{{$root.pageTitleShort}}

Хлеб и зрелища

Все актеры когда-то начинали с «Кушать подано!». В пятигорском театре-ресторации это — неизменный финал каждого спектакля
247

Представьте курортный сезон в Пятигорске начала ХХ века. Московские и петербургские семьи съезжаются на арендованные дачи. Утром прогулка по питьевым бюветам, днем -плотный обед на веранде с видом на горы, вечером — прием гостей. Каждый дом старается удивить: хозяева читают рассказы, дочь играет на фортепьяно и даже лакей выходит с театральным: «Кушать подано».

Похожая атмосфера ждет курортников и в домашнем театре, который находится в пятигорской «Ресторации № 1». Театр открылся чуть больше года назад, сегодня он единственный в городе работает в формате ресторана с залом для спектаклей.

Фото: Владимир Севриновский

— Мы не замахиваемся на Шекспира и серьезную драматургию, — рассказывает режиссер театра Лейла Голицина. — Здесь ведь собираются отдыхающие, поэтому большинство историй — зарисовки о жизни курортников в Пятигорске с простым и незатейливым сюжетом. Смысл в том, чтобы люди смеялись. Но есть в репертуаре и постановки, в которых поднимаются серьезные вопросы — о роли женщины в современном обществе, например. А еще мы готовим пьесу-биографию о жизни Анны Ахматовой. Тем, кто скептически относится к нашему творчеству, напоминаем: Федор Шаляпин вышел из домашнего театра.

Провинциальный театр с бунтом

— Я родилась в Кисловодске в совершенно не театральной семье. Как пришла идея стать режиссером, точно не помню, но после школы я пошла на отделение режиссуры в Ставропольском госуниверситете, а потом на полугодичный режиссерский курс Ивана Краско. Все время я параллельно работала в кисловодском театре-музее «Благодать», где провела больше 17 лет. Уникальное место, симбиоз театра и музея. И там были серьезные работы и даже бунтарство. Было время, когда адмирал Александр Колчак считался персоной нон-грата — его называли предателем Родины. Но с Кисловодском его связывает личная история: уроженка города Анна Тимирева была его возлюбленной. Хозяйка музея не побоялась цензуры, и в нашем музее появилась комната Колчака, а потом и спектакль о его жизни. Говорят, у Колчака не было своего дома, он обрел его в «Благодати», комната и сейчас работает. Тогда никто не заметил нашего бунта, наверное, думали: «Ну что может сделать провинциальный театр?»

Фото: Антон Подгайко

Там я впервые попробовала играть на сцене. Все же актерское мастерство и режиссура — разные вещи. У меня получилось, я играла во многих спектаклях. Правда, до сих пор не могу понять, какое у меня амплуа. Мой любимый и самый сложный спектакль — пьеса-биография о жизни Марины Цветаевой, где у меня главная роль. Чаще играю в водевилях. Сегодня, например, у меня роль активной, грубоватой, но колоритной дамы.

Как все начиналось

— Как и многим режиссерам, хотелось открыть свой театр: собрать молодых актеров, ставить собственные спектакли. Я начала искать возможности и познакомилась с владельцами «Ресторации № 1». Хотя Пятигорск — курортный город, кризис коснулся и местных рестораторов, заставил их искать новые способы привлечения посетителей. Так и появился театр в ресторане. Мы сами ведем группы в социальных сетях, там о нас узнают жители Кавминвод.

Фото: Антон Подгайко

Вначале нас было двое — я и Ярослав Кулаченко, актер, который закончил 4-годичную школу-студию в Кисловодске. Он работал со мной в «Благодати», в пьесе о жизни Цветаевой играл моего сына, ушел вслед за мной, когда я решила делать свой проект. Не было труппы, костюмов, зато куча творческих идей. Пьесы писались быстро, и сейчас у нас в репертуаре восемь спектаклей. Пять — по моим сценариям, остальные — по Чехову и Хетагурову. Костюмы сшили, актеров тоже нашли почти сразу: в Пятигорске мало театров, местные артисты не могут похвастаться плотным графиком. У нас работают актеры из оперетты, а еще недавно взяли студентов совсем не из театральной среды. Я их постепенно вывожу на сцену, и они уже играют полноценные роли. Сейчас в нашей труппе десять человек.

Ресторан + театр

— В будние дни это обычный ресторан с бизнес-ланчами и банкетами. Кстати, он еще известен тем, что здесь полюбил обедать мэр Пятигорска Лев Травнев и другие сотрудники администрации. А в выходные дни, точнее вечера, мы проводим свою 4-часовую театральную программу. Час-полтора в отдельном зале, рассчитанном примерно на 40 человек, идет спектакль, потом банкет с вином и закусками, музыкой и ведущим. В это время ресторан закрыт для внешних посетителей.

Фото: Антон Подгайко

Мы забираем ресторан на один-два вечера в неделю — спектакли идут каждую субботу, а иногда и в пятницу. Это зависит от количества проданных билетов. Спрос на нашу программу есть: пустой зал мы никогда не видели, а несколько раз был аншлаг, зрителям не хватало стульев, они стояли во время спектакля. Сейчас подумываем о том, чтобы увеличить количество зрительских мест. Для ресторана мы удачный проект: людям нравится эта идея, они приходят именно в театр-ресторан.

Большинство зрителей — не местные, курортная публика. Причем они покупают билеты на представления, даже не зная программу. Мы выбираем спектакль и музыкальное сопровождение уже после продажи билетов, когда администратор сообщает, кто идет на представление. Сегодня у нас две большие группы — кавказский банкет и мореплаватель, который собрал старых друзей. Для них мы показываем спектакль «Дон Жуаны» про незадачливых дворян, отдыхающих в Пятигорске: они всю ночь кутили в местном кабачке и наутро пытаются вспомнить подробности. На банкете будут звучать популярные хиты 80-х и 90-х годов. Когда к нам приходит молодежь, для них играем джаз, современную музыку.

Какая она, кавказская публика?

— Да такая же, как и везде. Во время спектаклей мы не видим никаких национальных особенностей. Разве что во время банкета. Есть, например, местная «фишка» — тосты за кавказскими столами длятся по 20−30 минут. Бывает неудобно, ведь наша музыкальная программа расписана по минутам.

Фото: Антон Подгайко

С нами работает вокалист Джамал. Его многие знают на Кавминводах, он поет в местных клубах и ресторанах, в репертуаре разная музыка — от джазовых партий до популярных поп-хитов. Джамал — это мое собственное открытие. Дело в том, что он почти не разговаривает, потому что заикается. Хотя поет прекрасно. Однажды я уговорила его поработать в нашем спектакле — выйти в маленькой роли, сказать пару слов. Мы долго репетировали, и все получилось. Дальше интереснее: я увеличила его роль — и снова он говорил чисто, без запинки. А теперь играет в трех спектаклях, одна из ролей — бойкий навязчивый торгаш! При этом в обычной жизни его заикание не ушло. Вряд ли это можно назвать лечением, но результат любопытный.

Игра без барьеров

— Я представляю то, что мы делаем, как домашний камерный театр. Здесь зрители — в метре от нас, между нами нет барьера, эмоциональная отдача очень яркая. Поэтому многие актеры не хотят менять формат.

Фото: Владимир Севриновский

В Пятигорск часто приезжают московские кинокомпании, чтобы снимать сцены сериалов, фильмов. В городе много красивых мест, и договариваться о съемках легко. И в этом ресторане тоже недавно снимали эпизоды для детективного сериала. Мне часто сообщают о съемках и кастингах, я всегда говорю своим ребятам: «Идите, посмотрите на процесс, поучаствуйте в кастинге, может, получится выйти на большой экран». Не хотят — им здесь интереснее. И мне тоже.

Конечно, у меня есть мечта идти дальше — хочу свой театр в отдельном здании. Это только на уровне «хочу», пока нет проекта и завязок.

А еще хочется сделать что-то нестандартное, «из ряда вон». Как объяснить… Мы здесь развлекаем курортников, поэтому ставим юмористические спектакли с очень понятными шутками, яркими колоритными костюмами. Это то, чего ждут от театра в ресторане. А у меня есть идея трагического сюжета, но где его показать? Мне рассказали историю молодого художника в мегаполисе. От тоски и одиночества этот человек собрал в себе все пороки — пьянство, наркотики, аферы, беспорядочные связи, воровство и многое другое. Можно сказать, что у меня есть «рыба» — сырая пьеса. Но хочу поехать к нему и спросить разрешения на то, чтобы дописать и рассказать историю его жизни.

«Дуня» — это личное

Из нашего репертуара мне ближе всего пьеса «Дуня» Косты Хетагурова. Она для меня немного личная, там стоит вопрос самореализации женщины. Удивительно, что осетин, кавказский мужчина, в позапрошлом веке поднимает такие вопросы: почему женщина должна непременно выходить замуж? Почему она не может развиваться в обществе и работать?

Фото: Антон Подгайко

Личная — потому что я променяла на театр трех мужей. Я постоянно ношусь с какими-то творческими замыслами. Каждый мужчина помогал мне в работе, хотя они все не из творческих профессий и далеки от театра. Второй муж — азербайджанец, строгий консервативный человек, но как-то выносил мою социальную активность. Третий муж приходил, мастерил декорации для нашего театра. Потом они не выдерживали соперничества с моей работой. Со всеми я осталась в прекрасных отношениях… Нет, не жалею — зачем врать себе? Я — такая и, наверное, не смогу быть идеальной домашней женой, как мы шутим — «босой, беременной и на кухне».

Моей дочери 12 лет, она играла детские роли в некоторых моих спектаклях. Но, к счастью, актрисой или режиссером быть не хочет.

Мечты и доходы

Приносит ли это деньги? Я не рассматриваю то, чем занимаюсь, как будущий успешный бизнес, хорошо, что хватает на жизнь. Убытков нет, но когда вы видели богатый театр в небольшом городе? Это стиль жизни.

Фото: Антон Подгайко

Наши «ёлки» — это курортный сезон. В Пятигорске отдыхающие есть круглый год, но летом их все же больше. В любом случае без хлеба мы не останемся. Для многих актеров это дополнительная занятость. Например, прошлым летом к нам приезжал работать актер уральского театра, совместил отпуск с нашим проектом.

Планируем и гастроли. Скоро поедем в Сочи, нас пригласили выступать в санаториях. А еще собираемся на фестиваль Льва Толстого в Дагестане, как раз к этому времени мы подготовили пьесу по его «Хаджи Мурату». Герой повести — исторический персонаж, аварец, прославился храбростью в Кавказской войне, а в итоге перешел на сторону русских.

Пока у нас получается воплощать свои мечты, посмотрим, что будет дальше.

Анастасия Степанова

Рубрики

О ПРОЕКТЕ

«Первые лица Кавказа» — специальный проект портала «Это Кавказ» и информационного агентства ТАСС. В интервью с видными представителями региона — руководителями органов власти, главами крупнейших корпораций и компаний, лидерами общественного мнения, со всеми, кто действительно первый в своем деле, — мы говорим о главном: о жизни, о ценностях, о мыслях, о чувствах — обо всем, что не попадает в официальные отчеты, о самом личном и сокровенном.

СМОТРИТЕ ТАКЖЕ
В других СМИ
Еженедельная
рассылка