{{$root.pageTitleShort}}

«Мог помочь — поэтому помог»

Врач-волонтер, девушки за швейной машинкой, психологи на связи, ответственные бизнесмены и другие решившие, что в пандемию помогать другим — особенно важно
349

Волонтерство в больнице. «Их отличает только страх в глазах»

Врач общей практики, 30-летняя Залина Циноева уже несколько недель совмещает основную работу с волонтерскими дежурствами в московской инфекционной больнице в Коммунарке.

— В конце марта подруга прислала ссылку на заявку для волонтеров. Заполнила ее не раздумывая, — вспоминает Залина. — Дней десять ждала ответ. 2 апреля впервые вошла работать в «красную» зону — туда, где лежат больные с коронавирусом.

Сначала Залину проинструктировали и выдали защитную экипировку. Координируют волонтеров такие же добровольцы.

— В первый день я заблудилась в поисках больницы. Пока искала нужное здание, не покидало ощущение, что попала в зону отчуждения. Вокруг редкие прохожие. Останавливаешь кого-нибудь, чтобы выяснить дорогу, а от тебя шарахаются в страхе, — описывает впечатления Залина.

Залина Циноева

В больнице все работают четко и слаженно, говорит девушка, поэтому новые волонтеры быстро проникаются такой же спокойной уверенностью. Если соблюдать все правила, риск заразиться минимален.

— Конечно, страх был. Опасалась, что попаду в самый настоящий ад. На деле первое, что замечаешь, заходя в красную зону, — насколько там тихо, — рассказывает Залина. — Никакой истерии и паники, хотя нагрузка на врачей большая. Единственный страх, который сложно преодолеть врачам, что ты заразишь своих близких.

Будни Залины в Коммунарке складываются из самой разной работы — это может быть и осмотр пациентов, и их транспортировка с этажа на этаж. Четкого графика нет: волонтеры исходят из своих возможностей.

— Если приезжаю днем, дежурю до восьми вечера, если утром — до четырех дня, — рассказывает врач. — Стараюсь отрабатывать полноценный день, совмещая волонтерство с основной работой. Иногда позволяю себе один день отдыха, просто лежу овощем дома.

Физическая усталость в красной зоне не ощущается: слишком много работы. Некогда размышлять и насколько некомфортно в защитной экипировке. По словам Залины, усталость наваливается уже после, причем работа волонтером утомляет скорее морально.

— С одной стороны, ты свидетель реальной эпидемии. С другой — читаешь в сети, что ее нет. Тебе звонят и пишут СМС с вопросами: «Правда ли это?» — и не все верят объяснениям. Много людей по-прежнему обвиняют врачей во лжи. Это огорчает. Да, пациенты разные, кто-то болеет в легкой форме, кто-то — в тяжелой, но они — реальны. И это такие же люди, как все мы. Их от нас отличает только страх в глазах.

Несмотря на трудности, Залина не жалеет о своем решении стать волонтером. Вопрос: «зачем тебе это?» — она слышит часто, от друзей, родных, знакомых.

— Это моя помощь коллегам и обществу в сложной ситуации. Для меня очень важно, что я ее оказываю безвозмездно, — объясняет она. — Друзья, родные говорят, что гордятся мною, но сама я ничего подобного не испытываю. Наоборот, мне кажется, что я делаю недостаточно, хотя разумом понимаю, что большего сделать не в силах.

Людям, которые хотят помочь медикам в это сложное время, Залина дает единственную рекомендацию — оставаться дома.

Маски для медиков. Ради спокойной совести

{{current+1}} / {{count}}

Сейчас проблем со снабжением медиков питанием и средствами защиты в Кабардино-Балкарии нет, но когда появились сообщения о первых заболевших, оказалось, что, несмотря на подготовку, Центру по профилактике и борьбе со СПИДом и инфекционными заболеваниями не хватает масок для сотрудников. Это выяснила тьютор Маржан Тэйлор, у которой в больнице работает тетя.

— Я позвонила ей и спросила: нужна ли какая-то помощь? Она объяснила, что персонал несколько дней не выходит наружу, не видит семьи, им не хватает еды, масок, — рассказывает девушка.

Тогда Маржан обратилась к друзьям с нальчикского скалодрома Onsight. Ребята накупили продуктов и отвезли в больницу.

— Тетя сказала: «Горшочек, не вари». Оказалось, что все ринулись помогать им продуктами. Тогда я спросила разрешение выложить в соцсети объявление с просьбой сшить маски. Так нашлась сначала Милана, которая была готова сшить маски бесплатно, если ей дадут материалы, а потом и человек, который готов был их оплатить.

Милана Халилова

Художница Милана Халилова говорит, когда увидела объявление, сразу решила откликнуться, «иначе совесть не позволит жить спокойно». Она предложила свои услуги, но материалов не было, в больнице уже израсходовали все запасы: сами делали маски. Однако очень скоро объявился спонсор, и Милана отправилась в магазин купить ситец, но только для того, чтобы обнаружить, что все раскуплено и там.

— Я с удивлением обнаружила, что куча народу шьет эти маски и зарабатывает на них. В итоге мне помогли выбрать ткань подороже, ее можно было шить в два слоя, а не в три-четыре. Дома у меня нашлось 10 метров советского ситца, который я тоже решила пустить в ход.

Первые сто масок Милана и ее свекровь сшили и отправили в больницу за два дня, на остальные 200 ушло еще три. Молодой человек, оплативший материалы, владелец одного из популярных в Нальчике ресторанов, афишировать свое имя не захотел.

— Я же сделал это не для пиара. Мог помочь, поэтому и помог, — говорит предприниматель.

Дизайнера и блогера Дзерассу Бицоеву из Владикавказа к пошиву масок для врачей подтолкнул пост врача осетинки из Германии, которая работает с зараженными COVID-19. Она рассказывала, что в стране сложная ситуация со средствами защиты для врачей, предупреждала, что так же может случиться в России, и просила шить маски всех, кто может.

— Подписчиков у нее было немного, и я решила подключиться. Нашла в соцсетях девушек, у которых есть машинки и которые смогли бы бесплатно отшить маски. Еще к работе присоединилось одно ателье, а магазин тканей бесплатно предоставил материал, — рассказывает Дзерасса.

Девушки сшили около 500 масок и передали их в инфекционное отделение и в отделение хирургии Республиканской детской больницы, а на днях отправили маски для персонала республиканского санатория «Осетия» и отделения нефрологии в РКБ.

— После публикации поста стали писать врачи с просьбой предоставить маски, мы реагируем на каждое сообщение, — объясняет дизайнер.

Сотрудники Центра по профилактике и борьбе со СПИДом и инфекционными заболеваниями в масках, сшитых Миланой Халиловой

Моральный дух. «Парочка целовалась на балконе напротив»

Ставропольский духовой оркестр имени Д.А. Осиновского во время вынужденной самоизоляции решил последовать примеру испанцев и итальянцев, поющих и играющих на балконах. В выходной день в густонаселенном микрорайоне Перспективный на балконе одного из домов сыграл саксофонист Игорь Ермошкин. Вместо сцены он поднялся на деревянный ящик.

— Судя по реакции ставропольцев, им такой концерт понравился. Какая-то парочка целовалась на балконе напротив, я видел. Кто-то кричал «браво». Я даже слышал аплодисменты внизу — там перед подъездом тоже стояли люди. Кто-то с собакой вышел прогуляться, а кто-то, смотрю, с мусорным ведром притормозил и тоже заслушался, — рассказывает музыкант.

Кроме Игоря на балконе стояли звукорежиссер из ставропольского Дворца культуры и спорта и ведущий концертов оркестра, а в какой-то момент к ним присоединился оператор местного телевидения.

— Естественно, мы соблюли все меры безопасности: были в перчатках, медицинских масках, вместо бутылочек с водой рядом стояли антисептики, — говорит Игорь.

Сыграть для жителей Перспективного ему предложил дирижер оркестра. В балконном концерте прозвучали и традиционный джаз, и современная зарубежная попса, и клубная музыка.

Оркестр имени Д.А. Осиновского собирается продолжить музыкальный эксперимент. Сейчас организаторы просят горожан предложить площадку для следующего концерта. Это может быть балкон обычного дома в людном районе — только обязательно на лестничной площадке, а не в квартире: безопасность превыше всего. В следующий раз обещают порадовать ставропольцев не только музыкой, но и вокалом.

Выступил на балконе и Хадис Сабиев из Махачкалы, популярный на Северном Кавказе исполнитель нашидов — мусульманских песнопений.

— У меня во дворе живет исламский ученый — он прислал мне видео, как поют в других странах, и написал: «Нам тоже нужна твоя поддержка», — говорит он. — На следующий день я установил на балконе аппаратуру, надел костюм, предупредил соседей, чтобы не выходили слушать во двор, а сидели дома, и 40 минут пел. Раз нужна поддержка, нужно ее оказать. Соседи не жаловались, наоборот, просят меня повторить.

Продукты для бедных. «Им нечем кормить детей»

Хадис Сабиев

Один из нашидов Хадиса, снятый на видео, разлетелся по интернету.

— На одной странице даже миллион просмотров было, — говорит он. — Поэтому многие пришли ко мне в Instagram, увидели, что я занимаюсь благотворительностью, и присоединились. Сейчас время, когда надо показать себя перед Аллахом, помогая другим.

Хадис Сабиев давно помогает нуждающимся, а сейчас, по его словам, «активизировал все свои ресурсы». До начала пандемии он помогал неимущим платить аренду за квартиру, провел двум семьям газ, установил пандус для женщины с инвалидностью.

— Если тогда я был придирчив, то теперь стараюсь просто быстрее помочь. С начала пандемии мы помогаем 5−10 семьям ежедневно. С каждым человеком я разговариваю, потом жена покупает продукты, а помощник разводит по адресам, — говорит Хадис. — Сейчас сосредоточились на самом важном: продуктах, средствах первой необходимости и лекарствах, прием которых нельзя прерывать.

Марина Губаева из Владикавказа тоже считает, что действовать сейчас надо активнее и быстрее. Уже шесть лет она помогает малоимущим и многодетным семьям. Началось все случайно: после ремонта у Марины остались ненужные вещи, которые она решила отдать тем, кто нуждался. Но таких оказалось слишком много, и так появился благотворительный фонд в одно лицо «Доброе сердце». Марину знают и передают через нее вещи, помогают деньгами. Режим самоизоляции внес коррективы в ее деятельность. Сейчас она развозит именно продукты питания и средства первой необходимости. Обычный вес пайка — 25 килограммов, но Марина уменьшила его вдвое, чтобы увеличить количество адресатов. Женщина говорит, что «под удар» попали в основном самозанятые.

— Семьи, где работали в сфере услуг, такси, на рынках, магазинах, остались вообще без копейки. Статуса малоимущих у них еще нет, и сегодня в списках на помощь от государства они не значатся. Все финансовые и продуктовые запасы иссякли, им нечем кормить детей. За две недели я объездила 250 семей в районах республики, доставляя еду, памперсы, детское питание. Спасибо предпринимателям, которые продают мне продукты по минимальным ценам, и моим подписчикам в Instagram.

При этом Марина отмечает, что люди сегодня помогают не так активно, как раньше. За две недели ей с трудом удалось собрать от благотворителей 80 тысяч рублей.

— Этого мало, нуждающихся стало намного больше. Недавно в одну семью привезли помощь, и трехлетняя девочка воскликнула: «Мама, даже яйца привезли!» Это в XXI веке!

Марина Губаева

Помощь от бизнеса. «Нашему примеру последовали»

Не остались в стороне и частные предприниматели. Владелец махачкалинского ресторана «Вельвет» отправил продуктовые наборы в 54 семьи. Сотрудники ресторана решили пожертвовать личные средства, чтобы помочь тем, кто попал в тяжелую ситуацию. На своей странице в Instargam они попросили подписчиков делиться адресами нуждающихся в продуктах семей, говорит smm-менеджер заведения Магомед Абдуллаев. Вместе с директором заведения он развез пакеты с продуктами первой необходимости. По его словам, в заведении регулярно занимаются благотворительностью и привлекают к этому подписчиков своей страницы в Instargam. Раньше пожертвования собирали на лечение подопечных благотворительных фондов.

Магомед Абдуллаев

— Удивлению и радости некоторых людей не было придела, и это очень приятно. Я увидел, сколько у нас крайне нуждающихся семей. Некоторые жилища были очень бедные, как шалаши, — говорит Магомед. — Мы показывали в аккаунте, как везем продукты, но не показывали людей. Зрители наших прямых эфиров потом писали, что мы мотивировали их и они последовали нашему примеру.

Ресторан панирует повторить акцию в большем масштабе.

— Еще мы планируем покормить городских кошек, — говорит Магомед. — Пока люди на самоизоляции, они сильно похудели.

Продуктовые корзины для тех, кто оказался в кризисной ситуации, собирают и на владикавказской торговой базе «Чиба». Тысяча семей со всей республики получат продуктовый набор стоимостью чуть более трех тысяч рублей. Список нуждающихся по просьбе руководителя базы предоставило министерство социальной защиты республики. В продуктовый набор входит пятилитровая бутылка масла, 5 килограммов сахара, 3 килограмма гречки, три пачки макарон, две пачки спагетти, имбирь, лимон, чеснок, капуста, свекла, лук, морковь плюс сухофрукты и корзина киви либо двухкилограммовая упаковка муки.

— У нас занимались благотворительностью и раньше, поэтому решили действовать и сейчас. Три дня провизию раздавали в городе, теперь отправим фуры в районы, — говорит сотрудник базы, пожелавший остаться анонимным, чтобы избежать обвинений в пиаре. — Списки расширяются, люди сами приходят и рассказывают о соседях, которым требуется помощь, «Чиба» не отказывает.

После того, как было объявлено о режиме самоизоляции, в супермаркете «Чиба» установили полку с бесплатным свежим хлебом. Любой может взять столько буханок, сколько ему нужно. По словам сотрудника торговой базы, акция достаточно востребована, стеллаж с хлебом пустеет быстро.

Психологическое здоровье. Вместе через кризис

Дежурный консультант психологического центра «Пси-фактор»

В психологическом центре «Пси-фактор» при Дагестанском государственном университете тоже решили помочь окружающим доступным им способом. Психологи создали кабинет, где дежурят специалисты, готовые бесплатно проконсультировать онлайн.

—  То, что мы начали делать сейчас из-за кризиса, не психотерапевтическая работа, это экстренное консультирование, — поясняет директор центра Арсен Джабраилов.

Арсен Джабраилов

В кабинете дежурят практикующие психологи из числа выпускников университета и преподаватели. Плюс к ним присоединились коллеги из разных городов России и даже один наш коллега из Израиля. Всего двенадцать специалистов, но, если понадобится, их количество можно увеличить, говорят в центре.

Больше всего обращений пришлось на начало введения «режима нерабочих дней» и на момент, когда его продлили, — до 12 в день. Сейчас их число в два раза меньше.

— Возможно, люди привыкли к ситуации, нашли себя в семье, начали жить, а не сопротивляться новому режиму, — говорит Арсен. —  Вторая возможная причина — много наших коллег подключились к подобной работе, и нагрузка разделилась. Если верно второе предположение, то мы увидим рост обращений в случае продления режима самоизоляции.

Все обращения примерно одинаковые: у людей обострились те состояния, которые уже были. В основном это депрессии, конфликты в семье между супругами и с детьми.

— Единственное, что добавилось, — это страхи студентов и родителей школьников по поводу экзаменов. Сильных обострений я не вижу, видимо, нам помогает, что город живет не в самом строгом режиме, — объясняет руководитель центра. — Более серьезно оценить всю картину и дальние психологические последствия кризиса мы сможем уже после его окончания.

Психологи готовы бесплатно консультировать желающих до окончания кризиса.

Милена Сабанова, Дарья Шомахова, Лейла Наталья Бахадори, Ася Асрян, Карина Бесолти

Рубрики

О ПРОЕКТЕ

«Первые лица Кавказа» — специальный проект портала «Это Кавказ» и информационного агентства ТАСС. В интервью с видными представителями региона — руководителями органов власти, главами крупнейших корпораций и компаний, лидерами общественного мнения, со всеми, кто действительно первый в своем деле, — мы говорим о главном: о жизни, о ценностях, о мыслях, о чувствах — обо всем, что не попадает в официальные отчеты, о самом личном и сокровенном.

СМОТРИТЕ ТАКЖЕ

Свадебный переполох: как коронавирус обнулил рынок торжеств на Кавказе

Рядовая свадьба в Дагестане стоит миллион рублей, а обслуживают ее полсотни человек. Но из-за пандемии бизнес остался без работы в разгар сезона, а торжества переехали из помпезных залов в квартиры
В других СМИ
Еженедельная
рассылка