{{$root.pageTitleShort}}

Архызский сувенир

Сосновое варенье, домашние угги и другие редкости, которые обязательно нужно приобрести на кавказском горнолыжном курорте
3620

Самая короткая дорога из Кавминвод к Архызу проходит через перевал Гум-Баши. Внизу еще догорает осень, а на высоте двух тысяч метров над уровнем моря снежно и тихо. До Кавказского хребта рукой подать. Туда мы и направляемся, а по пути присматриваем подарки — высокогорные, без подделок.

{{curItem + 1}} / 5

В Нижнем Архызе, неподалеку от аланских храмов и наскального лика Христа — любимой достопримечательности всех туристов в Карачаево-Черкесии, раскинулись придорожные базары кавказских сувениров. Здесь можно найти почти все, чего душа пожелает. В том числе вещи неожиданные: от варенья из шишек до браслетов из полудрагоценных камней. В первую очередь замечаешь папахи и бурки, но их продавцы оказались людьми скрытными и о происхождении своего товара рассказать не пожелали. Коллеги по базару говорят, что это перекупщики, а шьют шапки и бурки скорняжные мастера Карачаевска. Фотографироваться в атмосферном образе разрешают бесплатно. А вот чтобы приобрести папаху, придется выложить две тысячи рублей. Бурки — дороже, ценник начинается от семи тысяч, зависит от конкретной модели.

Варенье гор

Нижний Архыз, рынок, полдень. Банки и баночки сияют на солнце разноцветными боками. Зеленое, желтое, ярко-красное варенье выглядит непривычно, но аппетитно. Рядом хлопочет беспокойная хозяйка Раиса.

— Вот сосна — первое дело от простуды, кашля, бронхитов, — она протягивает мне чашку с маленькими шишками в сиропе.

В сезон падения иммунитета за сосновыми соцветиями в сахаре начинается настоящая охота. Полезное лакомство заказывают в подарок друзьям и родственникам, просят переслать по почте, пытаются купить в интернете. Но отыскать настоящее можно только в горах.

За хвойными побегами в леса Архыза Раиса отправляется вместе с мужем и дочерью. Ее семья двадцать лет продает целебное варенье, а недавно начала отправлять его и по почте — а все «шишечная» лихорадка. В большом экологически неблагополучном городе чистейших архызских шишек не достать, что уж говорить о правильном рецепте их приготовления.

Молодые сосновые шишки собирают высоко в горах. В металлическом чане их слой за слоем пересыпают сахаром, дают пустить сок и настаивают почти неделю. Получившуюся массу несколько часов варят на огне. В общем, заниматься таким хлопотным делом в мегаполисе никто не станет.

— Мы этим живем. Меня моя мама учила делать варенье, а ее учила бабушка. Работы у нас нет, в сезон крутим банки, а потом продаем, — Раиса дает мне пластиковую ложечку. Варенье оказывается сладкими и оставляет хвойное послевкусие.

Одними шишками сыт не будешь, я продолжаю изучать скляночки. Глаз притягивает светло-розовая, цвета клубничного компота. За стеклом трепетными медузами застыли лепестки.

— Это мое любимое, — проследила мой взгляд Раиса. — Варенье Афродиты. В нем цветки чайной розы и шиповника. Хорошо для почек, печени, нервной системы, сердца.

На вкус «компот» сахарно-сладкий, с легкими следами розы. Раиса смеется:

— Скоро вместо картофеля будем на огороде розы выращивать, так хорошо варенье берут!

На этом экзотика не заканчивается. В глубине прилавка стоят баночки особые, с вареньем из мяты, боярышника, чабреца, эстрагона, шикши. Засахаренные горные травы ждут своего часа.

Кому дарить? Варенье — подарок универсальный, хорошо вручать его с пожеланием крепкого кавказского здоровья.

Цена презента: от 80 до 150 рублей за банку.

Чинарики из поселка астрономов

Семена бука, или, как их тут сурово называют, чинари, — еще один съедобный сувенир с горного базара. Нижний Архыз окружен буковой рощей (не зря же поселок астрономов, который находится здесь, назвали Буково). Там в сезон и собирают чинарики.

— Осенью, когда орешки осыпаются, мы идем в рощу и целый день на коленках ищем чинари. Их приходится сгребать руками в траве, — продавец Людмила показывает на большой мешок, доверху наполненный коричневыми семенами.

Буковые орешки — питательные и ценные. В них много жиров, белка и витамина Е. Говорят, масло из них по качеству не уступает прованскому.

Туристы любят чинари за то, что их можно щелкать как семечки, а местные жители знают секрет: если в тесто добавить немного буковой муки, хлеб станет вкуснее и пышнее.

Кому дарить? Тому, кто любит грызть орехи, но еще не пробовал архызские чинарики.

Цена презента: 100 рублей за стакан.

Лучший подарок по версии Винни Пуха

— Чего про мед рассказывать! Берите ложку!

Карачаевск. У придорожной палатки с медом меня встречает пчеловод Василий. Он пасечник в третьем поколении («все нормальные дети ездили в пионерские лагеря, а я на пасеке летом пропадал») и точно знает: расхваливать архызский мед не надо, лучше дать попробовать. И не один раз.

Мед с горного разнотравья — лакомство от всех болезней. Рождается он в верховьях Большого Зеленчука, на вкус как лето в горах: с характером, пряный, но не приторный. Эдакое кавказское «вино из одуванчиков», концентрированный июнь. Пользуясь случаем, прошу еще одну ложечку. Василий посмеивается — в его покупателях частенько просыпается Винни Пух.

Охотнее всего берут цветочный мед и мономед из акации. Чтобы собрать последний, жужжащее хозяйство вывозят на предгорные луга.

Недавно ассортимент медовой лавки расширился пыльцой и пергой.

— Пыльцу я специальным прибором украл у пчел, — Василий указывает на коробку с разноцветными трофейными комочками и продолжает: — А перга — это пыльца, занесенная в соты и смешанная с нектаром. Ее еще называют пчелиным хлебом, молодые пчелки на ней хорошо растут.

Из необычного в закромах — пчелиный клей, или прополис. Василий советует натирать им все, что болит и не болит:

— Для лыжников особенно классно: помазал — и синяк быстро сошел.

На прощание пчеловод дарит мне немного настоящего меда в сотах. Я съедаю его дома и ни с кем не делюсь.

Кому дарить? Сладкоежкам — обязательно, аллергикам — с осторожностью, для них лучше выбирать мономед, например из акации.

Цена презента: от 300 рублей за килограмм.

Чай от бед

Бабушка Ксения стоит у дороги через Нижний Архыз в стороне от оживленной торговли и ларьков с китайскими сувенирами. На картонную коробку она выкладывает прозрачные пакеты с архызским чаем. Травы для него она, несмотря на почтенный возраст, собирает в горах сама.

— Это все здесь растет, рядом с моим домом. Я под горой живу. Правда, за барбарисом пришлось идти далеко, — старушка ворошит кульки с высушенной душицей, шалфеем, мать-и-мачехой, мелиссой, шиповником и липовым цветом.

— Наверное, горный чай — лечебный?

— Он общеукрепляющий, для иммунитета, от бед… Но не лечит ничего, — травница смотрит на меня как на жертву маркетинга. — Для того, чтобы чай помог при какой-то болячке, нужно придумать особый состав.

Ее сборы берут не как народное лекарство, а, скорее, как узелки на память — чтобы заварить чай туманным вечером на кухне и впустить в дом горный дух.

Я покупаю большой пакет, бабушка щедро сыпет сверху сушеный барбарис. Собираюсь уходить, меня окликают, просят вернуться, дают с собой пучок чабреца. Он пахнет летом, помогает от кашля и выглядит как букет.

Кому дарить? Чай дополнит любой новогодний сюрприз.

Цена презента: от 50 до 150 рублей за пакет.

Чуни и носки для холодов

Горный вариант домашних тапочек — чуни. В Архызе их делают из цигейки — стриженой и крашеной овчины. Каждую пару шьют и украшают вручную. Внутри мягкая овечья шерсть, которая согреет ноги в холода. Домашние чуни сильно напоминают сапожки угги, но на улицу в таких не выйдешь.

Фото: Оксана Гильман/Фотобанк Лори

А теплые носочки — спутники суровой зимы — вяжут прямо на рынке. Стоит присмотреться к самым простым парам, именно их делают из натуральной шерсти. Затейливые принты на носках намекают на машинную вязку, а на базаре лучше и интереснее брать hand-made.

Кому дарить? Теплолюбивым близким.

Цена презента: носки — 100 рублей, чуни — от 1000 рублей.

Красота под ногами

В Архызе собирают не только ароматные травы, но и полудрагоценные камни. После сильного дождя со склонов в балки между гор смывает жеоды. Там их и находят «кладоискатели».

Жеоды — геологические образования в виде замкнутых полостей в осадочных или вулканических породах, от нескольких миллиметров до метра в поперечнике. Внутри полостей кристаллизуются минералы.

— Вы бы такой выбросили в речку и ничего бы не заподозрили, — знаток дел каменных Игорь раскрывает жеоду, состоящую из двух половинок. Если не знать, что внутри, можно подумать, это просто большой камень, покрытый известью. Но внутри невзрачного булыжника сияют крупные кристаллы горного хрусталя. «Ах!» вырывается само собой.

— Ибо в горы идут и смотрят только вверх и на красоту гор, а под ноги только для того, чтобы не упасть. Хотя истинная красота — под ногами, — уходит в поэтическое мастер.

Жеоды он ищет вместе с матерью Марией Даниловной, в прошлом — учителем химии.

Игорь уверяет, что обменивает горный хрусталь на уральские камушки, потом их обрабатывает и превращает в модные украшения. При виде его прилавка, усыпанного самоцветами, разбегаются глаза. У девушек включаются сорочьи повадки, хочется потрогать и примерить все, что блестит.

На прощание он протягивает мне коробку с кулонами из полудрагоценных камней. Я моментально достаю фиолетовый, из аметиста со светлыми прожилками. И тут же узнаю: надо быть осторожнее в выборе — приглянувшийся минерал выдает всю подноготную покупателя.

— Вы путешествуете и любите кого-то, — объясняет Игорь тонкую магию камня. — Аметист хранит влюбленных и путешественников. Забирайте!

Кому дарить? Полудикий горный хрусталь — непременно любимым.

Цена презента: зависит от размеров и редкости камня.

Фото: Антон Подгайко

Екатерина Филиппович

Рубрики

О ПРОЕКТЕ

«Первые лица Кавказа» — специальный проект портала «Это Кавказ» и информационного агентства ТАСС. В интервью с видными представителями региона — руководителями органов власти, главами крупнейших корпораций и компаний, лидерами общественного мнения, со всеми, кто действительно первый в своем деле, — мы говорим о главном: о жизни, о ценностях, о мыслях, о чувствах — обо всем, что не попадает в официальные отчеты, о самом личном и сокровенном.

СМОТРИТЕ ТАКЖЕ
В других СМИ
Еженедельная
рассылка