{{$root.pageTitleShort}}

«На краю неба облака»

Дюжина мест на Северном Кавказе, так или иначе связанных с Александром Пушкиным

Пушкин был на Кавказе дважды: в 1820 году приезжал лечиться «на водах», в 1829-м — совершил путешествие в Эрзрум, о чем позже написал одноименную книгу. Впрочем, с поэтом на Северном Кавказе связаны не только места, где он побывал лично. Вот 12 пушкинских достопримечательностей на Ставрополье, в Кабардино-Балкарии и Дагестане.

Ставрополь

Александр Сергеевич впервые увидел Кавказские горы из Ставрополя в свой приезд в 1820 году. Здесь же он «поздоровался» с ними во втором путешествии, в 1829-м. Поэт написал тогда: «В Ставрополе увидел я на краю неба облака, поразившие мне взоры тому ровно за девять лет. Они были те же, все на том же месте. Это — снежные вершины Кавказской цепи». В Ставрополе Пушкин позже и попрощался с Кавказом, возвращаясь из Эрзрума в Петербург.

Георгиевск

Сюда Пушкин несколько раз заезжал во время обоих визитов на Кавказ. На тот момент Александр Сергеевич — чиновник и уже известный поэт. Сохранился документ 1829 года от горячеводского коменданта: «От Горячих Минеральных Вод до города Георгиевска господину чиновнику 10 класса Пушкину от казачьих постов по два конновооруженных казака без малейшего задержания и к проезду всякое оказывать пособие».

Пятигорск

На Горячих Водах (ныне Пятигорск) Пушкин вылечился от воспаления легких — для этого он и приезжал на Кавказ в 1820 году. Во второй приезд поэт застал курорт преобразившимся: вместо лачужек и «ковшиков» из древесной коры — комфортные ванны, бульвар, цветники, павильоны. Пушкин признавался, правда, что скучает по «прежнему дикому состоянию». Запомнился поэту и третий приезд в город на обратном пути из Эрзрума: Александр Сергеевич проиграл здесь в карты тысячу червонцев.

Железноводск

Пушкин побывал тут в своей первый приезд, в 1820 году. Говорят, именно на Железных Водах к нему пришла идея написать «Кавказского пленника». Старый казак, с которым Пушкин познакомился, рассказал поэту свою историю: как попал в плен к черкесам (так тогда называли всех местных жителей), жил среди них, а местная девушка помогла сбежать.

Кисловодск

Правда, есть версия, что разговор с казаком был на Кислых Водах. С этим городом связана еще одна история: в первый приезд Пушкин и его друг Николай Раевский решили похулиганить и ускакали в окрестные ущелья. Кисловодскому коменданту пришлось отправить на их поиски казаков — опасался, что абреки захватят. Все обошлось, ведь иначе поэт, возможно, писал бы «Кавказского пленника» по собственным воспоминаниям.

Иноземцево

С тем же Раевским Пушкин съездил в 1820 году в Каррас. Изначально шотландская колония у горы Бештау к приезду друзей стала почти полностью немецкой. Путники застали маленькое поселение с несколькими домами на единственной улице и с березовой аллеей. Сейчас это курортный поселок Иноземцево. Считается, что на поэму о Тазите Пушкина вдохновили в том числе и эти места.

Екатериноградская

Военно-Грузинская дорога, по которой Александр Сергеевич отправился в Эрзрум, начиналась в станице Екатериноградской. Незадолго до путешествия поэта здесь находилась ставка российского наместника на Кавказе. Началом дороги была триумфальная арка высотой 12 метров, установленная в честь победы в Русско-турецкой войне 1768−1774 годов. Упоминаемая Пушкиным достопримечательность сохранилась до наших дней.

Майский

В этом городе у железнодорожного вокзала растет Пушкинский дуб — с котом, златой цепью, все как положено. Считается, что где-то здесь поэт делал привал. Дуб уже тогда был большим (ему 300 лет) и стоял у дороги, так что наш герой вполне мог под ним отдохнуть. В любом случае дерево — современник Пушкина и точно было свидетелем его путешествия. Кроме того, именно в те дни поэт писал «Руслана и Людмилу».

Джулат

Попрощавшись с дубом, Пушкин переехал через Терек и увидел остатки золотоордынского города Татартупа. Поэт писал: «Легкий, одинокий минарет свидетельствует о бытии исчезнувшего селения. Он стройно возвышается между грудами камней, на берегу иссохшего потока. Внутренняя лестница еще не обрушилась. Я взобрался по ней на площадку, с которой уже не раздается голос муллы». Сейчас на месте золотоордынского города кабардинское село Джулат — раньше Татартуп называли и этим именем.

Владикавказ

Пушкин в записях упомянул старинное название и этого места: «Мы достигли Владикавказа, прежнего Капкая, преддверия гор. Он окружен осетинскими аулами. Я посетил один из них и попал на похороны». Поэт остановился в Доме для проезжающих. Сам Владикавказ тогда был крепостью, от которой, увы, ничего не осталось. На ее месте разбит Пушкинский сквер, что напротив Дома правительства республики.

Верхний Ларс

В Ларсе на входе в Дарьяльское ущелье Александр Сергеевич выпивал с каким-то французом, которого здесь повстречал. Поэт вспоминал: «На скале видны развалины какого-то замка: они облеплены саклями мирных осетинцев, как будто гнездами ласточек. В Ларсе остановились мы ночевать. Тут нашли мы путешественника француза, который напугал нас предстоящею дорогой. Он советовал нам бросить экипажи в Коби и ехать верхом».

Памятник Пушкину работы Владимира Соскиева. Владикавказ

Избербаш

В эти края, согласно официальной биографии, поэт не заглядывал, но и это место можно отнести к пушкинским. На горе Пушкин-Тау у города Избербаш, если смотреть с нужной точки, вырисовывается гигантский знакомый профиль. По легенде, первым чудо природы во время путешествия по Дагестану нашел французский писатель Александр Дюма. Конспирологи и вовсе верят, что Пушкин не погиб на дуэли и жил под этим именем.

Руслан Салахбеков

Рубрики

О ПРОЕКТЕ

«Первые лица Кавказа» — специальный проект портала «Это Кавказ» и информационного агентства ТАСС. В интервью с видными представителями региона — руководителями органов власти, главами крупнейших корпораций и компаний, лидерами общественного мнения, со всеми, кто действительно первый в своем деле, — мы говорим о главном: о жизни, о ценностях, о мыслях, о чувствах — обо всем, что не попадает в официальные отчеты, о самом личном и сокровенном.

СМОТРИТЕ ТАКЖЕ
В других СМИ