{{$root.pageTitleShort}}

Игры на «летающей тарелке»

Ставрополец Андрей Васильев приручил инструмент с космическим звучанием. Музыкант уверен: его мелодии вводят в «горизонтальное погружение» и лечат от депрессии

На риторический вопрос Владимира Маяковского: «А вы ноктюрн сыграть могли бы на флейте водосточных труб?» - Андрей Васильев из Ставрополя отвечает: «Почти». Музыкант владеет едва ли не десятком экзотических инструментов и даже «летающей тарелкой», как иногда за внешнее сходство называют ханг.

Андрей Васильев

Слишком дорогая мечта

— До ханга я играл на джембе, дарбуке, кахоне и других ручных ударных инструментах, а также на струнном индийском ситаре. Ханг позволил соединить все технические навыки и открыл путь к созданию композиций, ведь на нем можно одновременно играть и ритм, и гармонию, и мелодию — три кита, на которых стоит музыка. В этом смысле очень самодостаточный инструмент, — рассказывает Андрей Васильев.

Ханг состоит из двух металлических полусфер: на верхней чаще располагают тональные поля, на нижней — резонаторное отверстие. Масса «летающей тарелки» — около 5 килограммов, стандартный диаметр — 53 сантиметра.

Впервые я узнал о ханге примерно в то же время, когда начал увлекаться игрой на африканских и арабских инструментах — знакомые показали видео в интернете. Инструмент, конечно же, сразу впечатлил, но я выяснил, что он очень дорого стоит и делается только в Швейцарии. Мечта поиграть на ханге исполнилась в 2015 году, когда в Ставрополь с гастролями приехал один известный в то время музыкант. У него я и купил свою первую «летающую тарелку».

Сейчас есть несколько хороших мастерских и в нашей стране. Еще 5−7 лет назад купить ханг было сложной задачей, теперь нужны только деньги. Стоимость хорошо настроенного инструмента начинается от 80 тысяч. Многих, конечно же, это смущает. Часто люди хотят сэкономить и ведутся на объявления о продаже дешевых хангов. Как правило, ничего, кроме разочарования, такие покупки не несут. Хороший мастер доводит свои детища до ума в течение нескольких недель — это очень трудоемкий процесс.

Погружение с первых нот

У меня никогда не было учителей — сам осваиваю технику игры и теорию музыки в той мере, в которой нужно в текущем моменте. Большую роль в моем становлении сыграли коллеги по группе Zelandia и барабанному шоу Dum Tek Сергей и Алексей. Они несколько лет подряд ездили на фестиваль «Барабаны мира» в Тольятти. Ребята посещали мастер-классы лучших перкуссионистов из России, Турции, стран Северной Африки, а после делились со мною полученными знаниями. В 2017 году мне посчастливилось взять уроки игры у Карлоса Родригеса и Владисвара Надишаны — это одни из лучших ханг-музыкантов мира. Они вдохновили на дальнейшие творческие поиски и создание собственных композиций.

С группой мы даем всего несколько концертов в год. Выступаем в галерее Паршин, в «Кому какое дело» Ставрополя. В прошлом году собрали поклонников необычной музыки в живописном Ботаническом саду. В планах — сделать там еще один концерт. Если говорить о сольном творчестве, один-два раза в месяц в родном Ставрополе я устаиваю как обычные концерты, так и «горизонтальные погружения» - что-то вроде медитаций под музыку.

Я выпустил два мини-альбома. Третий год занимаюсь записью первого полноценного студийного релиза. Процесс непростой и небыстрый. Хочется добиться естественного звучания инструментов и при этом сделать треки интересными для прослушивания, не переборщить с эффектами, аранжировками. Какие-то уже записанные вещи становятся неактуальными для меня, другие композиции за эти три года я начал играть лучше, поэтому трудно поставить точку. Надеюсь, до конца года все-таки закончу работу над альбомом и порадую своих слушателей.

Один из самых распространенных вопросов: как правильно называется человек, играющий на ханге? Общепринятого выражения пока нет, чаще всего говорят «исполнители мелодий на ханге». Сам Андрей называет себя «ханг-музыкантом».

Один инструмент ограничен в гармонических и мелодических возможностях, поэтому я всегда использую несколько «тарелок». Это позволяет передать больше настроений и музыкальных смыслов. «Голос» ханга богат обертонами или призвуками, которые делают звук объемным и раскатистым. Инструмент с первых нот погружает в медитативную атмосферу.

Рождение нейронных связей

Некоторые зрители так заслушиваются на концертах, что с трудом отрываются от расслабляющей музыки ханга. После они тоже хотят научиться игре на экзотическом инструменте — «летающая тарелка» помогает им справляться со стрессом.

© Андрей Васильев - Танец опавших листьев

Этот волшебный инструмент также идеально подходит для знакомства с музыкой и исполнительским искусством. Созвучность всех нот позволяет импровизировать уже после нескольких уроков. Много элементов игры связано со сменой роли рук, определенным чередованием пальцев, поэтому часто во время занятий у учеников закипает мозг, но им нравится ощущать рождение новых нейронных связей, нравится выражать себя через игру на ханге. Люди не стремятся стать профессиональными артистами, они просто получают удовольствие.

В Ставрополе я занимаюсь со всеми желающими лично, а в последние два года популярен и онлайн-формат. С его помощью я нашел учеников в разных городах мира: в Москве, Краснодаре, Сочи, Екатеринбурге, Алма-Ате, Нью-Йорке, Сан-Франциско, Лос-Анджелесе и Монреале. Обучая их, я открываю для себя новые горизонты музыкальной мысли.

Ася Асрян

Рубрики

О ПРОЕКТЕ

«Первые лица Кавказа» — специальный проект портала «Это Кавказ» и информационного агентства ТАСС. В интервью с видными представителями региона — руководителями органов власти, главами крупнейших корпораций и компаний, лидерами общественного мнения, со всеми, кто действительно первый в своем деле, — мы говорим о главном: о жизни, о ценностях, о мыслях, о чувствах — обо всем, что не попадает в официальные отчеты, о самом личном и сокровенном.

СМОТРИТЕ ТАКЖЕ
В других СМИ