{{$root.pageTitleShort}}

Неандертальцы из Заюково

В Кабардино-Балкарии обнаружили древнейшую стоянку неандертальцев. И раскопки в труднодоступном гроте уже преподнесли археологам немало сюрпризов
17060

Что ели и во что одевались неандертальцы? Какие отношения связывали их друг с другом и правда ли, что они — предки современных людей? Ответы на эти вопросы мы отправились искать в окрестности села Заюково в Кабардино-Балкарии: в одном из местных гротов археологи обнаружили следы древних людей.

По следам древнего человека

— Давайте понимать, что неандертальцы не были нашими прямыми предками, скорее, двоюродными братьями. То есть у нас, Homo Sapiens, с ними есть общий предок. Хотя 2−4% генов неандертальцев находят у некоторых современных людей, — во избежание путаницы сразу договаривается с нами Екатерина Дороничева.

Зоной обитания неандертальцев была Евразия, тогда как Homo Sapiens пришли с юга, из Африки — там находили их следы возрастом 200−300 тысяч лет, что намного старше следов неандертальцев в Евразии.

Она — потомственный археолог, кандидат исторических наук и сотрудник петербургской автономной некоммерческой организации «Лаборатория Доистории». На поиски следов неандертальцев в Кабардино-Балкарию Екатерину привело другое ее исследование.

— Моя кандидатская посвящена изучению каменного сырья памятников каменного века на Северо-Западном Кавказе. В ходе специальных геохимических исследований нам с коллегами удалось обнаружить, что обсидиан из заюковского месторождения поступал в Мезмайскую пещеру, — рассказывает Дороничева.

Мезмайская пещера — широко известный в мире памятник палеолита. Там, на территории Краснодарского края, был обнаружен хорошо сохранившийся скелет неандертальского младенца, датированный 60−70 тысячами лет, который впоследствии использовали при расшифровке генома неандертальца.

В этой пещере ученые и обнаружили вулканическое стекло с территории современной Кабардино-Балкарии, где вокруг Эльбруса когда-то действовала целая вулканическая провинция. Обсидиан в Краснодарский край могли принести неандертальцы: древние люди изготавливали из него орудия труда. Расстояние от Мезмайской пещеры до заюковского месторождения — около 250 километров по прямой без учета рельефа.

— То есть неандертальцы перемещались так далеко уже в эпоху среднего палеолита, порядка 70 тысяч лет назад, — говорит Екатерина. Ранее ученые полагали, что древние люди на такие колоссальные для них расстояния в то время не передвигались. Новые сведения заставили археологов под другим углом посмотреть на жизнь неандертальцев в этот период.

Итак, косвенные доказательства свидетельствовали, что неандертальцы обитали неподалеку от места, где сегодня расположено Заюково. Но прямых подтверждений у ученых не было.

— До прошлого года в Кабардино-Балкарии были известны только памятники верхнего палеолита, культуры Homo Sapiens, которые датируют 20 тысячами лет, — рассказывает Дороничева. — Поэтому мы и начали целенаправленные поиски памятников среднего палеолита в районе Заюково.

Недоступный грот

Вообще, эпоха среднего палеолита — время серьезных изменений в культуре человечества. Это и первые погребения, и развитие первого символизма, и начало заботы о своих соплеменниках, и одомашнивание огня, и новые технологии в обработке камня и кости.

— В среднем палеолите появилась одежда, о чем свидетельствуют генетические исследования платяных вшей. То есть привычный образ грубого первобытного человека, неандертальца, неодетого и с дубиной, неверен. Они даже делали какие-то украшения из перьев, наносили краской рисунки на тело, — развеивает очередной стереотип Екатерина Дороничева.

Какими были древние люди на территории Кабардино-Балкарии, ученые и намеревались узнать.

Жизнь археологов в этой местности здорово осложняет все тот же «вулканический фактор»: в долинах крупных рек, таких как Баксан и Чегем, памятники эпохи неандертальцев, которым 40−50 тысяч лет и больше, не сохранились или их тяжело обнаружить из-за того, что они перекрыты отложениями мощностью в 6, 10 и более метров. И все же, основываясь на данных геологов и на опыте археологов, работавших тут раньше, группа ученых начала разведку. Осмотрели множество пещер — все оказались не тем, что искали. Грот, где теперь идет работа, археологам показал местный житель Муаед Шикабахов. Пещера была известна, потому что прежде ее нередко использовали в качестве укрытия пастухи и охотники.

В прошлом году ученые заложили в гроте разведочный шурф — небольшой пробный раскоп. И он позволил обнаружить памятник эпохи среднего палеолита. Памятник получил название грот Сарадж-Чуко, или Сараджуко, — по названию протекающей рядом небольшой реки.

Добраться до него нелегко. Заюково — горное село в часе езды от Нальчика. Чтобы попасть из него к раскопу, нужно выехать по дороге, которая быстро превращается в труднопроходимое для транспорта направление. Дальше надо идти по заросшей тропе — и это отдельный квест.

Работающих тут археологов из Санкт-Петербурга, Москвы, Воронежа, Томска, Петрозаводска и других городов каждый день сопровождает из села к пещере и обратно тот же Муаед Шикабахов. Несмотря на трудности, грот археологов радует количеством находок.

Общительные неандертальцы и искатели сокровищ

Часть из найденных в Сарадж-Чуко материалов уже описывается, часть лежит в специальных пакетиках с наклейками-шифрами и только ждет своего часа. Что-то находят не сразу, а только промыв грунт через два сита разного размера — для этого ученым приходится по несколько раз в день преодолевать крутой спуск к реке, а затем карабкаться обратно к пещере.

Вместе с каменными орудиями ученые находят в Сарадж-Чуко кости животных. В первую очередь это копытные, вероятнее всего, Capra Caucasica, кубанский тур. Точнее скажут археозоологи: они точно определят видовой состав фауны, на которую в разное время охотились тут неандертальцы.

Екатерина Дороничева показывает обсидиановые находки, они пока остаются в гроте. Первая — нуклеус, относительно большой кусок обсидиана, от которого откалывались куски поменьше. Эти мелкие сколы превращались в орудия охоты и труда. Тут же скребло — скол с нуклеуса, оформленный очень тонкой ретушью, то есть со специально обработанным краем. Это хозяйственное приспособление — с его помощью могли резать мясо и скрести шкуру.

Из орудий охоты — мустьерский остроконечник, нечто вроде наконечника дротика. Он тщательно обработан ретушью и имеет специфическую изогнутую форму, ее принято называть «шапо де жандарм», то есть шляпа жандарма (родина палеолитоведения — Франция, отсюда и французские термины). Эта форма ударного бугорка остроконечника не характерна для Северо-Западного Кавказа, объясняет Дороничева.

Способ изготовления орудий труда и охоты — одна из вещей, которыми удивили ученых заюковские неандертальцы.

Археолог Екатерина Дороничева

— Мы полагали, что местная культурная традиция неандертальцев будет близка культурным традициям неандертальцев Северо-Западного Кавказа, но, к своему великому удивлению, обнаружили индустрию, которая принципиально отличается от северо-запада. Она находит культурные аналогии, скорее, в памятниках Южного Кавказа и, возможно, гор Загрос (территория современного Ирана. — Ред.). То есть, вероятно, уже в среднем палеолите Центральный Кавказ был зоной взаимодействия неандертальцев разных культурных традиций, — рассказывает археолог.

По словам ученых, это открытие может помочь пролить свет на устройство общин неандертальцев и их взаимоотношения.

Но работа археологов может неожиданно осложниться. Казалось бы, всем ясно, что стоянка древнего человека — не самое подходящее место для поисков клада. Но черные копатели все равно проявляют интерес к раскопу.

— Хотелось бы, чтобы люди поняли, что ничего ценного для них здесь нет. Ни золота, ни серебра. А помешать нам своими неаккуратными действиями они могут, нарушив первоначальный вид раскопа, — сетует Екатерина, поясняя, что самая замечательная находка не имеет никакой ценности для науки, если ее вытащили из земли, предварительно не описав и не отметив, где и как она лежала.

Многослойный Сарадж-Чуко

Еще одно открытие, которое уже подарил ученым Сарадж-Чуко, — свидетельства того, что человек приходил сюда не один раз. Грот несколько раз перезаселялся в эпоху неандертальцев.

Сейчас ученые работают со слоем, чей возраст 50 тысяч лет. Но это не самый глубокий культурный слой в Сарадж-Чуко. Предполагается, что самый ранний будет иметь возраст в 70 и более тысяч лет. Археологи пока только предвкушают работу с этим слоем, ради которого и начали поиски в Кабардино-Балкарии, — копать до него еще примерно метр.

Но уже сейчас Сарадж-Чуко — самое древнее свидетельство заселения территории современной Кабардино-Балкарии в каменном веке. Проект раскопок поддержал Российский научный фонд, и ученые будут работать тут три года. Им важно изучить, как заселялось это место, чтобы понять процессы, происходившие в регионе.

В день нашего визита археологи еще ожидали приезда нескольких специалистов. Вулканолог соберет образцы пепла из разных слоев отложений. Палинолог отберет пыльцу и изучит климат разных периодов. Такие исследования на Северо-Западном Кавказе, например, показали, что климат там раньше был гораздо холоднее. На месте, где растут широколиственные леса, как и в районе Сарадж-Чуко, были субальпийские и альпийские луга.

Свою лепту внесут в изучение грота и геоморфологи.

— У нас будет работать команда под руководством известного ученого Сергея Алексеевича Несмеянова из Московского института геологии и геоэкологии имени Сергеева. Им предстоит выяснить, где находилась река во времена жизни неандертальцев, как менялся рельеф. Горы ведь растут, и нам важно понять, каковы были темпы роста именно на участке расположения стоянки, — говорит Екатерина Дороничева.

После всех этих работ раскоп законсервируют на зиму. До следующего сезона ученые будут готовить публикации, а каменная коллекция после описания пополнит фонд Национального музея Кабардино-Балкарии, восполнив белое пятно в знаниях о первых людях на ее земле.

Дарья Шомахова

Рубрики

О ПРОЕКТЕ

«Первые лица Кавказа» — специальный проект портала «Это Кавказ» и информационного агентства ТАСС. В интервью с видными представителями региона — руководителями органов власти, главами крупнейших корпораций и компаний, лидерами общественного мнения, со всеми, кто действительно первый в своем деле, — мы говорим о главном: о жизни, о ценностях, о мыслях, о чувствах — обо всем, что не попадает в официальные отчеты, о самом личном и сокровенном.

СМОТРИТЕ ТАКЖЕ
В других СМИ
Еженедельная
рассылка