{{$root.pageTitleShort}}

Флотилия Колумба в своей квартире

Корабли дагестанца Юнуса Алиева плавают, стреляют и слушаются штурвала. Правда, чтобы подняться на борт, вам надо стать меньше в девяносто раз
1006

Вызов из прошлых веков

— Я стараюсь делать корабли XIV-XVI веков, но есть и XVIII. Исполнение у них разное, но по красоте друг другу не уступают. Для меня этот вопрос принципиален: я берусь собирать только те корабли, которые мне кажутся красивыми.

Квартира дагестанца Юнуса Алиева заодно и мастерская, и выставочный зал. Здесь хранятся десять миниатюр старинных кораблей, собранных им самостоятельно. На создание одного уходит год кропотливой работы.

Вот итальянские корабли «Сан-Себастьян» и «Сан-Маркос». На первый взгляд они одинаковые, но это не так. Окна для них отливались из серебра, а вот порты у одного открываются, а у другого нет. Суда не завершены, над ними еще предстоит много работать.

Еще одни звезды коллекции — «Санта-Мария», «Нинья» и «Пинта». Этим трем испанским кораблям из флотилии Колумба мастер уделяет особое внимание.

— Суда отличаются тоннажем, формой, размером. Старинные корабли меня привлекают и тем, что у них нет чертежей. Это усложняет задачу, для меня это как вызов. В найденных мною чертежах было много ошибок, пришлось самому все исправлять, чтобы воссоздать максимально приближенные к оригиналам модели.

Хобби по наследству

Изготавливать корабли Юнус начал еще в детстве. Такое интересное увлечение передалось ему от отца, служившего в Каспийской флотилии.

— Капитан отца занимался миниатюрами кораблей, у него он и научился этому делу. Когда я был школьником, мы вместе их мастерили. Правда, его корабли были гораздо больше тех, что я делаю сейчас сам, в три-пять раз, — вспоминает дагестанец. — Помню, его военный эсминец достиг двух метров. Вместе с папой мы однажды собрали и трехметровый клипер. У него даже сигнальные пушки сзади стояли все рабочие. Долго я хранил его у себя, но из-за частых переездов и большого размера негде было его держать, пришлось подарить.

После школы Юнус бросил любимое увлечение и вернулся к нему только 15 лет назад, имея огромный опыт за плечами: испытания на приборостроительном заводе, ремонт особо сложных станков, бытовой техники, сборка компьютеров.

— В общем, самолеты не вожу, операции не делаю, а все остальное я могу.

Что не так с «Пиратами Карибского моря»

За годы своего увлечения Юнус Алиев перечитал кучу профессиональной литературы: изучал строение кораблей, заучивал сложные термины.

— Моделирование кораблей — это наука, — объясняет он. — Я продолжаю узнавать что-то новое, но моих знаний хватит, чтобы отличить оригинал от фальшивки. Вот смотрел, к примеру, фильм «Пираты Карибского моря» и нашел много очевидных ошибок в реконструкции кораблей. А вот корабли, созданные для фильма «Хозяин морей: На краю земли», более или менее соответствуют настоящим судам.

Приступая к созданию судна, мастер изучает имеющиеся эскизы, исторические описания и картины. Затем выводит масштаб.

— Наиболее оптимальный для меня — 1:90. То есть, если каждую деталь собранного мной судна увеличить в 90 раз, получится полноценный корабль.

Сначала делается рисунок — вид корабля со всех сторон. Затем из пластилина лепится форма — слепок для будущей болванки. Ее обычно делают из пластика или из дерева. Дагестанец предпочитает жесткий пластик.

— Современные технологии не позволяют потом портиться модели, — объясняет он. — Все-таки дерево досыхает, пересыхает, трещит и даже отклеивается.

Чайные паруса

Каждое судно состоит из 2500−3000 деталей. Все они делаются вручную.

— Если присмотреться, то заметите нитки-канаты, я сам их сплел из капрона, — показывает мастер. — Тут и двери на петлях открываются, и снасти настоящие. Даже руль работает, как положено.

В качестве обшивки Юнус использует мебельный шпон — тонкие листы древесины. Их он нарезает полосками толщиной в миллиметр, чтобы выглядели как настоящие доски.

На паруса идет, как правило, батистовая ткань. Юнус окунает ее в жидкий клей и надувает феном. Так паруса обретают «стоячую» форму. Чтобы окрасить их в нужный цвет, мастер предварительно погружает ткань в чайный или в кофейный раствор.

— Насколько мне известно, паруса никогда не были белыми, они были зелеными, коричневыми, красными, — рассказывает он. — А когда американцы попытались их сделать белыми, после первого похода они оказались черными. Море делает свое дело.

На создание одной детали у судостроителя может уйти несколько часов.

— Вчера восемь часов ушло только на то, чтобы установить блоки с брасами, — приводит пример мастер. — Поэтому сборка полноценного корабля от A до Я занимает год, а то и больше.

При чем здесь стоматологи

Чем меньше корабль, тем сложнее его делать. Только чтобы собрать настоящую шлюпку в миниатюре, требуется 150 деталей. Даже гвозди Юнусу приходится делать самому — он точит их из латунной проволоки.

Инструменты — зуботехнические. Дагестанец купил две бормашины, которые служат ему как настольный токарный станок. С их помощью он может изготовить любую деталь, а главное, так шум не мешает соседям.

Самый большой корабль в коллекции мастера — фрегат «Святой Николай» длиной полтора метра. На его изготовление ушло два с половиной года.

— Он в рабочем состоянии. Здесь и камбуз, и посуда есть, которую тоже сделал сам. Осталось туда запустить лилипутов и пустить в воду. Собирал его по описаниям и скудным чертежам. Даже не знал его точной расцветки, эскизы были черно-белые. Вот я и окрасил черным. Спустя годы выяснилось, что он был голубым.

Для полного соответствия своих кораблей настоящим Юнус даже оснастил их рабочей артиллерией.

— Это настоящие пушки, они стреляют свинцовой дробью. Я лично проверял их на своем товарище из дома напротив, — смеется мастер. —  Прицелился, выстрелил, ядра долетели прямо до его окна. Вот такие детские забавы.

Полмиллиона за корабль

Свои корабли Юнус Алиев пока не продавал, но готов выполнить заказ для ценителей такого искусства.

— Стоимость корабля, собранного из готовых деталей издательского дома DeAgostini, достигала 500 тысяч рублей. Мои корабли действующие, и каждая их деталь сделана вручную, по логике, они должны быть дороже, — рассуждает мастер. — Себестоимость, если учитывать материал и расходники, не такая большая. Наценка связана с потраченным временем и сложностью — это фактически ювелирная работа.

Как правило, подобные модели выкупают состоятельные коллекционеры из-за границы. Двумя кораблями Юнуса заинтересовались любители из Германии. Изделия мастер нигде не выставляет, но попросил родственников, живущих в этой стране, поискать покупателей, и они нашлись. Теперь идут переговоры.

Часть из коллекции мастер планирует оставить в наследство сыну и дочери. А навыки и знания передаст внуку.

«Титанику» не бывать

Современные суда мастера не интересуют.

— Они состоят из сплошного железа, — объясняет он. — У них все автоматизировано. Кнопочки сейчас заменяют большой экипаж. А в старинных без большой команды было не обойтись. Только для поднятия якоря требовалось 30 человек.

Не очень вдохновила и идея собрать модель «Титаника» — ее умельцу предлагали многократно.

— Внешне этот корабль меня абсолютно не привлекает. А еще я знаю много случаев, когда что-то создается с названием «Титаник», и все это разваливается. Я не очень суеверный, но в это верю, — смеется судостроитель.

В ближайших планах у Юнуса — изготовить английский клипер «Катти Сарк». А еще — сделать судно, у которого штурвал будет поворачиваться вместе с рулем, как когда-то на одном из кораблей отца.

— Сейчас у меня много свободного времени. После того, как переболел ковидом, пришлось оставить основную работу. Зато есть возможность погрузиться в любимое дело — мои корабли. Я буду делать их, пока жив.

Большая мечта

Корабли — только одно из увлечений Юнуса Алиева. Тридцать лет назад он собрал первый в своей жизни мини-автомобиль — Mercedes SSK 1937 года. Колеса, спицы — все сделано вручную. Всего дагестанец создал около десятка таких машин размером с ладонь. Изготовление каждой заняло полгода.

Однако мечтает дагестанец собрать автомобиль большой.

— Моя детская мечта — сделать автомобиль для себя по своему проекту — и сейчас актуальна. В молодости сделать это одному было сложно, а сейчас, когда есть инструменты и знания, единственная, но решаемая проблема — отсутствие места. Нужен большой ангар.

Сейчас Юнус строит частный дом — там у него и будет подходящая мастерская. А пока он думает над моделью будущего автомобиля и проектирует кузов.

—  Как только соберу первый, уверен, он будет пользоваться спросом.

Фериде Алипулатова

Рубрики

О ПРОЕКТЕ

«Первые лица Кавказа» — специальный проект портала «Это Кавказ» и информационного агентства ТАСС. В интервью с видными представителями региона — руководителями органов власти, главами крупнейших корпораций и компаний, лидерами общественного мнения, со всеми, кто действительно первый в своем деле, — мы говорим о главном: о жизни, о ценностях, о мыслях, о чувствах — обо всем, что не попадает в официальные отчеты, о самом личном и сокровенном.

СМОТРИТЕ ТАКЖЕ

Лепить и продавать: как в Дагестане вспоминают традиции и пытаются заработать

«Ремесловъ» — первый в республике и пока единственный центр, где можно обучиться сразу нескольким старинным ремеслам. Спасет ли это от угасания народные промыслы и при чем здесь «дагестанская „Икея“»?
В других СМИ
Еженедельная
рассылка