{{$root.pageTitleShort}}

Ювелир для чемпионов ММА

Как дагестанец из аула златокузнецов стал автором четырех чемпионских поясов для бойцовских промоушенов и уникального кастомного мотоцикла — для души
17141

Мурад Шахаев

Мурад Шахаев мало похож на байкера: нет татуировок, пирсинга или длинной небрежной бороды. Лишь спустя время на правой руке вместо обручального замечаешь брутальное кольцо с веселой физиономией. Его Мурад сделал сам.

— Если у меня хорошее настроение, я его надеваю. Слегка ехидную улыбку видите? Мне нравится его харизма, — смеется он.

Мурад родом из легендарного дагестанского аула златокузнецов — Кубачи. Верстаки с сотнями инструментов, пресс-машина, плавильный аппарат достались ему в наследство от отца — потомственного ювелира Абдурахмана. Он обучал Мурада азам этого дела с девяти лет. Только парень отошел от классического кубачинского искусства и выбрал готику.

Теперь на его счету десятки брутальных мужских украшений и аксессуаров из металла и кожи, а еще — четыре уникальных чемпионских пояса для бойцовских лиг и кастомизированный мотоцикл Yamaha, который он любовно называет сервантом.

Черепа вместо офиса

Мастерские расположены в пригороде Махачкалы в родительском доме Шахаевых. Custom jewelry, детище Мурада, появилось четыре года назад. До этого он работал юристом в адвокатской конторе и не думал, что сменит офис на мастерскую, пока случайно не наткнулся в интернете на необычные украшения американского художника и дизайнера Рика Маверика. Тогда понял: специалистом в области права ему не быть.

Мурад принялся за мужские украшения с черепами, для вдохновения просматривая тысячи фоторабот известных мастеров.

— Основа у меня своя — кубачинская. Но я хотел делать все на свой лад, чтобы не было копий, — объясняет он. —  Вначале многие говорили: «Зачем это тебе нужно?» А сейчас удивляются: «Как ты успеваешь это все?»

Заказы отнимают у него почти все время. В своем профессиональном аккаунте в Instagram он подчеркивает: «Для тех, кто не спешит».

Кубачинским изяществом теперь в мастерской и не пахнет. Зато пахнет бурой: Мурад начинает работать, и едкий запах порошка в мгновение заполоняет помещение. Новый заказ ювелира — медали для республиканских соревнований по горному снайпингу, снайперской стрельбе. Этот заказ необычным он не считает и вспоминает экстравагантное изделие, которое недавно уехало в Чечню. Это был подарок девушки своему мужчине.

— Полгода делал его и не знал, что я делаю. В итоге получилась подвеска — рыба в форме кастета. Замысловатая фигура, как я выяснил позже, оказалась логотипом одного сайта.

{{current+1}} / {{count}}

Кто здесь сенсей

Работает Шахаев-младший в основном с серебром, медью, мельхиором, недавно стал использовать сплав серебристого цвета — нейзильбер. Зато с золотом работать перестал.

— Его по мусульманским понятиям мужчина носить не должен, — поясняет ювелир. — Но цвет желтый мне нравится. Поэтому я могу взять латунь и сделать украшение для мужчин золотистого оттенка.

Заказы дагестанскому мастеру чаще всего приходят из Москвы. Но были и изделия, уехавшие в Австралию, Грецию, Казахстан и Грузию. Аксессуары и украшения он создает не только из металла. Отдельная страсть — кожа. Особенно рад, когда просят сшить портфель. На изготовление мужских сумок уходит три-четыре дня. Кожу покупает российскую и турецкую, а фурнитуру почти не заказывает. Все свое: короба, замки и петли. Только застежки-молнии пока не авторские, но и от них он намерен отказаться: когда придумает как. Кожу он использует без дополнительного покрытия.

— Я люблю старые вещи. Поцарапанные. Потертые. Моя кожа со временем лишь лучше станет, интереснее. Ее через лет 10 только воском пропитать можно — и все.

{{current+1}} / {{count}}

Средняя стоимость барсетки от Мурада — 15 тысяч рублей. Эконом-вариант обойдется в 4 тысячи.

Шахаев-младший утверждает, что он первый из кубачинцев, кто занялся этим материалом. И здесь отец стать сыну наставником не смог, всему пришлось обучаться самому, в том числе по видеоурокам на YouTube. В более тонких вопросах помогал друг — байкер и кожевник из Санкт-Петербурга.

— Он дал мне старт. Он видел во мне много интересного. Когда я делал первый чемпионский пояс, говорил: «Ты меня сенсеем называешь? Это я тут должен тебя так называть. Такие работы, Мурад, никто не делает!»

Первый чемпионский

В 2016 году Мураду поступил необычный заказ. Камил Гаджиев, генеральный продюсер российского ММА-промоушена Fight Nights, искал дагестанского мастера, который смог бы сделать чемпионский пояс из серебра, — и нашел.

Чтобы изготовить его, Мураду понадобился месяц кропотливой работы. Первым делом он пошел в типографию и распечатал пояс на бумаге в реальных размерах.

— Пришел домой, расстелил и смотрел по 3−4 часа, а то и по полдня, думал, как мне расположить самую сложную деталь?

Сложность была в том, чтобы части уместились в ювелирные опоки — формы для отлития металла.

— Детали в итоге я собирал по одной, как конструктор Lego. Нагревал печь 12 часов до 800 градусов. Заливал воск в опоки, вытаскивал, снова заливал, паял, замачивал в кислоте, полировал… Я был в кураже.

Первый пояс весил 5 килограммов. Труд мастер оценил в 50 тысяч рублей. Говорит, что не гнался тогда за деньгами, его интересовало самовыражение и возможность заявить о себе на таком уровне. Пояс и сейчас в стеклянном коробе украшает офис бойцовского клуба в Москве.

Пояс для UFC

А следом поступил заказ от дагестанской лиги по боям без правил Kaganat. Новый чемпионский пояс весил уже 7 килограммов. Сегодня Мурад — автор уже четырех поясов для бойцовских клубов MMA Kaganat Fighting League и Russian Challenge League.

Следующая идея — сделать подарочный пояс для президента UFC Дана Уайта. Сейчас главный ММА-промоушен в мире вручает чемпионские пояса, созданные с помощью станков с числовым программным управлением.

— Он вообще ничего не паяет. Зато и душу всю не передает. Поэтому мы пытаемся выйти на этих ключевых людей. Думаю, все получится, — смеется Мурад. — А потом я бы с удовольствием занялся поясом для какого-нибудь серьезного боя, особенного и штучного. Такого, чтобы остался в истории. Как, например, схватка Кокляева с Емельяненко.

В деле создания чемпионских поясов у дагестанца есть пример для подражания — Арташ Саакян. Ремни американского армянина используют основные боксерские организации мира: Всемирная боксерская ассоциация (WBA), Международная боксерская федерация (IBF) и Всемирная боксерская организация (WBO). За его компанией Sartonk Мурад тщательно следит, мечтает встретиться и наладить контакт с продолжателем дела — внуком Ардаша Етвартом.

— У семьи Саакян, как и у меня, есть философия во всем, — объясняет он. — Я прежде, чем работать над чем-то, обязательно интересуюсь организацией. Их идеей, кредо. Я никогда не действую по шаблону.

Байк-арт

Свое дело Мурад продвигает через Instagram. У него три страницы: личная, аккаунт с ювелирными и кожаными изделиями и отдельная страничка для чемпионских поясов. Не повезло только мотоциклу.

Кастомная Yamaha — единственная в своем роде. Старенький мотоцикл ювелир превратил в произведение искусства по мотивам Дикого Запада.

Свой первый мотоцикл Мурад купил три года назад, когда решил стать байкером. Японский рейсер 1997 года нашел через друзей. Полностью «раздел» его, разобрал все до болтика и на полгода превратился в механика и инженера. Прокачать железного коня Шахаев-младший решил в стиле «вестерн».

— Нагревал, вырезал прямо на самом байке. Крыла изначально у него не было. Делал его, можно сказать, как папье-маше: слой за слоем шпатлевал специальную ткань, пока не превратил ее в настоящий кремень, — рассказывает он.

Азарт прибавлялся с каждым просмотренным американским фильмом про ковбоев. Поэтому Мурад решил снабдить мотоцикл настоящими тотемами. Он сделал из металла четырех обитателей пустыни, и поиск их для любопытных проходит как небольшой квест. Искренне начинаешь ликовать, когда вместо ножки мотоцикла замечаешь кобру. На крепежах топливного бака — ящера, а снизу на раме — паука со скорпионом.

Цена кастомных мотоциклов в России обычно от 2 миллионов рублей, но Мурад над ценником пока размышляет.

— Хочу 400 получить, москвичи же говорят: проси 1 млн 400, там ведь все вручную сделано, вплоть до швов.

{{current+1}} / {{count}}

Мотоцикл свой он называет «сервантом». Говорит, что на таком навороченном байке разве что выезжать по выходным попить кофе.

— Мощности для города хватает. Приору может спокойно поставить!

Пока дагестанская Yamaha была только на одной всероссийской сходке байкеров в Краснодаре. Мураду хочется стать участником и международных мотослетов, но это затратное удовольствие. Тем более сейчас, когда он затеял ремонт в новой квартире. Коридор, зал и ванную планирует оформить сам — уже завершил авторские тройные ретро-выключатели для комнат. На новоселье и презентацию своей очередной эксцентричности обещает пригласить всех желающих.

Патимат Гусейнова

Рубрики

О ПРОЕКТЕ

«Первые лица Кавказа» — специальный проект портала «Это Кавказ» и информационного агентства ТАСС. В интервью с видными представителями региона — руководителями органов власти, главами крупнейших корпораций и компаний, лидерами общественного мнения, со всеми, кто действительно первый в своем деле, — мы говорим о главном: о жизни, о ценностях, о мыслях, о чувствах — обо всем, что не попадает в официальные отчеты, о самом личном и сокровенном.

СМОТРИТЕ ТАКЖЕ
В других СМИ
Еженедельная
рассылка