{{$root.pageTitleShort}}

«Мне стало интересно, почему в России не уничтожают символы коммунизма»

Памятник Ленину, ретивые таксисты, пироги с чесноком и другие особенности осетинской жизни, удивившие иранцев во Владикавказе
25352

Сомайе Агабабаи и Мохаммад-Мехди Замани

Доктор филологических наук Мохаммад-Мехди Замани и его супруга и коллега Сомайе Агабабаи из Ирана приехали во Владикавказ работать — четыре месяца они учили желающих студентов и преподавателей Северо-Осетинского госуниверситета языку «Шахнаме». А заодно познавали загадочную кавказскую душу.

Своими впечатлениями от жизни в Северной Осетии преподаватель Тегеранского университета имени Алламе Табатабаи Мохаммад-Мехди Замани перед отъездом на родину поделился с корреспондентом «Это Кавказ».

«Близкие до сих пор за нас переживают»

— Наш университет сотрудничает со многими вузами мира. Мы обучаем людей персидскому языку. Мне и моей супруге Сомайе предложили поехать в Россию. Меня приглашали в Дагестан или Санкт-Петербург. Но двое специалистов нужны были только в Северной Осетии. А расставаться с женой не хотелось. Можно сказать, сюда нас привела судьба.

О Кавказе и Северной Осетии мы ничего не знали. Первое, что сделали, — полезли в интернет узнавать, что нас здесь ждет. Расстроились. Почти сразу нам на глаза попалась карта. На ней Северный Кавказ был обозначен красным цветом. Это максимальный уровень угрозы жизни, то есть иностранцам находиться здесь небезопасно. Близкие до сих пор за нас переживают. Но тогда отказываться было уже слишком поздно, и мы собрали чемоданы.

Призрак коммунизма

— Тут мы сразу обратили внимание на большое количество советской символики. На многих зданиях до сих пор висят серпы и молоты, во Владикавказе стоят памятники коммунистическим вождям, а одна из улиц даже носит имя Ленина. Нас это очень удивило. Мне казалось, что в России советское время многие хотят поскорее забыть.

В нашей стране после исламской революции 1979 года сменили названия улиц, убрали памятники и бюсты. На банкнотах даже закрашивали портреты бывших иранских лидеров. Все, что хоть немного напоминало о прежнем режиме. Мне стало интересно, почему в России не уничтожают символы коммунизма. Оказалось, что в Осетии очень трепетно относятся к тому времени и вычёркивать часть истории из жизни страны считают неправильным.

«Мы не могли привыкнуть, что можно пить воду из-под крана»

— Несколько недель мы не могли привыкнуть, что можно пить воду из-под крана и не бояться за свое здоровье. Вкусная и чистая вода — это лучший подарок природы местным жителям. В Иране большинство людей используют водяные фильтры или покупают воду в бутылках. Люди предпочитают не рисковать. Хотя официально власти считают употребление воды безопасным.

Местный климат очень напомнил нам северные провинции Ирана. Там много зелени, осадков и чистейший воздух. Над Тегераном и другими крупными городами постоянно стоит смог. Они находятся в котловинах, и воздух там не очищается. Недавно, например, из-за сильного смога были закрыты все заведения в столице. На Кавказе мы дышим полной грудью.

Но к одной особенности вашей республики мы до сих пор не привыкли. Погода здесь постоянно меняется. Один день жара, другой — холод. Поэтому мы часто одеваемся не по погоде и, наверное, выглядим нелепо.

Живительный «Тархун» и чеснок во всех блюдах

— Нас, конечно, сразу накормили осетинскими пирогами. Больше всего понравился пирог с сыром и свекольными листьями. А вот мясной мы больше не станем пробовать. В него кладут слишком много чеснока — так, что его невозможно бывает есть. В Осетии вообще очень любят чеснок. Кажется, его добавляют во все блюда.

В Иране предпочитают зелень. На столе ее всегда много, и она разнообразная. Осетинские кулинары почти не используют травы. Здесь их всего несколько видов. Еще иранцы часто едят рис. Его подают как гарнир с рыбой, мясом, курицей. В Осетии мы столкнулись с проблемой. Местный рис безвкусный. Мы решили, что в следующий раз привезем с собой несколько килограммов из Ирана.

Самое гениальное изобретение российского пищепрома — лимонад «Тархун». Попробовали его впервые в Северной Осетии. В Тегеране напиток не продается. Мы каждый день обязательно покупаем «Тархун». А когда продавцы супермаркетов не видят в нашей корзине бутылки с зеленым ситро, они интересуются, не забыли ли мы его взять с полок.

«Ощущение, будто мы в Иране»

— В Северной Осетии я узнал, что иранцы и осетины родственные народы. У нас общие корни, а наши предки тесно общались. Лучшим подтверждением этому является родство языков. Оба относятся к иранской лингвистической группе.

Примеры схожих осетинских и персидских слов:

Восемь — аст [āšt] — هشت [hašt]

Нож — кард [kārd] — كارد [kārd]

Зуб — дæндаг [dandāg] — دندان [dandān]

Птица — маргъ [mārgh] — مرغ [morgh]

Мозг — магъз [māghz] — مغز [maghz]

В Иране о близости с осетинами знают только специалисты в академических кругах. В Северной Осетии о родстве наших народов знают даже обыватели: охранники в университете, продавцы в супермаркетах.

Наши друзья-иранцы рассказывали, что в России живут очень черствые люди. Говорили, что если нам понадобится помощь, то ждать ее от русских не стоит. Оказалось, они заблуждались. Меня с Сомайе очень впечатлили доброта и гостеприимство местных жителей. Люди очень тепло к нам относятся. А продавцы, зная, что мы иранцы, делают нам скидки на товары.

Мы абсолютно не чувствуем себя чужестранцами. Нам не потребовалась адаптация. Когда я слышу осетинскую речь, мне кажется, что я никуда не уезжал. Ощущение, будто мы в Иране, просто в каком-то другом городе.

Фантастическая природа…

— Мы побывали в нескольких горных районах. Были в Цейском и Куртатинском ущелье. А через Дарьяльское ущелье пару веков назад в Грузию ехал Пушкин. В Осетии много красивых мест и фантастическая природа. Для нас удивительно выглядывать из окна и видеть горы.

А еще мы посетили соседнюю Кабардино-Балкарию. Были на Голубых озерах. Это удивительно красивое место. Говорят, озеро образовалось после падения на землю дракона. Нам захотелось там искупаться. Но ни один из нас не умеет плавать, да и было слишком холодно.

…и дурные привычки

— В жизни Владикавказа нас неприятно удивил один момент. Даже как-то неудобно об этом говорить. Все городские улицы заплеваны. Мужчины и парни, не стесняясь прохожих, плюют на асфальт или на плитку. Причем это происходит как на окраине, так и в самом центре Владикавказа. Почему эти люди так не уважают свой город и окружающих? Иранским мужчинам подобное не свойственно. У нас в стране за плевок в общественном месте никто не оштрафует. Просто в нашей культуре такого нет. Увидеть плюющегося человека в Иране невозможно. В России это встречается часто.

А вот жвачки под столами в аудиториях — это, кажется, явление международное. Иногда дотронешься до учебной мебели и приклеиваешься.

Особенности национального вождения

— Нравится отсутствие пробок на дорогах. На родине нам приходится стоять в заторах по два часа в день. Здесь можно доехать до любой точки города за 15 минут.

Пешеходов уважают. Нас обязательно пропускают, когда мы переходим дорогу. Иногда делают это и вне «зебры». Иранским водителям надо поучиться вежливости у осетинских коллег. А вот от поездок во владикавказских такси мы отказались. Теперь только пешком!

Сомайе несколько раз становилось дурно, её тошнило после поездки в такси. По прямой дороге водители почему-то едут зигзагом. Они резко тормозят у светофора, пытаются объезжать ямы. Нас постоянно швыряет по салону, как будто мы манекены. При этом мы никуда не торопимся, не просим ехать быстро.

Бдительные охранники и увлеченные студенты

— Сомайе очень нравится ходить по магазинам и торговым центрам. Во Владикавказе ассортимент товаров больше, чем в Тегеране. Хотя и цены отличаются. Здесь все стоит очень дорого. Может, потому что уровень жизни выше? Например, в Иране фрукты и овощи можно купить в несколько раз дешевле.

В торговых центрах доброжелательные и улыбчивые консультанты. Всегда помогают нам. А вот охранники ведут себя очень странно. Они смотрят, сдвинув брови, как будто опасаются нас. Даже в супермаркете, когда мы выбираем продукты, нас все время преследуют, ходят по пятам. Это немного раздражает. Возможно, они думают, что мы сделаем что-то противозаконное?

Студенты же везде одинаковые. Одинаково ленивые. Где-то больше, где-то меньше. В Иране на курс набирается пять-шесть прилежных студентов, здесь, в Северной Осетии, на занятия ходят с большим воодушевлением. Я чувствую, что меня слушают, что лекции посещают с интересом. От преподавания фарси я получаю удовольствие, а заинтересованность студентов мотивирует меня еще больше. В Осетии именно это со мной и происходит.

Валерий Тайсаев

Рубрики

О ПРОЕКТЕ

«Первые лица Кавказа» — специальный проект портала «Это Кавказ» и информационного агентства ТАСС. В интервью с видными представителями региона — руководителями органов власти, главами крупнейших корпораций и компаний, лидерами общественного мнения, со всеми, кто действительно первый в своем деле, — мы говорим о главном: о жизни, о ценностях, о мыслях, о чувствах — обо всем, что не попадает в официальные отчеты, о самом личном и сокровенном.

СМОТРИТЕ ТАКЖЕ
В других СМИ
Еженедельная
рассылка