{{$root.pageTitleShort}}

Кисловодский Олимп

Сначала Кавминводы, через месяц — Рио-де-Жанейро. Как российские тхэквондисты тренировались на горе Малое Седло и почему высота 1242 метра над уровнем моря — идеальный олимпийский старт
638

В центре подготовки спортсменов «Юг Спорт» в Кисловодске завершились сборы олимпийских команд России по тхэквондо и вольной борьбе. До Рио отсюда 11,4 тысячи километров, но кисловодский центр — начало пути на летние Олимпийские игры-2016.

У него две особенности. Самый современный в стране — раз. Реконструкция базы, построенной еще перед московской Олимпиадой-1980, началась несколько лет назад. Возведение новых объектов на этой площадке продолжается, а уже отстроенные спортцентры и гостиница напоминают грандиозные олимпийские объекты в Сочи.

Южный федеральный центр спортивной подготовки в Кисловодске.

Единственный в российском среднегорье — два. Тренировки в горах — важный этап подготовки спортсменов и зимних, и летних видов спорта. Это десятки дисциплин: от фехтования до вольной борьбы и восточных единоборств.

Вообще, тут две базы — нижняя и верхняя. Первая находится в Кисловодске, на равнине, вторая и есть центр на горе Малое Седло, на высоте 1242 метра над уровнем моря, где проходили сборы олимпийцы.

«Перезагрузка» советского наследия

— В горах сложнее тренироваться из-за климата: меньше кислорода, повышается гемоглобин и организм воспринимает физнагрузки по-другому. Поэтому каждый выезд в Кисловодск дает прогресс, — рассказывает Станислав Хан, один из тренеров российской сборной по тхэквондо.

Тренировочные базы в Кисловодске входят в состав Южного федерального центра спортивной подготовки — «Юг Спорт», который также объединяет несколько объектов в горном и прибрежном кластере Сочи

Он говорит, что климат в Кисловодске, конечно, не похож на Рио, да и соревнования там будут проходить на равнине, но тренировки в горах — дело полезное.

— Мы приезжаем не меньше чем на две с половиной недели, потому что первые 2−3 дня — акклиматизация. Можно сказать, тут спортсмены «заряжаются»: после сборов в горах у них есть «пик формы»: 7, 14, 21 день. Ну нет, никто не подгадывает, чтобы пик пришелся на соревновательный день — это сложно. А еще иногда мы возим спортсменов и в другие кавказские горы, повыше — Домбай, Приэльбрусье.

В Кисловодске тренеру нравится.

— Здесь, например, есть своя медико-биологическая лаборатория: если спортсмен заболеет или получит травму — не нужно никуда ехать, все решается на месте. Наши спортсмены любят сюда приезжать, других тренировочных объектов такого уровня в России нет. — объясняет Станислав. — Есть красивый и новый центр в Сочи, но он восстановительный, не учебный. А в целом большинство российских спортивных центров — это советское наследие.

Говорит, что еще пять лет назад центр в Кисловодске был таким же «советским наследием»: он принадлежал Минобороны, сборы здесь проходили, но площадка была приспособлена для тренировки армейских спортсменов.

В 2011 году центр передали в распоряжение российскому Минспорта и решили модернизировать.

— В центр повезли тренеров и спортсменов всех олимпийских и неолимпийских видов спорта, чтобы мы дали список требований к площадкам. Так, для тхэквондо нужен зал со специальным покрытием. Помню, приезжал сюда в 2012 и 2013 годах, тут еще все было по-старому: только на стенах развесили картинки, как все будет, — продолжает Станислав. — А в этом году мы уже приятно удивились!

Пульс, нервы и минус тысяча килокалорий

На сборы в центр на горе Малое Седло приехали трое тхэквондистов — будущих участников Игр-2016.

{{current+1}} / {{count}}

Это Анастасия Барышникова из Челябинска, родившийся в Ростовской области Алексей Денисенко — бронзовые призеры Олимпиады-2012 в Лондоне — и Альберт Гаун из Алтайского края — он побеждал во многих рейтинговых чемпионатах, а на Олимпийские игры поедет впервые.

После Кисловодска — на сборы в Москву, а в августе — уже в Рио-де-Жанейро.

Тренировки у команды — два раза в день: утром и вечером. На время занятий тхэквондисты надевают датчики: они показывают пульс и количество затраченных килокалорий. За показателями наблюдают специалисты комплексной научной группы, которые сопровождают команду. Еще у сборной по тхэквондо есть биохимик — берет кровь для исследования по 14 показателям. Кровь будущие олимпийцы сдают не каждый тренировочный день, а дважды в неделю, но после каждого спарринга — это четыре раза за тренировку, восемь раз за день.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
«Мы же дзюдоисты. Культурные люди»
Почему на Кавказе любят единоборства, должна ли женщина работать и что общего между дзюдо и шахматами. Рассказывает претендент на олимпийскую путевку Камал Хан-Магомедов

— Пульс у спортсменов во время спарринга — 150 ударов в минуту, если бой напряженный — с сильным соперником, то доходит до 170, но это тоже нормально, — Татьяна Фролова, специалист комплексной научной группы, не отрывает взгляда от экрана с показателями спортсменов. — За время тренировки ребята сжигают примерно по 600−650 килокалорий. Алексей Денисенко, например, с утра потратил больше тысячи килокалорий, а вечерняя тренировка только началась.

— Нервозность, кстати, тоже влияет на пульс, биохимию, но наши ребята уже не нервничают: у них есть четкие задачи, да и уверенность в себе, — добавляет она.

Настя, Леша и Альберт уже знают, кто будет их первыми соперниками на Олимпиаде. Вместе с тренерами они отсмотрели их поединки, определили сильные и слабые стороны. На сборы в Кисловодск с каждым олимпийцем приехали спарринг-партнеры, которые имитируют поведение и тактику будущих противников.

Российских спортсменов в мировом сообществе тхэквондо оценивают как сильных соперников. Они берут медали на всех серьезных мировых соревнованиях. Так что болеть за наших тхэквондистов на Играх-2016 — совсем не безнадежное занятие. А пока будущие олимпийцы рассказали «Это Кавказ», как они готовятся к поездке в Рио, верят ли в приметы и о своих надеждах на Олимпиаду.

Альберт Гаун: «Это как карты, где тебе сначала дают выиграть»

— Мой самый интересный и сложный бой? В 2015 году, на Гран-при в Манчестере я встречался с местным спортсменом Аароном Куком. Он очень крутой, но дело не в том — за него пришли болеть сотни людей.

Представьте, мы в спарринге, а трибуны разрываются от криков в поддержку моего противника! Это тяжело — психологическое давление. И поэтому мне очень хотелось победить: первые три боя мы шли с одинаковым счетом и судьи объявили четвертый, решающий, спарринг.

{{current+1}} / {{count}}

Перерыв. Я говорю с тренером и тут понимаю: все три спарринга я делал одну ошибку — пропускал удар под ребро, открывался там, не ставил блок. А мой соперник это понял и направленно бил туда. В последнем спарринге я перестроился и уже не пропускал удары. А он уже сконцентрировался на моем слабом месте, не ожидал, что я поменяю тактику. И я победил. Да, это как игра в карты, где тебе сначала дают выиграть… (смеется).

На Играх-2016 у меня в начале будет интересный соперник — американец Стивен Лопес. Это его пятая Олимпиада, он звезда, но… он младше моей мамы на четыре года (улыбается). В общем, Стивен уже не тот. Я уверен, что смогу его победить. А вообще, в моей весовой категории 16 человек, и все серьезные соперники.

Нет у меня ритуалов и талисманов! Я заряжаюсь, когда думаю о близких, которые будут наблюдать за моими выступлениями. А еще люблю, когда перед спаррингом включают жесткую электронную музыку — так делают на соревнованиях.

Да, есть ребята, которые больше всего ценят в восточных единоборствах философию: они любят другое направление тхэквондо — показательные выступления. Это красивые связки, сосредоточенность. Я — нет, мне больше интересны спарринги.

У меня спортивная семья, начиная с 2000-го года мы смотрим все Олимпиады. Я всегда смотрел на наших спортсменов с такими, знаете, глазами, думал: «Как же они туда попадают? Как это должно быть здорово!» Это же такая сплоченность спортсменов, зрителей, болельщиков у экранов. Я пытался представить себе чувство, которое испытывает спортсмен, когда он выступает за страну и на него смотрят все — родители, друзья, знакомые! Казалось, что участие в Олимпиаде — это счастье, триумф! А теперь моя семья и друзья будут болеть за меня на Играх — это очень приятно.

Анастасия Барышникова: «Мне приходится быть подвижной»

— Я пришла в тхэквондо в 10 лет: сначала это была просто детская спортивная секция. Потом стала участвовать в соревнованиях, побеждать, подниматься в спортивном рейтинге. В середине 2000-х уже была в юниорской сборной страны, успешно выступила на чемпионате России, и меня отобрали во взрослую команду.

{{current+1}} / {{count}}

Мои первые сборы в ее составе были в Кисловодске. Для меня это был новый поворот в спортивной карьере: я помню, как впервые приехала сюда в другом качестве. Как будто сейчас картина стоит перед глазами!

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
Ожидания-2016
Шварценеггер, Рио-де-Жанейро, Lada Vesta… Какая связь с Кавказом, спросите вы. А мы ответим

Самый сложный мой бой был с корейской спортсменкой на Играх-2012 в Лондоне: мы долго шли с равным счетом, бились за бронзу, и я победила. Почему думают, что все корейцы маленького роста? Это не так: у меня рост — 173 сантиметра, и я ниже большинства моих соперниц. Тхэквондо — спорт высоких людей. А мне из-за роста приходится быть очень подвижной — я постоянно перемещаюсь в спарринге.

Моя первая соперница на Играх-2016 — спортсменка из Германии. Мне удавалось победить ее на этапах Гран-при, но Олимпиада непредсказуема. Думаю, она серьезно готовится.

Талисманов у меня нет, я верю в Бога. Молюсь каждый день, а по воскресеньям хожу в церковь. Вера — это моя поддержка.

На этой Олимпиаде я хочу взять золото! Думаю, у меня хорошие шансы, но не люблю загадывать.

Алексей Денисенко: «Не люблю, когда на меня давят»

— Я пришел в тхэквондо в 9 лет — это нормальный возраст для начала занятий. Говорят, надо раньше, но, как видите, и так можно стать олимпийским спортсменом.

Я уже знаю двух моих соперников на Играх-2016. Первый — спортсмен из Венесуэлы, у него нет серьезных титулов, но нельзя сказать «слабый противник». Там нет слабых.

Второй — тхэквондист из Турции. Он сильный и известен тем, что его поединки очень зрелищны, красивы. У него невысокий рост, поэтому он много двигается — такие эффектные развороты.

{{current+1}} / {{count}}

У меня наоборот: я беру ростом — 185 сантиметров. Отсюда тактика — держусь на дистанции. Но мы здесь тактику меняем. Сейчас у нас задача — стать непредсказуемыми. Потому что, как мы отрабатываем стратегию под заранее известных соперников, так и они готовятся ко встрече с нами.

База в Кисловодске — идеальная. Я люблю тренироваться здесь, а еще в Приэльбрусье, Домбае. После сборов в горах сразу есть прогресс. На Кавказе голова становится более светлой и холодной.

Что меня мотивирует… Я люблю, когда тренер со мной общается. Не люблю, когда на меня давят. Не выношу агрессии и криков. Если не прёт — толку кричать?

На Играх-2016 мечтаю взять золото. В первую очередь, я хочу победы для страны, своего клуба. Для семьи и друзей. Потом уже, думаю, для себя. И прежде всего, я бы отдавал эту славу Богу. Я верующий человек, и вера мне помогает.

Видео: Марина Маковецкая

Анастасия Степанова

Рубрики

О ПРОЕКТЕ

«Первые лица Кавказа» — специальный проект портала «Это Кавказ» и информационного агентства ТАСС. В интервью с видными представителями региона — руководителями органов власти, главами крупнейших корпораций и компаний, лидерами общественного мнения, со всеми, кто действительно первый в своем деле, — мы говорим о главном: о жизни, о ценностях, о мыслях, о чувствах — обо всем, что не попадает в официальные отчеты, о самом личном и сокровенном.

СМОТРИТЕ ТАКЖЕ
В других СМИ
Еженедельная
рассылка