{{$root.pageTitleShort}}

«Иногда кажется, что пространство просто не готово к инновациям»

Зачем специалист из Эмиратов открыла в Нальчике хаб для будущих архитекторов? Жанна Шипшева уверяет: вернулась домой по зову сердца и с желанием быть полезной
246

Жанна Шипшиева

В портфолио архитектора Жанны Шипшиевой — один из крупнейших на Ближнем Востоке отель для собак и кошек, проекты для Victoria’s Secret и Mothercare. Жанна училась в Чехии, стажировалась в Дубае, основала в Эмиратах агентство энергоэффективной экоархитектуры, но решила вернуться в родной Нальчик и делиться опытом со студентами.

Дубай — Нальчик

— В 2010 году я получила диплом бакалавра в Ростовском институте архитектуры и искусства. Магистратуру проходила в Чехии. Это старая Европа, где ценят архитектурное наследие и строительство инновационных зданий ограничено. Там больше занимаются реконструкцией и реновацией, поэтому, когда в 2015 году появилась возможность стажироваться за пределами страны, выбрала Дубай.

Первым проектом был отель для собак и кошек — один из крупнейших на Ближнем Востоке. Затем получила работу в британской компании, разрабатывающей дизайн-проекты для Victoria’s Secret, Mothercare, Next. Позже собрала свою команду, с которой занялась энергоэффективной экоархитектурой. Среди работ на основе зеленых стандартов — таунхаусы, в том числе для Приэльбрусья, салон красоты.

Года три назад на фестивале энергосбережения «Вместе ярче» в Кабардино-Балкарском госуниверситете я представила проект модульного экоотеля. Идея заинтересовала студентов, и мне захотелось быть полезной республике: во время учебы в России для нас с сокурсниками экоархитектура была чем-то, что не существует в нашей стране. По глазам ребят в КБГУ увидела, что они хотят знать больше, мыслить шире.

Переезд в Нальчик — не риск с моей стороны. Я продолжаю работать над проектами в Эмиратах удаленно и всегда могу вернуться.

«Из 30 человек к концу осталось 10»

В центре —Жанна Шипшиева и Фатима Курашинова

 — Хаб — уникальное образовательное пространство, где можно делиться идеями, создавать свое комьюнити. После университета многие заканчивают учиться — это абсолютная роскошь. Мир быстро развивается, нужно быть гибким, подкованным.

Мне помогает мой партнер и коллега Фатима Курашинова. Мы даже не рекламировались — просто в социальных сетях рассказывали о нашем подходе, какие книги есть в хабе, как сочетаем развлечение, практику и обучение. Ребята это увидели, стали нам писать, и мы добавляли их в поток. В первом обучение длилось около шести месяцев — достаточно медленно, чтобы углубиться в процесс.

Учить оказалось не так легко, как я думала. За время первого потока поняла, как можно улучшить лекционный курс и сделать его более сжатым. Мы стараемся развивать ребят комплексно. Например, те, кто занимается визуализацией, ходят с нами на авторский надзор и видят, как выполняются работы по электрике, монтажу или демонтажу.

У нас были нальчикские, ростовские, краснодарские и майкопские студенты из вузов архитектуры и дизайна — из 30 человек к концу осталось 10. Первые месяцы обучали на русском, когда часть ребят отсеялась, перешли на английский: практически все зеленые стандарты написаны на этом языке. Даже наш российский Green Zoom, национальная система устойчивого развития, — это адаптированный англоязычный стандарт. Студенты должны понимать первоисточник, если хотят заявить о себе как о современных архитекторах. Кроме того, ребята изучают узкоспециализированные исследования, которые издаются только несколькими университетами в мире и только на английском.

«Строителям сложно работать с нашими решениями»

{{current+1}} / {{count}}

 — В качестве экспериментального проекта для студентов первого потока мы планировали взять экодом — автономный объект, работающий от альтернативных источников энергии. Но к нам пришли работники соцслужбы и попросили выполнить проект реконструкции центра психологической реабилитации инвалидов и детей с особенностями развития. Мы с удовольствием согласились.

Концепцию презентовали руководству учреждения и министерству социальной защиты. Суть подхода: чтобы мягко социализировать людей с особенностями развития, внешнее пространство городской среды можно внедрить во внутреннее реабилитационного центра. Коридор похож на улочку со скамейками и фонарями. Есть главная площадь — приемная, планетарий — сенсорная комната, домик бесед — кабинет социально-психологических услуг для взрослых, городской амфитеатр — актовый зал. Ассоциации с внешним пространством нужны, чтобы показать: если комфортно в помещениях с такими названиями, комфортно и на улице, в городской среде.

Мы начали в прошлом году, и сейчас завершена черновая отделка, закупаются материалы для чистовой. Думаю, закончим с нею к концу года. Потом разработаем корпусную мебель, детали. Пространства для таких людей нужно создавать максимально простые и приятные по цветам и формам, поэтому использовали экологичные и надёжные в материалы, хотя это и увеличило смету.

Строителям иногда сложно работать с теми решениями, которые мы предлагаем. Например, традиционно свет ставится равномерно по углам помещения. Мы же работаем в первую очередь с рабочими зонами, а уже потом с пространством в целом.

Над реабилитационным центром трудимся на благотворительной основе. Согласились, чтобы ребята получили опыт, а мы — возможность внедрить международные стандарты проектирования в Нальчике. Надеюсь, это все не зря, и мы посеем зерно, которое даст ростки в будущем.

«Данные, на которые опиралась год назад, уже устаревают»

— Хаб работает на коммерческой основе: меня никто не финансирует, хочу сделать платформу максимально доступной, рентабельной и интересной. За помощью к государству пока не обращалась — надо отточить идею и понять вектор развития. Сейчас дорабатываю программу обучения второго потока. Мир не стоит на месте: технологии постоянно меняются, и те данные, на которые опиралась год назад, уже устаревают.

Считаю, необходимо взращивать не только профессионалов, но и аудиторию. Многие не понимают, почему вообще надо заниматься энергоэффективными зданиями. Нам писали, что было бы здорово подготовить что-то для школьников. Это правильно: профессия архитектора сложна эмоционально и психологически, многие родители не понимают, как она выглядит изнутри и стоит ли обучение того, чтобы оставаться в ней.

Улучшить уже существующее

— Трепетно отношусь к Нальчику и, конечно, хочу воплотить здесь объект. Но зачем сейчас пытаться строить что-то, к чему республика может быть не готова? Пока для меня больше значимо не строительство, а умение улучшить уже существующее. В Нальчике есть невероятные, нетипичные здания — их надо сохранять. Что касается современной архитектуры, хочется пересмотреть градостроительную структуру города.

Иногда кажется, что пространство просто не готово к инновациям. К зеленым стандартам в нашей стране идут медленно — это нормально. И Европа долго шла к ним. Энергетическую реновацию всех не энергоэффективных объектов там собираются провести только к 2025 году. В России это еще сложнее, поэтому большая часть наших проектов сейчас на территории ОАЭ. Проектировать по новым методам там намного проще.

Лейла Будаева

Рубрики

О ПРОЕКТЕ

«Первые лица Кавказа» — специальный проект портала «Это Кавказ» и информационного агентства ТАСС. В интервью с видными представителями региона — руководителями органов власти, главами крупнейших корпораций и компаний, лидерами общественного мнения, со всеми, кто действительно первый в своем деле, — мы говорим о главном: о жизни, о ценностях, о мыслях, о чувствах — обо всем, что не попадает в официальные отчеты, о самом личном и сокровенном.

СМОТРИТЕ ТАКЖЕ
В других СМИ
Еженедельная
рассылка