{{$root.pageTitleShort}}

«Смотрю на нее и думаю: елки зеленые, неужели это сделал я?»

Роскошная карета Елизаветы II стоит миллионы долларов. Как свою работу оценит ювелир из Дагестана, создавший точную копию, пока неизвестно. Изделие получилось действительно уникальным
689

На счету ювелира Магомедгаджи Магомедгаджиева не меньше сотни изделий из драгоценных металлов, но особое внимание приковано к последней работе — карете из серебра и золота. Это точная копия роскошной повозки королевы Великобритании Елизаветы II — только длиной в две ладони.

Работа — вникать в тонкости

Магомедгаджи Магомедгаджиев

— К вашему приходу тут и уборку сделали. Хотя я не вижу в этом смысла. Как только берусь за работу, у меня всегда на столе беспорядок. Помню, всегда делал замечание отцу, убирал за ним. А сейчас понимаю его. Многое могу делать своими руками, а вот порядок — нет.

Магомедгаджи Магомедгаджиев — ювелир в пятом поколении. Его мастерская — это мансарда в пристройке во дворе его дома в Махачкале. Здесь два рабочих стола и стул из детства, которому не меньше 70 лет. Стены увешаны дипломами и фотографиями работ. На самом большом фото, почти во всю стену, родное село — Балхар. Это дагестанский аул, который славится умельцами в гончарном деле, но точно не ювелирами.

— В Балхаре много тех, кто создавал уникальные женские украшения и холодное оружие, но почему-то об этих умениях балхарцев не говорят, — объясняет мастер. — Помню, в детстве в село приехала красивая машина — темно-синяя никелированная «Волга» М21. Я узнал, что она принадлежит соседу, который ставит зубы. С того момента я мечтал стать дантистом. Но судьба сложилась иначе — пошел по стопам предков.

У одной из стен мастерской стоит старый телевизор, под ним — подставка из резного дерева, тоже ручная работа Магомедгаджи.

— Ну, она очень примитивная, — объясняет хозяин. — Инструментов под рукой не было, сделал одной ножовкой. Если берешься за дело — с деревом, кожей, камнем — и включаешь немного сноровки, то все получается. Но более скрупулезной работы, чем ювелирная, не бывает. Вникать в тонкости дела — издержки нашей профессии. Вот я вино делаю каждый год и уже знаю, что лучше собирать виноград с 5 по 10 сентября.

«Ты что, с ума сошел?»

— Бывает, смотрю на нее, свет включу и думаю: елки зеленые, эту работу, наверное, не я сделал. Вот не верится иногда. Думаю, это Он мне помог, — указывает на небо мастер.

Художник направляет весь свет, который есть в мастерской, на карету, чтобы произвести должное впечатление.

 — Под правильным светом она особенно прекрасна. Как-то отправил фотографии своей работы и настоящей кареты знакомым, они так и не поняли, которая из них моя, — смеется Магомедгаджи. — Они как сестры-близнецы, только моя карета на подставке, а настоящая — стоит на земле.

Идея сделать копию кареты английской королевы пришла в голову сыну Магомедгаджи, Загидину. Он, к слову, тоже ювелир, как и его сестра Рукижат.

— Сын показал мне видео с каретой и спросил, смогу ли я сделать такую же. Я, конечно, ответил, что он с ума сошел, но идею эту воспринял как вызов. Будто одержимый, каждый вечер перед сном просматривал фотографии и видео с королевской повозкой.

В 2014 году королева Великобритании и Северной Ирландии Елизавета II прибыла на выступление перед парламентом в новой карете, украшенной золотом, алмазами и сапфирами. Роскошная карета Britannia — дар королеве к 60-летнему юбилею правления от австралийских подданных. Для ее украшения потребовалось около 400 книг сусального золота. По оценке дагестанского ювелира, ее стоимость может доходить до 5 миллионов долларов.

— Узнав, что на создание шедевра ее автору понадобилось 10 лет и 50 помощников, я все просчитал и подумал, будь у меня оборудование, я бы сделал ее за 7−8 лет, — говорит Магомедгаджи.

На деле ушло два с половиной года. В первый год мастер просмотрел 1700 снимков с изображением повозки, чтобы не упустить ни одной детали.

Знак сверху

{{current+1}} / {{count}}

Магомедгаджи долго думал, с чего начать. Однажды он вошел в мастерскую, открыл выдвижной ящик стола и увидел в нем два отрезка проволоки разных размеров.

— Меня будто осенило… Я их запаял с одного конца и закрутил, получилась спица для колеса — первая деталь кареты. Это был как знак сверху.

Эскизов ювелир почти не делал, за исключением некоторых деталей. Узорчатые элементы на крыше едва удавалось разглядеть.

— В течение первого года мудрили как могли — ловили кадры на видео. Бывает, запримечу деталь на картинке, снимаю размеры штангенциркулем и сажусь работать над ней. Точное количество деталей не скажу, давно сбился со счета. Одних трехмиллиметровых гаек около ста. Когда работал над одним фрагментом, думал, что он самый сложный. Но как только завершал работу над ним и приступал к следующему, понимал, что этот сложнее предыдущего. И так каждый раз.

Миниатюрная карета изготовлена из серебра и покрыта позолотой и черной холодной эмалью. На колесах резина, сидения из кожи и золотой парчи. Каждая деталь сделана вручную. Не имея подходящего станка, Магомедгаджи делал отверстия шуруповертом с миллиметровым сверлом. Готовая конструкция весит 3 килограмма 185 граммов. Все детали — в 15 раз меньше оригинала.

В первоначальном варианте даже плафоны на карете светились — работали от пульта, а под сидением были пальчиковые батареи и куча проводов.

— Я решил все убрать. Понял, что после меня некому будет менять батареи, — объясняет автор.

Свое изделие мастер хочет представить в Лондоне — уже идут переговоры. А после карету выставят на продажу. Стоимость оценят эксперты. А пока Магомедгаджи изготавливает саквояж с подъемным механизмом для перевозки королевской миниатюры.

— Я не настолько богат, чтобы позволить себе хранить ее дома под охраной и любоваться своим детищем, — говорит ювелир. — Для меня это источник заработка, а жалость — это всего лишь эмоция. У меня внуков много, все ждут подарков.

{{current+1}} / {{count}}

Шахматы для Кадырова

— Карета — самая сложная моя работа, и она получила наибольшее признание. Удивить людей каким-то изделием в наше время очень сложно, но карете это удалось, это приятно, — говорит Магомедгаджи.

Впрочем, удивлять у него получалось и раньше. Больше 100 своих изделий он представил на персональной выставке два года назад. Особое внимание у гостей вызвали крупные работы автора. Шахматы из серебра художник мечтал создать еще 20 лет назад, но его отговорили знакомые. Спустя годы Магомедгаджи все-таки воплотил мечту, причем трижды. Один комплект сейчас находится в музее, два других — проданы.

— Они предназначены для игры — это не только сувенир. Знаю, что один набор купили на подарок Рамзану Кадырову, другой, по слухам, — у Дворковича (Аркадий Дворкович — бывший зампред правительства России, президент Международной шахматной федерации. — Ред.).

Вес некоторых шахматных фигур достигает 1,5 килограмма, каждой отведена своя ячейка для хранения. Общий вес комплекта — 18 килограммов.

Не меньший интерес вызвала и филигранная шкатулка из серебра и эмали. Только над ее эскизами художник работал несколько лет. Важно было продумать каждый миллиметр изделия, чтобы все детали совпали по размерам. Неповторимую шкатулку мастер продал, в отличие от другой работы — ажурной вазы с множеством драгоценных камней. Отговорили домашние.

{{current+1}} / {{count}}

Новая планка

— Работа ювелира — творческий процесс, она как обувь: то идет, то не идет, — рассуждает Магомедгаджи. — Помню, в молодости как-то жена сказала: «Слушай, дома рубля нет. Чем ты занимаешься? Давай делай заказы». Пришлось через силу выполнять работу, которая мне совсем была неинтересна. Я вообще не понимаю, как за творческого человека можно замуж выйти. Это же бедность, все время в нужде. Поэтому, наверное, внуки не хотят идти по моим стопам. Не стесняюсь всем говорить, что моя Сабират меня еле терпит, — смеется ювелир.

Супруги Сабират и Магомедгаджи живут вместе 40 лет.

— Ни одно золотое кольцо пока не сделал для нее, — признается ювелир, — если не считать комплекта с бирюзой, подаренного в день сватовства. Ей больше по душе серебро. Она у меня хорошая. О любви у нас непринято говорить вслух: воспринимается как слабость.

С женой Сабират

В свои 67 лет Магомедгаджи в отличной физической форме, спокойно выполняет 100 отжиманий. После 12-часового рабочего дня катается на велосипеде по вечерней Махачкале. В холодную погоду — ходит пешком. Говорит: все дело в требовательности к себе. За плечами Магомедгаджи больше 40 лет скрупулезной работы с драгоценными металлами.

— Даже не представляю, чем сейчас буду заниматься. Я так высоко поднял планку, что теперь и не знаю, за что браться. Не цепочки же делать, — смеется мастер. — Если появится работа сложнее и интереснее кареты, с удовольствием за нее возьмусь. Меня такие вызовы увлекают.

Фериде Алипулатова

Рубрики

О ПРОЕКТЕ

«Первые лица Кавказа» — специальный проект портала «Это Кавказ» и информационного агентства ТАСС. В интервью с видными представителями региона — руководителями органов власти, главами крупнейших корпораций и компаний, лидерами общественного мнения, со всеми, кто действительно первый в своем деле, — мы говорим о главном: о жизни, о ценностях, о мыслях, о чувствах — обо всем, что не попадает в официальные отчеты, о самом личном и сокровенном.

СМОТРИТЕ ТАКЖЕ
В других СМИ
Еженедельная
рассылка