{{$root.pageTitleShort}}

Дуэт на карантине

Оперные исполнители Денис Федоренко и Диана Октавиан бросили сцены Петербурга и уехали в Дагестан — петь в местном театре, а пока в самоизоляции удивляют жителей Каспийска пением с балкона
2848

Полгода назад жители большой десятиэтажки в дагестанском Каспийске вдруг стали различать сквозь дворовой шум профессиональное пение. Прекрасный баритон — иногда в дуэте с красивым сопрано — прорывался даже через закрытые окна и перекрывал шансон из проезжающих приор.

А потом началась пандемия, в интернете появились видео, как поют на своих балконах итальянцы. Вскоре это произошло и в маленьком дагестанском городе. 9 мая, под вечер, каспийский двор тоже ненадолго стал Италией — с балкона громко, торжественно и красиво пели «День Победы». Дети, игнорирующие карантинные меры, сбежались со всех окрестностей, а самоизолированные взрослые высунулись из окон и вышли на балконы. Снимали, подпевали и радовались.

Так они узнали, что их соседи — солисты Дагестанского театра оперы и балета Денис Федоренко и Диана Октавиан.

Между оперой и мюзиклом

Денис Федоренко родом из Донецка. Больше десяти лет назад окончил там музыкальную академию имени Прокофьева и уехал из Украины — еще, как он выражается, «до всего этого». В Питере поступил в академию молодых оперных певцов Мариинского театра. Потом были еще два петербургских театра, победы в конкурсах, оперные постановки, заглавные партии. Но Денис решил попробовать себя в другом амплуа — на эстраде. Пел в мюзиклах «Демон Онегина», «Летучий корабль», «Алые паруса», гастролировал по России.

За плечами Дианы Октавиан — выступления на сцене Большого и Малого зала Санкт-Петербургской филармонии, Санкт-Петербургской капеллы, Большого зала Московской консерватории и на других площадках. А встретились исполнители в Мариинке. После свадьбы, семь лет назад, Диана впервые привезла мужа на родину — знакомиться с бабушкой, дедушкой и многочисленными дядями, тетями, братьями и сестрами. С тех пор Дениса тянуло на юг почти ежегодно.

― Я сразу понял, что это мое, мне тут нравится. По темпераменту подходит, наверное. Не зря же у меня была грузинская бабушка! А в Петербурге я долго не мог — там все время пасмурно, мрачно. Это красивый город, но больше архитектуры меня привлекает природа: море, горы, леса. Здесь все это в двух шагах.

— Мы очень устали от климата Петербурга, — добавляет Диана. — А когда родился сын Златан, стало вообще невыносимо. Мы жили в центре, и там все эти колодцы, колодцы — даже некуда выйти подышать воздухом.

С пляжа — на сцену

Но переезжать супруги не собирались: Денис все время был связан контрактами. Поэтому в прошлом августе они приехали в Каспийск как обычно — просто в отпуск.

― Ходили на море. А я без пения не могу долго, даже на пляже уходил подальше от людей, за камни, и там занимался: в квартире особо не попоешь, ― смеется Денис. ― Конечно, мимо проходили редкие отдыхающие, но их было совсем мало. В один прекрасный день я там, в отдалении, пою, а ко мне подходит незнакомая женщина и говорит: «Слушайте, а вы не хотите к нам в оперный театр? Нам так нужны такие голоса».

У Дениса было несколько контрактов на гастрольные туры и работа в театре. Но женщине с пляжа — а ею оказалась заведующая оперной труппой Дагестанского театра оперы и балета Анжелика Аксенова — после нескольких попыток удалось уговорить певца на переезд.

Так два перспективных молодых артиста оказались в Дагестане. В декабре сняли квартиру в Каспийске и стали местными жителями. Только начали репетировать главные роли в «Алеко» ― как начался карантин. Поэтому пока Денис поет дома, а соседи знакомятся с ним и его репертуаром.

― Один раз в дверь постучали соседи. Я сначала подумал, что сейчас жаловаться будут, что я мешаю, скажут, сколько можно петь? А они мне: «Это вы поете? Можно, мы постоим тут, в подъезде, а вы споете?» Ну, я спел специально для них серенаду Дон Жуана.

Опера по-дагестански

— Я с начала 2000-х здесь не жила, и сейчас, после возвращения, замечаю, что произошло много положительных изменений в людях, — говорит Диана. — И есть баланс между светскостью и религиозностью.

― Мне тут все нравится: и природа, и люди, — добавляет Денис. — Голоса местных певцов — это необработанные алмазы, их очень много. Народные песни чего стоят!

Денис признается, что ему всегда нравилась лезгинка. Подходит по духу и народное пение — исполнитель даже не прочь включить его в репертуар .

― Дагестанцы по природе почти итальянцы, такие же южане. Но у итальянцев язык мелодичный, располагающий к пению, а вот кавказские языки… Я пока не понял, что по-французски можно петь «р» не грассирующей, а обычной, как по-русски, страшно мучился. А дагестанские согласные — это нечто. Я даже представить пока не могу, как можно петь с этими гортанными звуками, но очень хотел бы попробовать.

«Народ хороший, но природу не ценит»

У Дениса украинское гражданство, но есть вид на жительство в России, а в дальнейшем он планирует получить паспорт. В Дагестане певец чувствует себя в своей тарелке.

― В людях нет такой закрытости, как в Украине и везде в России, где я побывал, — объясняет он. — Еще я заметил, что в Дагестане все родственники сплоченные и дружные. Вот Диана говорит: у меня эта сестра, и вот эта, и эта. Я говорю: стоп, но у тебя вроде бы одна родная сестра, остальные откуда? А ей неважно, двоюродная, троюродная или дальше. Все равно родня. Это здорово, ее родственники теперь и моими стали. Мне всегда было непонятно, почему у меня столько родни, а мы не общаемся.

Денис и Диана живут недалеко от пляжа. Местные жители давно привыкли видеть его неухоженным, а вот Денис на это реагирует остро.

― Пока мне здесь не нравится только одно: как люди относятся к чистоте. Но это не только в Дагестане — и в остальной России, и у меня на родине. Человек позволяет себе делать на природе то, что не делает дома. Не грызет же он дома семечки, не выбрасывает окурки или пачки от сигарет, бутылки, бумажки на ковры или на пол? Я отношусь к Дагестану как к курорту. Горы, море, пляжи, горячие источники — гордитесь этим, это ж здорово, в такой красоте жить! Но, видимо, люди привыкают и уже не так ценят это все.

Хинкал каждый день

В День России Денис и Диана опять должны были спеть на балконе, но выступление перенесли на городскую площадь: карантинные меры ослабили. Скоро артисты вернутся к привычному распорядку репетиций в театре, и «оконных» концертов больше не будет. Денис предполагает, что репетиции и пение большинству каспийчан все-таки нравились, хотя на выступление в День Победы реакция была разной. Кто-то посчитал, что неправильно петь, когда от пневмонии умирают люди. К тому же праздник совпал с мусульманским месяцем Рамадан — временем поста и воздержания от других «мирских благ».

― Мы потом читали разные комментарии к ролику, которое записало местное телевидение, — это был сборный репортаж о разных артистах, — говорит певец. — Да, наверное, стоило перенести празднование, раз для мусульман оно было неприемлемо в этот момент. И мы с удовольствием повторили бы выступление, только самоизоляция кончается.

А вот к местной кухне, в отличие от порядков, Денису адаптироваться не пришлось.

― Когда мы только познакомились в Питере, Денис с первого раза оценил лакский хинкал и с тех пор готов есть его каждый день, ― смеется Диана. ― У меня папа, дяди, братья не настолько его любят, могут даже отказаться в пользу другого блюда. Денис — никогда. Ему вообще нравится все, что приготовлено на мясном бульоне.

― Ну почему же. Я еще чуду люблю. С тыквой или с крапивой, с сыром и картофелем, — возражает Денис. — Но спрашивать меня, что я хочу на ужин, не надо. Однозначно — хинкал. А еще я недавно баранью голову попробовал. На костре, с дымком. Такая вкуснотень, вообще!

Анна Гаджиева

Рубрики

О ПРОЕКТЕ

«Первые лица Кавказа» — специальный проект портала «Это Кавказ» и информационного агентства ТАСС. В интервью с видными представителями региона — руководителями органов власти, главами крупнейших корпораций и компаний, лидерами общественного мнения, со всеми, кто действительно первый в своем деле, — мы говорим о главном: о жизни, о ценностях, о мыслях, о чувствах — обо всем, что не попадает в официальные отчеты, о самом личном и сокровенном.

СМОТРИТЕ ТАКЖЕ

«Все, мы к вам приедем»: как Дагестан готовится к туристическому сезону после пандемии

Пока границы между странами закрыты для путешественников, туристов готовятся принимать на Кавказе — здесь верят, что никакие страхи и ограничения желающих приятно провести лето не остановят

Свадебный переполох: как коронавирус обнулил рынок торжеств на Кавказе

Рядовая свадьба в Дагестане стоит миллион рублей, а обслуживают ее полсотни человек. Но из-за пандемии бизнес остался без работы в разгар сезона, а торжества переехали из помпезных залов в квартиры
В других СМИ
Еженедельная
рассылка