{{$root.pageTitleShort}}

Как понять ингушей: девять главных слов их культуры

Что подают ингуши вместо хлеба с солью, какую книгу читают чаще всего и почему в ингушскую семью может входить до 80 тысяч человек
2730

Ингушетия — самая молодая республика России. При этом ингушский народ имеет очень долгую историю, особую культуру и довольно строгие горские нравы. Пробуем разгадать их «загадочную душу».

Галгай эздел

Галгай — это самоназвание ингушского народа, в переводе означает «строитель башен» (Ингушетия славится своими родовыми башнями, но об этом позже). А вот слово «эздел» дословного перевода на русский язык не имеет. Так называют неписаный комплекс морально-этических правил, прививаемых ингушам с самого детства. Надо сказать, правила довольно строгие. Зато, как гласит местная пословица, «если ты знаешь ингушские законы, уживешься с любым народом».

Придерживаться этих правил очень важно не только для самих ингушей (вне зависимости от пола, возраста и социального положения), но и для всех, кто живет в республике. Их несоблюдение влечет за собой потерю общественного уважения и для самого нарушителя, и для всей его семьи.

В этот кодекс входят такие понятия, как эздел (сдержанность, уважение к окружающим, благородство), эх (стыд, совесть), ях (сразу два значения: чистота помыслов и дух здорового соперничества), а также денал (мужество, сила духа, надежность, верность слову, достоинство).

Еще одно из основополагающих понятий — сий, что можно перевести на русский как «честь». Подразумевает в целом то же самое: настоящий ингуш должен вести себя достойно и соблюдать все национальные и религиозные обычаи. В республике даже говорят: «Один достойный мужчина может поднять честь всего худого рода».

Не менее важными понятиями для ингушского народа является сахал, означающее «человечность», или «милостыня», и кахетам — «сострадание».

Тейп

Слово тейп чаще всего переводится на русский язык как «род». Но для ингушей (а также для их ближайших соседей чеченцев) это гораздо более обширное и важное понятие. Тейп — своеобразное объединение людей по родству: в нем объединялись представители нескольких фамилий или выходцы из одной исторической местности. По примерным подсчетам, в самый многочисленный тейп — Евлой — входит около 80 тысяч человек.

Согласно ингушским адатам, представители тейпа — практически семья, связанная одной историей и восходящая к единому предку. Родство по тейпу необычайно важно для ингуша: «однотейпчане» всегда могут рассчитывать на поддержку друг друга, даже если познакомились совсем недавно.

Так что при знакомстве в Ингушетии часто задают сразу четыре вопроса: какой у тебя тейп? Какая фамилия? Откуда ты и кто твой отец? Делается это, чтобы установить возможную родственную связь.

Тейпан галаш

Тейпан галаш, или же по-русски родовые башни, пожалуй, главная гордость ингушей. И неудивительно: в таком количестве подобных укреплений нет больше нигде.

Большинство их расположено в Джейрахском районе республики. Изящные, строгие и аскетичные, они длинной вереницей тянутся по горным ущельям. Некоторые — по одиночке, другие — целыми городами с жилыми постройками, святилищами и могильниками.

Таких башенных комплексов в Ингушетии сохранилось несколько: Эрзи, Эгикал, Таргим и, наверное, самый известный из всех — Вовнушки. Башни, вырастающие из двух соседних скал, просто поражают воображение.

Строились башни членами одного тейпа для обороны от неприятеля. Было обязательное условие: возвести башню за один год. Если строительство затягивалось, род считали слабым. К архитектуре башни были свои эстетические требования, прежде всего скромность: вызывающая роскошь в любых ее проявлениях всегда порицалась ингушами.

Башенные постройки примечательны камнями с высеченными на них рисунками — петроглифами. Хаотично расположенные символы напоминают своей формой буквы, предметы быта и вооружения, изображения языческих божеств и мифических героев. Также у входа в каждую башню был оттиск ладони мастера, построившего сооружение.

Ингуши до сих пор знают, какая башня принадлежит именно их тейпу. И запросто могут приехать в «родовое гнездо» в выходной или в праздник, чтобы устроить неподалеку небольшой пикник.

Хяший таэцар

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
Как вести себя за столом и другие правила ингушского этикета
«Умеренность во всем есть жизни меч и щит, невоздержание болезнь и зло родит» — учил греческий философ Фалес. Жаль, что он не бывал на Кавказе, — нашел бы множество единомышленников

На русский язык хяший таэцар переводится как «обычай гостеприимства». И правда, в ингушской культуре гость имеет почти сакральную ценность. В одной из старых ингушских молитв даже есть фраза: «Не оставь наш дом без гостей, о Аллах!»

Так что в старину как только гость появлялся на пороге, его сразу же приглашали к столу и выставляли лучшее угощение. Гость мог просидеть сколько угодно, и потом его обязательно приглашали на ночлег. Спрашивать гостя, надолго ли он прибыл и зачем, считалось совершенно неприличным.

Более того, для гостей у ингушей всегда была отведена специальная комната, в которую ставили лучшую мебель. Нарушение гостеприимства расценивалось обществом почти как преступление.

Конечно, в городских условиях кодекс гостеприимства несколько модифицировался. Но и сейчас среди горожан вполне естественно пригласить на чашку чая, скажем, курьера или работника ЖЭКа, появившегося на пороге. И, конечно, как следует его накормить.

Чапильг

Если у русских гостей принято встречать хлебом и солью, то ингуши сделают это с огромной тарелкой горячих чапильгов, политых вкуснейшим домашним топленым маслом.

Это простые, тонкие и очень нежные лепешки с начинкой из творога (чаще всего), зелени, картофельного пюре или тыквы. Рецепт ингушского чапильга не меняется уже столетиями и передается из поколения в поколение. Каждую лепешку выпекают на сухой сковороде с двух сторон, затем перекладывают на тарелку, обильно смазывают сливочным маслом, а перед подачей всю стопку режут на несколько частей. Готовится ингушскими хозяйками каждый день в больших количествах.

Вокхвар лархар

В переводе на русский вокхвар лархар означает «правила этикета», которые диктуют прежде всего уважительное отношение к старшим.

Правил очень много: младшему запрещено занимать почетное место за столом, проявлять чрезмерную инициативу в беседе, перебивать и вмешиваться в разговор более взрослых ингушей.

При появлении старшего ингуш обязан встать и не садиться, пока ему не поступит настойчивое приглашение. А еще младший всегда уступает дорогу старшему, даже если их разница в возрасте не очень велика. Конечно, существует на этот счет и нравоучительная пословица: «Не шути со старшим, не панибратствуй с младшим».

Обратное поведение расценивается как большой недостаток в воспитании, что сильно бьет по авторитету человека и его родителей.

Существует у ингушей и еще одно правило: дети должны ухаживать за родителями, обеспечить им достойную старость.

По ингушским адатам главным наследником имущества становится младший сын. Именно он берет на себя все заботы по содержанию отчего дома и почтительно ухаживает за родителями до конца их дней.

Ловцаш и сардамаш

В ингушском фольклоре сохранились довольно необычные выражения: ловцаш (пожелания блага) и сардамаш (проклятия), которые порой поражают своей суровой горской поэтикой.

Сейчас многие из ингушей их практически не используют и даже считают архаичными, но взрослое поколение хорошо помнит, что еще не так давно меткие фразочки — длинные, красочные и метафоричные — можно было слышать от односельчан ежедневно.

Так, ингуш вполне мог сказать провинившемуся земляку: «Чтоб ты умер в полном одиночестве» или «Чтобы вместо дождя на твою голову сыпались бревна», ну и в крайнем случае — «Пусть черви сожрут твое тело». Впрочем, говорят, что ингушские мужчины редко прибегали к проклятиям, тогда как женщины частенько пускали их в дело.

Да и ловцаш (пожелания добра) зачастую были не менее суровы. «Чтоб ты жил, пока на море волосы не вырастут», — мог сказать один ингуш другому. «Какая ты красивая, чтоб ты задохнулась» или «Да чтоб тебя молния ударила — как ты похорошела» — вот пара обычных комплиментов, которыми одна женщина могла одарить другую на рынке.

Истинг

Истинги — это традиционные ингушские ковры из войлока и шерсти, которые еще в старину валяли местные мастерицы. Каждый узор на истинге имел свое значение. Так что знающие люди могли читать такие ковры как книги — с помощью узоров рукодельницы порой зашифровывали целые послания.

Например, по орнаменту можно было определить, в какое время был сделан ковер. Если рисунок содержит в себе солярный знак, значит, истинг сваляли в мирное и благодатное время. О мире свидетельствовали и ровные, симметричные рисунки, а вот любая асимметрия в узорах — о войне и тревоге.

Изображение «древа жизни» на ковре служило посланием для потомков: помни свои корни и живи так, чтобы потомки гордились тобой. Широко распространенным орнаментом были бычьи, бараньи и оленьи рога, символизирующие изобилие и благоденствие.

Такие ковры из валяной шерсти в былые времена были обязательной частью приданого невесты, они изготавливались в качестве подарка для семьи мужа. Также ковры дарили на рождение в семье первого ребенка.

«Из тьмы веков»

Это название самой читаемой книги в Ингушетии — эпического романа классика ингушской литературы Идриса Базоркина. Он повествует о жизни ингушей в последние десятилетия XIX века в эпоху царской власти на Северном Кавказе и до 1918 года.

Роман «Из тьмы веков» должен был стать первой частью трилогии. А вся эпопея (включающая также романы «Обитатели башен» и «Тайна замка Ольгетты») должна была охватить историю ингушей вплоть до 1958 года, когда те вернулись на родную землю из 13-летней ссылки. Но материалы к двум другим книгам пропали во время осетино-ингушского конфликта в 1992 году.

Несмотря на это, роман «Из тьмы веков» не раз называли энциклопедией ингушской жизни. Хотя сам Базоркин еще при жизни такое определение отвергал. «Книга эта — не энциклопедия жизни ингушского народа за минувшее столетие. В ней пойдет речь о становлении личности, о борьбе характеров в условиях значительных исторических событий», — говорил писатель.

Так или иначе, но для самих ингушей этот роман — главное произведение их культуры, так же как для русских — «Война и мир».

Сабина Карахоева

Рубрики

О ПРОЕКТЕ

«Первые лица Кавказа» — специальный проект портала «Это Кавказ» и информационного агентства ТАСС. В интервью с видными представителями региона — руководителями органов власти, главами крупнейших корпораций и компаний, лидерами общественного мнения, со всеми, кто действительно первый в своем деле, — мы говорим о главном: о жизни, о ценностях, о мыслях, о чувствах — обо всем, что не попадает в официальные отчеты, о самом личном и сокровенном.

СМОТРИТЕ ТАКЖЕ
В других СМИ
Еженедельная
рассылка