{{$root.pageTitleShort}}

Иллюзии Эльбруса

Александр Яковенко — знаменитый альпинист, судья гонки Red Fox Elbrus Race — о мнимой простоте восхождения на Эльбрус, о глупости человека и коварстве легендарной горы
14403

«Снежный барс», дважды покоривший все горы-семитысячники бывшего СССР. Один из первых россиян, поднявшихся на Аконкагуа. Участник первопрохождения по северо-восточному гребню на гималайский восьмитысячник Чо-Ойю. И, наконец, покоритель Эвереста (2005). Так выглядит краткий список достижений альпиниста Александра Яковенко, в официальной жизни — председателя комитета спортивного альпинизма Федерации альпинизма России.

Сколько раз Яковенко поднимался на Эльбрус, он и сам не знает — больше двадцати, потом бросил считать. Высочайшая вершина России и Европы считается простой для восхождений, легендарная гора покорялась даже подросткам и пенсионерам. И все же именитый альпинист каждый год приезжает в Кабардино-Балкарию, чтобы подняться на Эльбрус — теперь в качестве судьи Red Fox Elbrus Race, международных соревнований по скоростному восхождению на западную вершину горы (5642 м). За несколько лет на его глазах тысячи человек дошли — или нет — до высочайшей точки Европы.

Однако каждый год в новостях появляются сообщения о гибели людей на Эльбрусе. Мы поговорили с Александром Яковенко о мнимой простоте восхождения на вершину, о глупости человека и коварстве легендарной горы.

Александр Яковенко (справа) на гонке Red Fox Elbrus Race 2015.

— Александр Николаевич, почему в массовом сознании закрепилось мнение, будто подняться на Эльбрус так же просто, как в магазин сходить?

— Восхождение на Эльбрус считается простым, в первую очередь, из-за наличия канатных дорог — несколько очередей канатки поднимают на высоту 3850 метров. Высшая точка Эльбруса, напомню, 5642 метра. То есть больше половины пути человек преодолевает, сидя в кресле. При желании можно подняться еще на километр, до отметки 4800 м, на снегоходе или ратраке. В конечном счете, топать ногами приходится не так уж много. Я, например, водил на Эльбрус дочку, когда ей было всего четырнадцать лет. Справилась.

— Однако по новостям складывается впечатление, что на Эльбрусе постоянно случаются трагедии.

— Количество погибших на Эльбрусе действительно несопоставимо с легкостью восхождения. И с каждым годом жертв становится все больше. В первую очередь потому, что сейчас нет никаких барьеров для восхождения. В советские годы контрольно-спасательная служба, работавшая на горе, абы кого не пускала. К тебе обязательно подходили и спрашивали: кто такой, куда идешь, есть ли у тебя разряд и так далее. Сейчас же любой может возомнить себя альпинистом. Но Эльбрус с таких людей всегда сбивает спесь, зачастую — очень жестоко.

Официальной статистики по Эльбрусу нет. Однако, согласно неофициальным подсчетам, гора ежегодно уносит жизни 15−20 человек. По количеству жертв Эльбрус идет вровень с Монбланом (высочайшая вершина Западной Европы, 4810 м), который тоже привлекает тысячи туристов обманчивой легкостью восхождения.

На Эльбрусе погибло больше людей, чем на Аконкагуа, Мак-Кинли и Килиманджаро. Если ситуация не изменится, скоро печальная статистика по Эльбрусу приблизится к гималайской. Напомним, что на Эвересте (высочайшая вершина мира, 8848 м) за всю историю восхождений погибло около 280 человек — включая массовую гибель альпинистов во время землетрясения в Непале 25 апреля 2015 года.

— Вы о том, что у гор есть душа, они наказывают за неуважение к себе? Об этом говорил капитан сборной альпинистов Казахстана Максут Жумаев после недавнего землетрясения в Непале…

— Я не думаю, что у гор есть душа. Она есть у человека, равно как мозги и характер. Чем лучше у тебя подготовка и богаче опыт восхождений, тем меньше «знаков» и прочей мистики ты видишь. Правда, если тебе кажется, что ты видишь «знак», который сулит тебе неприятности, лучше никуда не идти. Потому что идти надо с уверенностью. Все равно ты вернешься другим человеком. Восхождение — это не прыжок с парашютом, когда ты даже сообразить ничего не успеваешь. В горах твоя борьба — физическая и психологическая — растягивается во времени. И свой рубеж, будь то страх или усталость, ты перейдешь осознанно.

— Где этот рубеж у альпинистов? Вернуться с горы, не дойдя до вершины — неудача, которой принято стыдиться?

— Между собой мы никогда не позволяем себе оценивать других, мол, «слабак, не дошел». Если ты решил повернуть назад, никто тебя осуждать не будет. Это, кстати, надо помнить новичкам — они часто идут на неоправданный риск только потому, что им стыдно показаться слабыми. Как в случае с Эльбрусом: гора легкая, люди боятся, что их засмеют, если они не доберутся до вершины. Это фатальная ошибка. К неудачам надо относиться адекватно, даже с юмором. Мир не рухнет, если ты вернешься, не покорив вершину.

— Вы так же рассуждали в 1994 году, когда пришлось спускаться с Эвереста? Вы тогда добрались до отметки 8500 метров, и до вершины оставалось совсем немного…

— Двадцать лет прошло, а я до сих пор тот день вспоминаю. Описать не могу, как обидно было спускаться. Вот даже сейчас слов не подберу. Я столько сил потратил на то, чтобы эту экспедицию провести, я же был ее руководителем! У меня было желание плюнуть на все и пойти дальше, не скрою. Но я понимал, что в этом случае кто-то останется на горе навсегда — восхождение было осенью, погода сменилась с плохой на нечеловеческую. Если бы мы продолжили, кому-нибудь что-нибудь да отрезали бы, без обморожений мы бы не спустились. Стоит ли оно того? Был у меня друг, который как раз хотел попасть в ту экспедицию на Эверест. Он мне сказал тогда: «Даже если мне все пальцы потом отрежут, но я дойду до вершины — я готов». После этих слов я отказался брать его в группу. Друг сильно на меня обиделся, но я ему сказал, что никакая гора не стоит даже одного мизинца.

— Понимают ли это наши туристы и гиды, которым туристы платят за помощь в подъеме на вершину?

— К сожалению, сейчас назвать себя гидом может кто угодно. Зачастую именно неквалифицированные гиды виноваты в том, что люди травмируются или гибнут. Они берут в группу любого, лишь бы платил — такова ситуация на данный момент. Пока найти хорошего профессионала можно лишь двумя способами: обратиться в Федерацию альпинизма за советом или к знакомым за рекомендациями — сарафанное радио. И все же, каким бы профессионалом ни был горный гид, всегда нужно помнить, что он — не спасатель. Гид ведет тебя оптимальным путем, дает советы, оказывает первую медицинскую помощь. Но он не ангел, который тебя в любой ситуации спасет. И то, что ты ему заплатил, еще не означает, что он тебя на руках донесет до вершины. Купить подвиг — а для многих восхождение им и является — нельзя.

Участники скоростного восхождения на Эльбрус Red Fox Elbrus Race 2015.

— Статистика смертей и несчастных случаев на Эльбрусе схожа со статистикой по Монблану, хотя в Альпах все в порядке со спасательными службами, гидами и современным оборудованием. Получается, именно туристы неадекватно оценивают опасность и собственные возможности?

— На Эльбрусе уж точно «отмороженных» хватает. Да и физическая подготовка у некоторых бывает такая, что удивительно, как они вообще живыми спускаются. Ты хоть побегай полгода перед восхождением! Акклиматизацию нормально пройди — не нужно нестись с подъемника на вершину! А экипировка у людей какая? Ведь в резиновых сапогах идут, когда там «кошки» нужны! Был случай — парень улетел в трещину в леднике. В шлепках пляжных поскользнулся. На леднике. В шлепках.

— Но на Эльбрусе травмируются и гибнут даже подготовленные люди. Тоже обманываются простотой восхождения?

— На самом деле Эльбрус очень коварный и очень опасный. Тебе, может, и остается от подъемника до вершины не более двух километров пройти. Но что тебя там ожидает… В первую очередь, это резкая смена погоды, как и на любой высокой горе. Полчаса — и ты не можешь понять, где ты вообще находишься. Или пурга, которая не только ухудшает видимость, но и приносит дикий холод. Или туман. Спуститься ты точно никуда не успеешь. Мы с ребятами однажды на четыре дня на Эльбрусе застряли, сидели в хижине в седловине. Дверь откроешь — заметает, закроешь — задыхаешься…

Участники скоростного восхождения на Эльбрус Red Fox Elbrus Race 2015.

Что еще? Примерно от 3000 метров на Эльбрусе начинается ледник. Он имеет множество трещин, идти по нему нужно в связке. Этот момент вообще многие игнорируют, в том числе профессионалы. Мои друзья так на Эльбрусе пропали — скорее всего, упали в трещину, и всё. Там в пургу на тридцать метров от тропы отошел, в трещину упал — тебя найти уже нереально. Даже если ты не погиб сразу, через несколько дней замерзнешь. Поэтому никогда нельзя ходить в одиночку.

Третий фактор — сама высота. Если у летчика-испытателя на высоте 3000 метров автоматически включается кислород, это, наверное, о чем-то говорит? На такой высоте в два раза меньше кислорода, чем у нас тут, на земле. Представляешь, что на пяти тысячах творится? У многих организм такую нагрузку просто не может выдержать.

И, наконец, внешняя простота. Хижины там какие-то на склоне стоят, люди ходят… Мол, если что — «спасите-помогите!». Но нужно понимать, что на высоте обычный человек тебе мало чем помочь сможет — у него самого там сил не будет.

Этап гонки Red Fox Elbrus Race.

— Вы ведете к тому, что людям «со стороны» лучше на Эльбрус не соваться?

— Надо просто иметь голову на плечах. Если ты новичок — иди в июле-августе, это оптимальное время. Со стороны Терскола и поляны Азау подниматься легче всего, потому что там есть канатка. Если хочешь классический маршрут, от подножия, но при этом не очень сложный — поднимайся со стороны Минвод. Не забудь залечить зубы и другие болячки — в стрессовых условиях они обязательно вылезут. Хочешь иметь гарантию, что за тобой точно присмотрят — приезжай на Elbrus Race, в нем участвуют не только альпинисты, но и любители. У нас за все годы проведения гонки ни одного трагического случая не было. Ни одного. Судьи на каждом шагу, есть пробный маршрут с перепадом высот в километр, на котором становится ясно, стоит ли идти дальше или нет.

Я не считаю, что горы только для альпинистов. Гора, в первую очередь, — это мечта. Как космос, например. Нельзя человеку запретить о нем мечтать. Но нужно понимать, потянешь ли ты сам этот космос.

Виктория Головкина

24 июня, 2015

Рубрики

О ПРОЕКТЕ

«Первые лица Кавказа» — специальный проект портала «Это Кавказ» и информационного агентства ТАСС. В интервью с видными представителями региона — руководителями органов власти, главами крупнейших корпораций и компаний, лидерами общественного мнения, со всеми, кто действительно первый в своем деле, — мы говорим о главном: о жизни, о ценностях, о мыслях, о чувствах — обо всем, что не попадает в официальные отчеты, о самом личном и сокровенном.

СМОТРИТЕ ТАКЖЕ
В других СМИ
Еженедельная
рассылка