{{$root.pageTitleShort}}

Неголодный художник

Автор из Нальчика Елена Романовская — о том, как выйти на международный рынок, продать картину за $ 2 400 и быть в центре творческой тусовки, не покидая родины
372

Художник голодным быть не должен. Да и вообще никому ничего не должен, кроме честной творческой работы. И, оказывается, за эту работу можно получать деньги, даже если ты провинциальная девочка с Кавказа, считает Елена Романовская из Нальчика. Самая дорогая из проданных ею картин «Пиршество на торжество» уехала за границу, принеся своей создательнице 2 400 долларов. При этом скандальным художником Елену не назовешь. И называться она предпочитает именно художником, несмотря на кажущийся флер феминизма в творчестве. Никакого эпатажа ради эпатажа, только искренность, фантазия и чистый цвет. А еще — умение правильно заявить о себе.

Уехать, чтобы вернуться

За плечами Елены Романовской колледж дизайна Кабардино-Балкарского госуниверситета, Северо-Кавказский институт искусств, несколько фестивалей «Таврида-арт», работа в Нальчике, Краснодаре и снова в Нальчике. Но известна она стала сначала за пределами этих городов. Ее картины экспонировались на выставках, онлайн и оффлайн, в Москве, Краснодаре, Сочи, в Крыму, за рубежом, работы есть и в частных галереях, и коллекциях в Греции, Великобритании, Франции, США. Елена занимается и иллюстрированием книг — на ее счету несколько учебников, изданных в Штатах, а сейчас она работает над еще одной американской книгой и говорит, что это позволит ей выйти в творчестве на новый уровень.

А началось все с того, что в какой-то момент Елена поняла, что ей тесно в Нальчике, и уехала в Краснодар.

— Там я, конечно, не сразу смогла полностью уйти в искусство, стала работать в сфере относительно близкой к живописи — графический дизайн. Но не переставала писать картины, искать свой стиль.

Елена искала разные способы реализовываться как художник и продвигать свое творчество — какое-то время даже делала авторскую вышивку на носках. И через несколько лет поняла, что готова вернуться в Нальчик. Место перестало иметь значение.

— Сегодня тебе совершенно неважно, в каком городе ты живешь, если для работы тебе нужен акрил, кисти, планшет, интернет и отделение Почты России, чтобы пересылать заказы, — рассуждает Лена. — Я вернулась в Нальчик и вдруг поняла, что меня все здесь сейчас устраивает. Разве что немного не хватает какой-то творческой тусовки.

Продвинуть и продать

Чтобы работать где угодно и не бедствовать, Елена выбрала, возможно, хлопотный, но действенный, как показала практика, метод.

— Нельзя останавливаться, надо смотреть и слушать лекции, знакомиться с новыми тенденциями, ходить на выставки, подаваться в максимальное количество онлайн-галерей, — перечисляет она.

Ее работы выставлены на популярных онлайн-площадках: Gallarty, Artfinder, Saatchi Art. Продавать и покупать можно не только картины, но и принты. Это дешевле и позволяет сразу нескольким людям обзавестись изображением понравившейся картины легально, не пиратствуя.

— На тот же самый Artfinder надо стараться ежедневно выкладывать новые работы. Если нет больших, пиши маленькие, — продолжает Елена. — Я вот, например, сейчас написала пять маленьких, и, считай, неделю у меня есть что выкладывать. Если не ежедневное, то хотя бы еженедельное пополнение магазина важно, чтобы ты оставался актуальным. Естественно, надо продвигать себя в соцсетях. И ездить на форумы типа «Тавриды», чтобы заявлять о себе не только в виртуальном мире.

Важно верно выбрать площадку для онлайн-продаж работ. Многие галеристы считают минусом наличие магазина на Etsy. Выставлять свое искусство среди вязаных салфеток и самодельных брошей считается дурным тоном. Но художники все равно это делают: продает площадка хорошо. Галереи типа Artfinder и Saatchi Art — гораздо более удачный выбор, если говорить о престиже. Первая помогает в продвижении и собирает дайджесты из самых просматриваемых и интересных художников, еще больше повышая интерес к ним. Елена в такие попадала не раз. Цель Saatchi — найти молодые таланты и помочь им раскрутиться.

Сложный путь

Основной проблемой художников из регионов Елена считает невозможность лично посещать крупные галереи Москвы и Санкт-Петербурга и вливаться в художественное и искусствоведческое сообщество.

— Наш успех зависит не только от качества картин, но и от тусовки, так это назовем. Надо быть всегда на виду, на слуху, чтобы о тебе знали, потому что художников много, — поясняет она. — Это как у нас в Нальчике: кто-то кого-то подтягивает, знакомит с кем-то, работает сарафанное радио. Мне приходится делать это онлайн, участвовать в опен-коллах. Непосредственно выставки еще не приносили мне денег, кроме одного аукциона. Но они важны для резюме: часто смотрят, в скольких и в каких выставках ты уже участвовал, всероссийские они или международные.

Пытаться продаваться через галереи — путь более долгий, чем идти в интернет. Здесь сначала надо получить признание.

— Тогда твои картины будут стоить дороже. Мне для этого пока не хватает теории, поэтому я сейчас прохожу индивидуальный курс по продвижению и развитию, чтобы прокачать свои сильные стороны, сделать свое искусство острее, заметнее, — рассказывает художница. — Пока я пишу картины интуитивно. Однако здесь, как в любом виде искусства, талант — это хорошо, но когда ты изучаешь правила, механизмы, тенденции, то ненужное отсекается, и остается ограненный бриллиант. Я задалась целью научиться отсекать ненужное и развивать нужное.

Все, кроме нечестности

— Глядя на мои картины, люди порой думают, что я беру образы с потолка, но это не так, — объясняет Лена. — Это всегда реальный человек, реальный образ, который преломляется в моем воображении.

Елена, по ее признанию, больше всего любит писать портреты — знакомых, малознакомых, незнакомых людей, знаменитостей. Иногда сразу получается выхватить главные черты, иногда — нет. Но спрос на такие работы стабильный.

— Я пару раз делала что-то вроде краудфандинга. Например, недавно, когда обставляла мастерскую в Нальчике. Я называю это «Меценаты Романовской». Люди скидывали мне символическую сумму и свое фото, из которого они бы хотели сделать портрет, — рассказывает Елена. — Я делала диджитал-портрет в своем стиле. Его можно превратить во что угодно — от аватарки в интернете до принта на стене или на шопере. Какие-то портреты я видела, едва взглянув на фото, над несколькими пришлось серьезно поломать голову. Так или иначе, каждый из них — это мое честное видение человека. И да, я люблю писать портреты, но на потоке это все же выматывает.

Честность и искренность — главное в искусстве, считает Елена. Активный маркетинг с ними сочетается, но не должен приходить на замену. В числе картин Елены есть и такие, которые на Северном Кавказе вполне могут потянуть на звание если не скандальных, то эпатажных, но созданы они не ради реакции зрителей. Романовская называет картины цветами, и они стали результатом прохождения очередного курса — по принятию своего тела. А то, как их оценивают, художника не смущает: каждый волен видеть в произведении искусства то, что ему близко.

Не воздушное создание

Лето-2021 для Елены выдалось насыщенным: прошла ее первая персональная выставка «Портрет налицо» в Нальчике, затем были очередная «Таврида», поездка в Башкирию и личная арт-резиденция в Подмосковье.

— У меня появилась возможность пожить и поработать в доме с видом на лес, — рассказывает Лена. — Русский такой лес: березы, сосны, красота… И борщевик, которого я ужасно боюсь. Правда, по лесу я не гуляю — работаю с утра до ночи. После поездки в деревню моего детства, где я не была уже лет 15, я полна идей. Делаю проект, связанный с деревенским миром, а точнее, моим его видением.

Общение с людьми, совершенно иные традиции, отличные от привычных кавказских, детали быта, другой горизонт, другие звезды, солнце, воздух — все это не могло не оставить свой след в творчестве. Скетчи, небольшие картины, фотографии появлялись в соцсетях девушки в режиме нон-стоп.

— Вообще, я сейчас делаю два проекта, — говорит она. — Помимо деревенского в работе есть еще один — «Мистер Икс», я сейчас договариваюсь с московской галереей, чтобы его выставлять.

«Мистер Икс» — это про слияние слова и визуального образа. От нескольких человек, работающих в разных сферах, Елена получила словесные описания людей, чьих имен она не знает.

— Описание героя, чье имя сохраняется в тайне, погружает художника в поток ассоциаций, лирических связей и воображения, выплеснутых на холст, — рассказывает художник. — Картины и текст все еще не раскрывают тайны имени персонажа, и зрителю предоставляется возможность стать повествователем своей версии, разгадывая «Мистера Икс» на портрете. Надеюсь, скоро зрители встретятся с этим проектом, так сказать, лицом к лицу.

Елена признается, что ее задевает точка зрения, что художники — это воздушные создания, порхающие то туда, то сюда. Это точно такая же работа, как любая другая, уверена она.

— Я действительно чуть ли не от рассвета до заката пишу. Это работа. Приятная, но тяжелая.

Дарья Шомахова

Рубрики

О ПРОЕКТЕ

«Первые лица Кавказа» — специальный проект портала «Это Кавказ» и информационного агентства ТАСС. В интервью с видными представителями региона — руководителями органов власти, главами крупнейших корпораций и компаний, лидерами общественного мнения, со всеми, кто действительно первый в своем деле, — мы говорим о главном: о жизни, о ценностях, о мыслях, о чувствах — обо всем, что не попадает в официальные отчеты, о самом личном и сокровенном.

СМОТРИТЕ ТАКЖЕ
В других СМИ
Еженедельная
рассылка