{{$root.pageTitleShort}}

Руины и люди, которых не слышно

Как показать то, чего нет? Чем выразить предчувствие? Участница триеннале современного искусства в «Гараже» Анна Кабисова — о своей загадочной инсталляции из камней, мониторов и громкого многоголосья
906

В московском музее «Гараж» проходит первая выставка-триеннале российского современного искусства — кураторы музея объездили 40 городов России и выбрали работы более 60 актуальных художников. В их числе оказались наш автор и фотограф Анна Кабисова и ее супруг художник Евгений Иванов из Северной Осетии с работой «Музей как предчувствие».

Экспонирующаяся в одной их семи директорий триеннале — «Верность месту» — работа Анны и Евгения посвящена наследию выдающегося осетинского скульптора Сосланбека Едзиева. Все началось три года назад как проект «Виртуальный музей Сосланбека Едзиева»: художники тогда решили создать музей-утопию — за неимением настоящего.

— Я тогда читала книгу Кромвеля Биазарти и Людмилы Бязровой «Сосланбек Едзиты», пребывала в восторге от величины мастера, от невероятной пластики его, казалось бы, таких простых работ… На форуме мы придумали музей-утопию, который существует только в виртуальной реальности — у него есть свой сайт, где регулярно публикуются новости. В этом музее якобы проходят выставки не только осетинских художников, но и художников со всего мира, а наследие Едзиева бережно реставрируется и сохраняется для будущих поколений, — объясняет Анна.

Сосланбек Едзиев (1865—1953) — осетинский скульптор, представитель наивного искусства. Получил известность как автор традиционных надгробных стел — цырт — с изображением человеческих фигур. Находящиеся на открытом воздухе, они разрушаются, часть из них можно увидеть только на фотографиях. Отдельного музея, посвященного творчеству скульптора, нет.

Художница показала свой проект среди прочих куратору «Гаража» Екатерине Иноземцевой, когда та приехала в Осетию искать работы для предстоящей масштабной выставки.

— Встреча проходила в мае. А в октябре мне позвонили из музея и сообщили потрясающую новость: наш проект попал в число отобранных для участия в триеннале работ. Мы страшно обрадовались. Но в тот момент я и представить не могла, какие масштабы нас ждут!

Куратор музея Андрей Мизиано предложил авторам подумать над возможностями визуализировать проект: показывать на выставке просто сайт музея не хотелось.

— В итоге родилась идея сделать инсталляцию из камней — это такая отсылка к работам Едзиева — и разместить вокруг мониторы, на которых транслируются видеоинтервью с изучающими наследие художника профессионалами. Все герои говорят одновременно, поэтому разобрать что-то практически невозможно, — рассказывает Анна. — А еще мы привезли в книжный магазин музея «Гараж» упаковку книг о Едзиеве, чтобы посетители выставки могли ознакомиться с творчеством скульптора.

Самым частым вопросом от зрителей, по словам Анны, был «Почему нельзя разобрать, что говорят герои интервью?».

— Мы объясняем, что в этом и состоит главная концепция — донести мысль, что проблемы, которые озвучивают люди, неравнодушные к наследию Едзиева, не слышат те, кто должен услышать, от кого зависят какие-то конкретные шаги, реставрационные работы и то, состоится открытие музея или нет. Но, если говорить об отзывах, то, к примеру, наш друг, известный художник Данила Ткаченко, посмотрел работу и без объяснений понял, о чем она. «Руины и люди, которых не слышно», — сказал он. Получается, что этими словами он расширил наш проект, вовлек его в контекст общемировых проблем с культурным наследием.

Анна Кабисова и Евгений Иванов

Анна говорит, что была и критика. Да и сами художники понимают, что можно было сделать лучше.

— Как все должно и могло бы выглядеть, мы поняли, когда выставка уже открылась… В любом случае, это опыт. А еще у нас поистине фантастическая компания. Помню, я так и сказала Жене: «Ты даже не представляешь, с какими именами мы соседствуем!»

Сейчас Анна работает над новым проектом — на этот раз об осетинском языке.

— Это работа, поднимающая вопрос жизненности осетинского языка через его перенос на территорию современного искусства. Я взяла отрывок из книги американской писательницы Сьюзен Зонтаг «О фотографии» и попросила профессионала перевести его на осетинский язык. Когда читаешь этот программный текст Зонтаг на осетинском, в голове совершенно точно открывается какой-то космос… Второй этап — текст нужно озвучить и каким-то образом визуализировать. Как это будет выглядеть в итоге, мне пока до конца не ясно. А еще мы с моим другом, художником и фотографом Натальей Айриян потихоньку делаем мультимедийный проект о Южной Осетии. Что именно — держим в секрете.

Триеннале российского современного искусства в музее «Гараж» (Парк Горького, Москва) продлится до 14 мая. Помимо работы Анны Кабисовой и Евгения Иванова на выставке можно увидеть работы других кавказских художников: дагестанцев Таус Махачевой и Мурада Халилова, а также Аслана Гайсумова и Заурбека Цугаева из Чечни.

Карина Бесолти

Рубрики

О ПРОЕКТЕ

«Первые лица Кавказа» — специальный проект портала «Это Кавказ» и информационного агентства ТАСС. В интервью с видными представителями региона — руководителями органов власти, главами крупнейших корпораций и компаний, лидерами общественного мнения, со всеми, кто действительно первый в своем деле, — мы говорим о главном: о жизни, о ценностях, о мыслях, о чувствах — обо всем, что не попадает в официальные отчеты, о самом личном и сокровенном.

СМОТРИТЕ ТАКЖЕ
В других СМИ
Еженедельная
рассылка