{{$root.pageTitleShort}}

«Езжай в Ставрополь — там ты станешь артистом»

Чем плохи американские пьесы, зачем нужно оскорблять актрис и почему спектакли 30-летней давности до сих пор собирают аншлаги — узнали за кулисами старейшего театра Кавказа
301

Ставропольский академический театр драмы имени Михаила Лермонтова — самый первый театр на Северном Кавказе. Основанный в 1845 году, он пережил революцию и несколько войн, сменил не одно здание и до сих пор находит чем удивить зрителя.

Здание Ставропольского академического театра драмы имени М.Ю. Лермонтова

«Артисты меняются, но спектакль живет»

В кабинете режиссера театра Валентина Бирюкова висят пожелтевшие афиши ставропольских спектаклей, которые собирали аншлаги еще в 80-е годы прошлого века: «Очень простая история», «Полет над гнездом кукушки», «Продавец дождя», «Девичник».

— Для некоторых постановок время остановилось, — говорит режиссер, скользя взглядом по стенам. — Свой первый спектакль «Сестра моя — русалочка» я поставил на этой сцене 32 года назад. Он живет по сей день: мы уже сменили два раза декорации и костюмы, потому как износились за столько лет, артисты меняются, но спектакль живет.

Бирюков пришел в Ставропольский театр после окончания Щукинского училища. За 30 лет выпустил более 70 спектаклей: «Примадонны», «Боинг-боинг», «Спящая красавица», один из главных хитов театра — музыкальную комедию «Проделки Ханумы» - и другие.

История о ловкой свахе, женящей двух влюбленных против воли их родителей, собирает полные залы уже 28 лет. Секрет успеха прост: захватывающая драматургия и эффектная форма — танцы, песни, колоритные костюмы народов Кавказа.

— И я сам удивляюсь, когда вижу, что в будни зал полон зрителей, — говорит Бирюков. — Причем сами актеры тоже любят этот спектакль. У нас за столько лет практически весь состав изменился. Тот, кто играл в этом спектакле роль молодого героя, с годами перешел в другую возрастную категорию.

{{current+1}} / {{count}}

Валентин Бирюков

«Невозможно смотреть без слез»

В остальном в репертуаре преобладает классика: «Маскарад» Лермонтова, «Недоросль» Фонвизина, Шекспир, Мольер, Чехов — словом, столпы театрального искусства.

— На самом деле, мы ставим разный репертуар, — возражает режиссер. — У нас есть и комедии, и драмы, и детские сказки, чтобы каждый зритель нашел свое. В этом году я поставил к юбилею Василия Шукшина спектакль «Энергичные люди». Пока он идет с большим успехом.

Сейчас театр — и не один — есть в каждом провинциальном городе, а в середине XIX века это было редкостью, признаком высокого культурного уровня горожан. И Ставрополь стал первым городом на Северном Кавказе, где этот театр появился.

В 1845 году известный в то время купец Гониловский построил в центре города каменное здание для театральных постановок, в котором сейчас расположен гарнизонный Дом офицеров.

В первой труппе играли 16 актеров. До конца 1840 годов ею руководил известный провинциальный антрепренер Карл Зелинский. Особым украшением театра был драматический артист Николай Рыбаков, ставший прототипом Геннадия Несчастливцева в пьесе «Лес» Островского.

Во время Великой Отечественной войны здание было наполовину разрушено, восстановление велось народными силами. В 1964 году труппа переезжает в новое здание в стиле классицизма, где и обитает сегодня. Тогда же театру присваивается имя Михаила Лермонтова.

Недостатка в новом материале, в чем часто обвиняют классические театры, у ставропольских режиссеров нет, считает руководитель литературной части театра Валентина Куникина. По ее словам, едва ли не каждый день авторы присылают ей новые пьесы. Но далеко не все из них проходят отбор.

— Сегодня все кому не лень пишут пьесы и отправляют в театр, — говорит Куникина. — Еле успеваю прочитать и каждому ответить. И обижать авторов не хочется, вдруг это чьи-то первые, решающие шаги в творчестве. Присылают и американские пьесы в переводе, но наши режиссеры от них отказываются: уж больно другая культура.

В театре Валентина работает с 1965 года. Сначала была бухгалтером и смотрела спектакли с колосников. Так увлеклась происходящим, что поехала учиться в ГИТИС. Через пять лет вернулась на работу литературным редактором: без театра свою жизнь уже не представляла.

— Наш театр — театр великих идей и преобразований. Всю жизнь идет в ногу со временем, — говорит Куникина. — Вы, кстати, смотрели «В списках не значится?» Если нет, я вам рекомендую обязательно посмотреть в новом сезоне. А спектакль «Не покидай меня» вообще невозможно смотреть без слез. В нем играют студенты. Какая органика, какая правда, какое нутро!

Валентина Куникина

«За артистами надо следить как за детьми»

Сейчас театр дает последние спектакли и уходит на каникулы — труппа будет готовиться к новому сезону. Но, как утверждает ее заведующий Юрий Иванкин, отдохнуть вряд ли удастся.

— Вот вроде Год театра — то есть все должно быть для театра, а в итоге все просят у театра, — говорит завтруппой. — Наши актеры нарасхват, очень много занимаются благотворительностью, постоянно нас зовут на праздники, устроенные в честь Года театра. Времени на все не хватает.

К тому же, отмечает он, зарплаты у артистов совсем небольшие, поэтому большинство из них вынуждены подрабатывать где-то еще.

— Кто-то занимается с детьми, кто-то в журналистике совмещает, кто-то ведет концерты, чтобы прокормить семью.

Всего в театре работают 34 актера. Юрий Иванкин тоже один из них. Но сейчас он играет только в эпизодах, а сам занимается организационными вопросами.

— За артистами надо следить как за детьми. Им надо помогать, их надо оберегать. Они очень талантливые, но ранимые. Многие буквально выросли на этой сцене.

Юрий Иванкин

«Когда нет любви, то это просто плохая физкультура»

За пару часов до вечернего спектакля мы стучимся в гримерку одной из ведущих актрис театра — Светланы Колгановой, заслуженной артистки России, отметившей в этом году сразу два юбилея: свое 50-летие и 30 лет на сцене.

— О театре я мечтала с детства, — говорит актриса. — Первое, что мне пришлось преодолеть, — сопротивление родного города Иваново, где почти все девочки после школы получали специальность ткачих. Но все же поступила на театральное.

Артистка усаживается за столик и раскладывает помаду и тушь. Через два часа ей опять на сцену: в комедии «Примадонны» она играет старуху-миллионершу Флоренс Снайдер.

— В Ставрополь я попала по распределению и осталась, — говорит она, подкрашивая ресницы. — Здесь был очень хороший режиссерский цех и талантливая молодежная труппа. Однажды хотела уйти. Тогда мой худрук Алексей Малышев сказал, что первый театр как первая любовь. Никогда не забудешь, все равно будешь сравнивать. Я его послушалась и осталась. Это и правда моя первая любовь, но не тургеневская, а счастливая.

Впрочем, и без происшествий за это время не обошлось. Например, первая роль в театре в буквальном смысле стоила актрисе крови. На одной из постановок она неудачно выскочила из люка — разодрала спину о выпирающий гвоздь. Но, говорит, боли даже не почувствовала — так была увлечена игрой.

— Для меня театр — это аналогия с рождением ребенка. Когда два человека по-настоящему любят друг друга, рождается ребенок. А когда нет любви, то это просто плохая физкультура.

Светлана Колганова

«Печорина будет играть этот»

Светлана проводит нас за кулисы, на сцене уже отплясывают два актера, те самые, которые в сегодняшнем спектакле «Примадонны» играют двух друзей-неудачников. Один из них 45-летний Игорь Барташ, тоже «старожил театра». Он пришел в труппу в 1994 году и считается самым любимым артистом публики: высокий, громкий, обаятельный.

— Я учился в Воронеже. На последнем курсе приехал в Ставрополь на просмотр к режиссеру Алексею Малышеву, — вспоминает Барташ. —  Декан нашего факультета Евгений Слепых тогда мне сказал: «Раз тебя берет сам Алексей Саныч, то, конечно, езжай в Ставрополь. Там ты станешь артистом».

Игорь Барташ

Хотя поначалу роли молодому актеру доставались не самые драматические — даже сардельку в спектакле «Щелкунчик» приходилось играть. Первую главную роль он получил в спектакле «Коварство и любовь» немецкого режиссера Кристиана Ремера. Но больше всего местному зрителю Баршташ запомнился в образе лермонтовского Печорина в спектакле «Герой нашего времени».

— Вообще-то, Печорина должен был играть другой актер. В наш театр тогда приехал московский режиссер Юрий Еремин, чтобы поставить «Героя нашего времени». Он увидел мой портрет в фойе — я был кучерявый, с бородой, еще не седой, на врубелевского Демона был похож, и сказал: «Печорина будет играть этот».

Звукорежиссер что-то говорит актерам в микрофон, и они быстро уходят. Через 20 минут ставропольский Печорин, он же Игорь Барташ, предстанет перед зрителями в роли Лео в спектакле «Примадонны».

{{current+1}} / {{count}}

Игорь Барташ (слева) на репетиции

«Я должен был кричать и оскорблять одну из известных актрис театра»

Театр держится не только на мэтрах, здесь немало и молодых актеров. Руководство театра помогает готовить студентов театрального факультета, некоторые из них затем пополняют труппу.

Один из самых узнаваемых представителей «молодого поколения» в драмтеатре — 31-летний актер Евгений Задорожный, отметившийся в спектакле «Боинг-Боинг» и в мюзикле «Леонардо». Актер признается, что работа среди маститых и заслуженных артистов далеко не всегда дается ему легко.

Евгений Задорожный

— Моя первая роль — лорд Дарнлей в спектакле «Шах королеве», играл мужа Марии Стюарт. Будучи еще студентом, я должен был кричать и оскорблять одну из известных актрис театра, обвиняя ее в измене, — вспоминает Евгений, собираясь в гримерке на гастроли в один из районов Ставрополья. — А в этом же спектакле играл ее супруг, тогда они ждали ребенка. И я каждый раз после репетиции по-человечески извинялся перед нею. Роль ролью, но было не по себе так обращаться к даме.

Разъехаться на гастроли успели уже многие артисты. В июле театр закрывается на каникулы, а в его здании тем временем пройдет масштабная реконструкция.

К слову, в отличие от большинства провинциальных коллективов, ставропольцы на состояние своего здания не жалуются. По сравнению со скромными национальными театрами, которые часто делят не новые ДК с несколькими труппами-конкурентами, условия в театре хорошие: просторный зрительный зал, сцена, гардеробная. Впрочем, с годами все несколько износилось. Но это скоро исправят.

В планах освежить входную группу, интерьер холла и гардероба. Отремонтируют главное фойе, лестницы, санузлы. Ну и конечно, театр получит новую сцену и кресла в зрительном зале. Так что следующий театральный сезон коллектив встретит уже в обновленном здании.

Ася Асрян

Рубрики

О ПРОЕКТЕ

«Первые лица Кавказа» — специальный проект портала «Это Кавказ» и информационного агентства ТАСС. В интервью с видными представителями региона — руководителями органов власти, главами крупнейших корпораций и компаний, лидерами общественного мнения, со всеми, кто действительно первый в своем деле, — мы говорим о главном: о жизни, о ценностях, о мыслях, о чувствах — обо всем, что не попадает в официальные отчеты, о самом личном и сокровенном.

СМОТРИТЕ ТАКЖЕ
В других СМИ
Еженедельная
рассылка