{{$root.pageTitleShort}}

«Ни один умный человек не скажет, что он психически здоров»

Правила жизни 90-летнего психиатра

Заслуженный врач Северной Осетии психиатр Мухарбек Александрович Рамонов — про основу здоровья, разницу в воспитании детей и активность, несмотря ни на что.

240 страстей человеческих

Мухарбек Рамонов

— Профессию врача для меня выбрал отец. Он был участником двух войн — Русско-турецкой и Первой мировой. Имел множество наград, но получил тяжелые ранения. В том числе пулю в район сердца. Нас у него было девять детей, двое умерли в детстве, а всех остальных он отправил учиться на врачей. Мы не перечили.

Так в 1948 году я поступил на врача-лечебника в Северо-Осетинский государственный мединститут. Выучился на хирурга и проработал им четыре года в маленькой поселковой больнице. Без света, газа, связи. Я всегда трудился в пределах своего района. Такое постоянство тоже привито родителями. Отец и мать были тружениками и патриотами. Вообще, у человека 240 видов страстей. Самые лучшие — доброжелательность, щедрость и патриотизм. Где родился, там и пригодился — это про меня. Я выходец из селения Дур-Дур Дигорского района, а значит, здесь мое место.

В психиатрию меня занесло, можно сказать, случайно, опять же не по моей воле. Но я об этом не жалею. В детский дом для умственно отсталых детей нужен был психиатр — и меня направили на обучение. Я прошел специализацию в Пензе и потом 23 года работал детским психиатром. А с 1989 года я здесь — психиатр в Дигорской районной поликлинике.

Я еще востребован. Зачем мне сидеть дома?

У меня лицензия до апреля 2023 года. Если я доживу до этого времени, то продлю ее. Уйду тогда, когда почувствую какие-то отклонения в памяти, фиксации. Или пойму, что уже тут не нужен. А пока мой интеллектуальный уровень дает мне возможность работать, и я единственный психиатр в своем районе.

Часть природы

— Сегодня принял 50 человек — «день военкомата». А норма — 17 пациентов в день. На консультацию приезжают и из других районов, даже из Владикавказа. В основном жалуются на неадекватные состояния. Во время пандемии участились жалобы на депрессию и панические атаки. Коронавирус очень влияет на психику. У тех больных, у которых уже были психические заболевания, начинается обострение. Непросто и пожилым людям.

Если бы про природу стало все известно, то человек бы никогда не умирал. Но для себя я понял одно: без психического здоровья не будет и физического. Важны целостность и гармония.

Но в моем случае, думаю, кроме психического здоровья, замешена и генетика. Отец прожил 106 лет, мать 99. Мои братья и сестры не уходили из жизни моложе 85 лет.

Людям в возрасте я советую активно двигаться. Я не люблю отдыхать в санаториях. Предпочитаю горы, лес, речку. На природу езжу часто и очень ее люблю. Я родился рядом с прилесовой полосой, мы с отцом работали и в лесу, и в поле. Для меня это теплые и светлые воспоминания. Когда вырос, то под эти цели купил себе машину, построил дачу и завел охотничью собаку.

Человек — сам часть природы и познает себя в том числе через контакт с нею.

Ни один умный человек не скажет, что он умный или психически здоров.

Две беды: гиперопека и отсутствие заботы

— Если покопаться на полках памяти, то можно найти много воспоминаний. Ребенок, как губка, всасывает все, что вокруг. Поэтому психика военных и послевоенных детей и современных сильно отличается.

Тогда дети рано взрослели. Они знали, что если они что-то не сделают, то за этим может последовать не только недовольство родителей, но, возможно, и голодная смерть. В свои 11 я уже был пахарем и хлеборобом — пахал, окучивал, копал. Я рубил дрова, отвозил их на базар и менял на кукурузу, соль, хлеб. А если тот человек, который покупал у меня дрова, меня чем-то угощал, то счастливее меня никого не было.

Сейчас 11-летние дети преимущественно инфантильны. Гипероопека — это не благо. Жаль, что современные родители этого не понимают. Они возят и забирают уже взрослых детей из школы, идут на поводу у любых капризов, а потом удивляются, что дети растут безынициативными, праздными. Гиперопека портит психику не хуже, чем полное отсутствие заботы. Хочешь сладкий пирожок вместо печенек — мама уже несется на другой конец города за пирожком. Сам ребенок не подумает сделать что-то для близких.

Я уже говорил, что нас было девять детей. Мама держала корову. И если кто-то из соседей имел грудного ребенка, то мы сперва относили молоко туда, а потом пили сами. Человечная психология. В моем детстве мы воспитывали друг друга сами. У каждого было свое задание, свои обязанности. Кто-то следил за курами, кто-то отгонял козу, кто-то кормил поросят.

Другое было и отношение к знаниям, учебе, школе. Моя учительница была для меня ангелом. Без шуток. Я думал, что она спит и ест по-другому. Когда я привез кукурузу и увидел, что она тоже на мельнице, то был в шоке. Неужели она ест то же, что и я? Сейчас этого авторитета нет.

Комфортный человек

— У меня трое детей. Двое из них тоже медики. Дочь — медсестра в психиатрическом отделении, сын — ветеринар. Это был их выбор, я не настаивал. Другой сын умер, и жены уже нет в живых 12 лет. Я больше не женился.

Все мои трое детей переняли от меня трудолюбие. Я никогда не сидел без работы. Сейчас у меня уже 12 правнуков. Я строгий дедушка, но только когда требуется.

Я стараюсь во всем поддерживать активность. Я до сих пор за рулем. Могу поработать в огороде или сделать что-то в доме.

Как правило, когда человек просыпается, то делает разминку. Вы не делаете? Зря. Я встаю — и у меня сразу 30 минут зарядка. Затем умываюсь и иду завтракать. Завтрак у меня скромный, однообразный. Каждый день либо кофе, либо чай, 30 грамм сливочного масла и два яйца.

За своим внешним видом слежу. Никому не будет приятно приходить на прием к небритому, неопрятному старику. Они приходят к специалисту — и вид должен быть соответствующий.

По традиции в 14:00 пью на работе чашку кофе. В пять часов обедаю дома, как говорится, чем Бог послал. Ужина у меня как такового не бывает — может быть яблоко или стакан кефира. На ночь человеку не надо есть, так как незачем поддерживать ни физическое, ни психическое состояние. Организм готовится ко сну.

Пищевых зависимостей у меня нет. Алкоголь пью, только когда того требует обстановка. Могу предложить гостям выпить по 50 грамм как элемент гостеприимства и радушия. Навязчивого состояния и желания через алкоголь или другие зависимости нейтрализовать стресс у меня нет.

Думаю, для других я комфортный человек. Там, где бываю, всегда хотят, чтобы подольше задержался, сел с ними за стол. В селе являюсь старшим. И в беду, и на веселье меня зовут соседи. Самому же в любом обществе никогда не скучно, потому что я всегда нахожусь в первую очередь с самим собой.

Алина Алиханова

Рубрики

О ПРОЕКТЕ

«Первые лица Кавказа» — специальный проект портала «Это Кавказ» и информационного агентства ТАСС. В интервью с видными представителями региона — руководителями органов власти, главами крупнейших корпораций и компаний, лидерами общественного мнения, со всеми, кто действительно первый в своем деле, — мы говорим о главном: о жизни, о ценностях, о мыслях, о чувствах — обо всем, что не попадает в официальные отчеты, о самом личном и сокровенном.

СМОТРИТЕ ТАКЖЕ
В других СМИ