{{$root.pageTitleShort}}

Возвращение к истокам

С национальным мотивами сегодня работают многие кавказские дизайнеры. А десять лет назад, когда Лиза Габарати задумала вернуть осетинам осетинское, многие крутили пальцем у виска

Право на мечту

— С детства знала, что у меня будет свое ателье. До сих пор храню изрисованные эскизами тетрадки. Сейчас на них без улыбки и не взглянешь, но это дань памяти моей детской мечте.

Я росла в семье, где приветствовалась любовь к рукоделию и национальной культуре. Много навыков мне передала бабушка, мама рассказывала про традиции осетин, сестра очень красиво играет на осетинской гармошке. Поэтому, когда я шила или рисовала, все только одобрительно улыбались. Но когда после школы пришла пора определяться с профессией, дома категорически отвергли мое решение поступить на «Конструирование швейных изделий в легкой промышленности». Были долгие разговоры, уговоры, но я отвоевала свой выбор — и ни разу об этом не пожалела.

Лиза Габарати

Одержимость

— А как иначе? Почти не спала ночами, днем на парах, вечером садишься за эскизы и не замечаешь, как время летит. Перед глазами образы, и их хочется немедленно воплотить в жизнь. К идее коллекции в этническом стиле многие отнеслись скептически — это уже прошлое и его не вернуть. А мои руки в это время тянулись к карандашу, и вскоре на бумаге всплывали орнаменты. Я хотела доказать, что прошлое и настоящее совместимы. Конечно, воссоздавать точь-в-точь образы старины неразумно. Речь была не о реконструкции, а о внедрении в массы качественной, удобной, стильной одежды, демонстрирующей дух осетинской культуры. Но все случилось не сразу.

Мы участвовали в конкурсах, получали призовые места. В 2013 году наша команда представила коллекцию одежды на Неделе высокой моды в Москве. После показа с предложением о сотрудничестве подходили представители Италии и Китая. Многие спрашивают, почему мы отказались. Просто тогда я не была готова к такому уровню ведения бизнеса.

Плохой работник

— После вуза я уехала в Москву. Работала на швейных фабриках, где делали качественную европейскую одежду. Но мне было трудно. Как работник, строго соблюдающий рабочий режим и сроки исполнения, я не очень-то хороша. Я могу ходить две недели, и будет казаться, что я не работаю. Но в это время у меня в голове прокручиваются десятки идей, с каждым часом набирают силу, преобразуются в формы, и когда, наконец, созревают, я сажусь и выдаю за день кипу эскизов на несколько месяцев вперед. К счастью, мои работодатели с пониманием относились к творческому процессу, оценивая работу по конечному продукту.

Но я ушла в свободное плавание. Неожиданно. Вернулась в родную Осетию навестить семью — и решила остаться.

Уйти «в народ»

— Я счастлива, что мою одежду вначале стали носить обычные жители Осетии, а уже потом — руководители республики и другие известные лица. Начинала с крохотного ателье. Шила на заказ, параллельно делая эскизы. Ездила в Москву за качественными тканями, отморозила себе коленки, обходя в суровые столичные зимы торговые ряды, таскала тяжелые сумки. Но это стоило счастливых и благодарных лиц моих клиентов. И вскоре появился бренд «Лиза Габарати».

Как-то звонит телефон. Поднимаю трубку, а там взволнованный мужской голос: «Я случайно увидел ваши работы на одном из сайтов. Как же это красиво! Пожалуйста, сшейте мне рубашку с национальным орнаментом, не откажите». Мужчина рассказал, что давно уже не живет в республике, но очень скучает по родным местам. А если носить одежду, напоминающую о своих корнях, будет легче перенести разлуку с родиной. Положила трубку, а на душе тепло. Ради таких моментов можно многое перетерпеть.

Кризис

— Два года назад бренд «Лиза Габарати» мог просто исчезнуть. Я скрывала истинные причины: было очень тяжело. Заболела. Долгое время не могли поставить правильный диагноз, в итоге оказалось аутоиммунное заболевание. Как лечить, не знают. На сегодняшний день только гормонами. Я вынуждена была закрыть бизнес, так как не могла контролировать рабочие процессы, общаться с клиентами, качественно и в срок выполнять их заказы. Все деньги шли на лечение. Это был очень тяжелый период. Не выдержала, бросила все и уехала в Москву. Жила у подруги, потом были больницы.

…и возрождение

— Прошлой осенью я решила начать все с нуля. В больничной палате рисовала эскизы платков с орнаментами. Прошла очередной курс лечения, попросила в долг у старых знакомых для запуска производства. Так снова все и закрутилось.

К платкам добавились аксессуары из кожи, а совсем скоро мы презентуем новую коллекцию зимних пальто. Этнической стилистике не изменяем. Сейчас у нас магазины во Владикавказе и Москве. Скоро планируем перевести бизнес на онлайн-площадки. Это современные реалии, которым нужно соответствовать.

Носители информации

— Я уверена, что каждый орнамент, дошедший до нас из глубин веков от наших предков, имеет свое значение. Возможно, рисунки на одежде должны были защищать того, кто ее носил, или раскрывать внутренние качества, к примеру силу и отвагу, надежность и мудрость.

Вспомните, иногда вы видите красивый костюм, хотите приобрести, примеряете, а вам в нем неуютно. Потому что это не ваше. Чтобы носить одежду в этническом стиле, нужно внутренне созреть. Тогда ваша энергетика совпадет с энергетикой символов, вышитых на нарядах, и это будут совсем другие чувства.

Вдохновение: бездомные и итальянцы

— Вот идешь по улицам Москвы, встречаешь бомжей, всматриваешься, как же они красиво одеты! Это люди, не задумывающиеся о том, как их внешность оценят окружающие. Вот и результат. Они сочетают, казалось бы, несочетаемое. И это потрясающе. Или проходишь мимо бабулек, сидящих на скамейке. Замечали, как они аккуратны? Пальто, носочки, платочки. Еще люблю итальянцев за их раскованность и умение одеваться смело, ярко и неповторимо. Смотришь, наблюдаешь, напитываешься энергетикой, идешь и творишь свою историю в моде.

Свои идеи для каждого

— Бывает, спрашивают, как я отношусь к коллегам, которые дублируют мои задумки? Я счастлива, что шить современную одежду с национальным колоритом стали многие. Наверное, это и есть мое признание — нести эту идею в массы. Но неприятно, когда шьют некачественно, когда идеи дублируют, не пытаясь идти по собственному пути. В этом мире столько красоты, изящества, изгибов линий, что просто нет необходимости подсматривать и копировать чужие труды.

Что будет дальше

— Лет через десять этническая мода выйдет на первый план. Посмотрите, что происходит в мире? Люди потеряли свои корни, а с пандемией коронавируса — и индивидуальность, надев маски. Начнется обратный процесс — возвращение к семейным традициями и ценностям, которые взращивались десятки поколений подряд. Иначе быть не может.

Инга Болатаева

Рубрики

О ПРОЕКТЕ

«Первые лица Кавказа» — специальный проект портала «Это Кавказ» и информационного агентства ТАСС. В интервью с видными представителями региона — руководителями органов власти, главами крупнейших корпораций и компаний, лидерами общественного мнения, со всеми, кто действительно первый в своем деле, — мы говорим о главном: о жизни, о ценностях, о мыслях, о чувствах — обо всем, что не попадает в официальные отчеты, о самом личном и сокровенном.

СМОТРИТЕ ТАКЖЕ
В других СМИ