проект. Наша «Волга» станет выставочным образцом — для фестивалей. У нее будет пневмоподвеска, большие колеса и диски, коробка-автомат. Цвет — черный. Поставим мотор от Toyota Supra на 300 лошадиных сил. А еще кондиционер, хороший автозвук, красивый салон, — мечтает Роман.

Говорит, стоимость такого проекта посчитать трудно, да и насколько затянется работа — неизвестно. Но времени и денег на профессиональную мечту не жалко.

— Тюнинг — это же творчество. Главное в нашем деле — не утратить азарт и желание создавать креативные вещи.

Фото: Антон Подгайко

Анастасия Степанова, Руслан Салахбеков

Рубрики

О ПРОЕКТЕ

«Первые лица Кавказа» — специальный проект портала «Это Кавказ» и информационного агентства ТАСС. В интервью с видными представителями региона — руководителями органов власти, главами крупнейших корпораций и компаний, лидерами общественного мнения, со всеми, кто действительно первый в своем деле, — мы говорим о главном: о жизни, о ценностях, о мыслях, о чувствах — обо всем, что не попадает в официальные отчеты, о самом личном и сокровенном.

СМОТРИТЕ ТАКЖЕ

Все могут казаки: как ставропольские староверы празднуют свое возвращение в Россию

Жители двух сел на Кавказе до сих пор помнят обычаи казаков петровских времен. Их предки, несмотря на 250 лет жизни за границей, смогли на чужбине сохранить то, что на родине давно забыто
В других СМИ
Еженедельная
рассылка