{{$root.pageTitleShort}}

Янтарная комната Ставрополья

Музей самоваров Сергея Брежнева — крупнейший на юге России. Житель ставропольской станицы собрал сотни экспонатов и их историй и теперь готовится построить самую большую печь в стране

Заполучить эту частную коллекцию мечтали крымчане, кубанцы и чеченцы. Ее обладателю обещали большие деньги, признание и эксклюзивные условия, но он отказался от всего этого ради возможности жить на земле своих предков. Речь о коллекционере из станицы Новотроицкой на Ставрополье Сергее Брежневе и его самом большом на юге России музее самоваров.

Бабушкино воспитание

Страсть к старинным самоварам, признается Сергей, у него с детства. Все благодаря бабушке — кубанской казачке Ксении из станицы Новотроицкой. Любительница чаепития учила внука, гостившего у нее каждое лето, не только правильно топить фамильный самовар, но и ухаживать за ним. Сергей практиковался почти ежедневно, когда у бабушки собирались ее многочисленные кумушки и сестры. Мальчик рос под их бесконечные разговоры и воспоминания за кружечкой ароматного чая из самовара. Традиция так впечатлила паренька эпохи электрочайников, что Сергей больше не мог проходить мимо даже самого помятого и нечищенного экспоната.

Сергей Брежнев

— Как-то раз, мальчишкой, пошел я к соседу и увидел, что у него в курятнике валяется самовар. У другого соседа самовар в мусорке был. Я забрал один, другой и постепенно начал их копить. В пятом классе я провел лето на консервном заводе, где трудилась мама. Мы тогда жили в Чечне. У меня была работа (конечно, неофициальная) — сколачивать деревянные ящики для баллонов. За два с половиной месяца я смог заработать 78 рублей. Это были бешеные деньги, которые я полностью спустил на самовары.

Мальчик покупал агрегаты у знакомых и их знакомых, а после начал ходить по дворам и спрашивать, есть ли ненужный самовар и можно ли его выкупить. Люди реагировали по разному, говорит Сергей. Один пенсионер согласился отдать агрегат за бутылку вина, главное — чтобы его бабка не узнала.

— Видишь, в конце огорода черешня стоит? Вот стемнеет, перелезаешь через забор, под веткой будет лежать самовар. Его заберешь, а на его место положишь бутылку вина. И не дай бог бабке расскажешь! — заявил пенсионер школьнику, и тот попросил купить вина старших двоюродных братьев.

В станицу Новотроицкую семья Брежневых переехала в 1993 году, и Сергей продолжил пополнять коллекцию. Часть будущих экспонатов скупал на блошиных рынках, часть — приносили люди. Так собралось 260 старинных самоваров, и родилась идея частного музея.

Сначала латунные толстяки выставлялись на полках вдоль стен гаража. Во главе коллекции — тот самый бабушкин самовар и еще три фамильных. Каждый достался Сергею от его родни, кого-то из Брежневых. Эти экспонаты самые ценные для него — память, символ домашнего уюта и долгих зимних вечеров с бабушкой-казачкой.

Сергей гордится и самым старинным самоваром 1790 года. Коллекционер раздобыл черно-белое фото, где неизвестный мальчик стоит в портянке и своим сапогом раздувает точно такой же.

Самый маленький экспонат — «эгоист». Он рассчитан только на одну кружку, и его легко взять в дорогу. Самый большой самовар, трактирный, вмещает 50 литров. Этого хватит, чтобы напоить чаем сотни человек за раз.

Большая часть самоваров в музее исправна, лишь на одной из нижних полок стоят несколько битых и гнутых экспонатов. Сергей твердо намерен привести в чувство каждый из них.

За самоваром в Германию и обратно

Вместе с самоварами коллекционер собирает истории о них. Каждая удивительнее предыдущей, замечает Сергей и делится одной из тех, что хранит в памяти.

«Во время Великой Отечественной войны в станицу Темижбекскую, что на границе Ставрополья и Краснодарского края, пришли немцы. Один из них выгнал хозяйку хаты в сарай, а сам поселился в ее доме, заметил царский самовар и посылкой отправил его себе в Германию.

И так жил он в доме, получал письма от жены, показывал хозяйке фото семьи, а в один день быстро собрал вещи и уехал: началось советское наступление. Женщина вернулась в хату, нашла под тумбочкой потерянное немцем письмо и забросила конверт на сервант.

Прошло два года. Воевавший на фронте муж хозяйки, сообщил, что их посылают в Германию «добивать фашистов до конца». Вспомнив про письмо немца, женщина отправила конверт мужу со словами: «Милый, если будешь рядом, забери отцовский самовар».

Чудом рота мужчины оказалась неподалеку от этого городка, советский солдат нашел нужную улицу и дом, зашел, увидел перепуганную женщину с детьми и любимый с детства самовар. Мужчина забрал его, оставив тот самый конверт, и ушел. Так агрегат вернулся в семью темижбекца и до сих пор исправно служит".

— У меня много историй, на целую книгу хватит. Эта, например, про самовар, которого нет у меня в коллекции, но она достойна стать сюжетом фильма. Есть у меня истории и про блокаду Ленинграда, и про оборону Севастополя. Я всегда спрашиваю у людей, которые мне продают самовары, откуда они у них. Представляете, вот стоит предмет, а у него такая богатая история, такие события с ним случались, такая энергетика. Голова кругом!

В последние пару лет музей преобразился: гараж превратили в просторный выставочный зал, сделали места для чаепития и построили внутри русскую печь. Сергей вложил в свое детище немало денег, часть средств компенсировал грант на этнотуризм.

— До коронавируса ко мне много людей ездило на экскурсии, я был участником многочисленных выставок по всему югу России. Коллекция дважды побывала во всех республиках Северного Кавказа. Кстати, когда я был с выставкой в Чечне, ее посетил глава республики Рамзан Кадыров. Он узнал, что я вырос в Гудермесе и предложил переехать обратно, пообещал огромный музей отгрохать.

Сманивали Сергея Брежнева и крымчане с кубанцами, предлагали финансовую поддержку. Глава Изобильненского округа Владимир Козлов, узнав о возможном переезде, привез на экскурсию все правительство Ставропольского края. Чиновники пообещали посильную помощь, заявив: «Нам такие люди, которые вкладываются в наше русское достояние, самим нужны». Тем не менее не уезжать Брежнева убедило вовсе не это. Мужчина искренне считает, что музей должен оставаться на родной земле.

— Самовары все царские, старинные, подлинные. Это по-настоящему удивительная и дорогостоящая коллекция, такая «янтарная комната» Ставрополья. Посмотрите, начищенные самовары золотом «горят», а раньше они просто на мусорке валялись, потому что никто ценности в них не видел. Я обязан сохранить это наследие детям, внукам, потомкам, и я не могу просто взять и увезти все это отсюда. Я не предатель.

Мечта о печи-рекордсменке

Сейчас музей — точка притяжения туристов. Слух о нем распространяется сам, во многом благодаря администрации округа и школьникам: учителя часто привозят детей на экскурсии. Ребята делятся впечатлениями с родителями, а те, заинтригованные, потом приезжают сами.

Музей посещают группы от предприятий, организаций и ведомств, бывают и иностранные гости. Так, в октябре к Брежневу наведывались художники из Нидерландов, Болгарии, Аргентины, Испании, США, Китая и Малайзии. Они участвовали в фестивале «Культурный код», который проходил в пяти километрах от Новотроицкой — в Солнечнодольске. После экскурсии Брежнев угостил художников чаем с пирогами и вареньем под аккомпанемент русских народных песен. Стоимость такой экскурсии — 350 рублей с человека.

— Не беру с людей огромные суммы. Возможно, поэтому у меня нет и не было никогда прибыли с музея. Все заработанные деньги уходят на покупку угощений для гостей, содержание музея, налоги и на реставрацию самоваров.

Последнее удовольствие не из дешевых. На ремонт, чистку и выправление одного экземпляра уходит 6−7 тысяч рублей — такую сумму запрашивают профессиональные реставраторы. Своими силами Сергею удается сделать только легкий ремонт: подобрать краны или коронки.

Самовары — не единственная страсть Брежнева. Около тысячи старинных утюгов он планирует выставить в отдельном музее. Мужчина увлекается и другими предметами быта: подстаканниками, ступками, заварниками, инструментами.

— У меня уже есть винный дворик и погреб со множеством исторических реликвий и моей личной коллекцией домашнего натурального вина. Его я делал так же, как мои прадед, дед и отец.

Брежнев собрал также более 600 предметов от русских печей: чугунные дверцы, заслонки и задвижки, ухваты, кочерги и подсковородники. Четыре года назад мужчина купил дом по соседству и решил построить между ним и своим огромную печь-музей.

— Это будет не просто дом, а дом в виде печи, чтобы каждый кто подходил, восклицал: «Ого, какая печь!» Моя мечта. Ее, кстати, поддержал губернатор края Владимир Владимиров. Мы с ним сидели, пили чай, и я поделился планами сделать не просто музей в виде печи, а попасть в Книгу рекордов как самая большая печь в мире. Сейчас рекордсменка находится в Калуге, ее размеры 6 на 9 метров: на первом этаже продают блины с чаем, на втором — сделано нутро печи: сводчатые стены, дрова, подсветка, а на третьем — просто смотровая площадка. Мы сделаем больше, лучше, интереснее. Расставим мои музейные экспонаты по полочкам, подсветим — какая получится красота, представьте!

Наталия Маслова

Рубрики

О ПРОЕКТЕ

«Первые лица Кавказа» — специальный проект портала «Это Кавказ» и информационного агентства ТАСС. В интервью с видными представителями региона — руководителями органов власти, главами крупнейших корпораций и компаний, лидерами общественного мнения, со всеми, кто действительно первый в своем деле, — мы говорим о главном: о жизни, о ценностях, о мыслях, о чувствах — обо всем, что не попадает в официальные отчеты, о самом личном и сокровенном.

СМОТРИТЕ ТАКЖЕ
В других СМИ