{{$root.pageTitleShort}}

«Если мыслить свободно, то предела нет»

Чемпионка, рэпер и художница — о высших силах, русском человеке, поисках любви и, главное, о том, как жалость отравляет жизнь людям с ограниченными возможностями
726

«Раньше жили и никто о нас не знал, а теперь вот стали всем интересны», — улыбается ставропольский культуролог Дарья Шевцова во время встречи. Год назад эта девушка создала проект «Диалог равенства» и объединила в нем людей с ограниченными возможностями здоровья, которые, как и она сама, не хотят, чтобы их жалели.

Участниками проекта стали 11 человек — музыканты, общественные деятели, спортсмены, художники. Профессиональная команда устроила для них фотосессию. А выставка снимков стала большим событием для Ставрополя. Даже художник Никас Сафронов и певица Диана Гурцкая отправляли ребятам слова поддержки в соцсетях.

Участники признаются: решиться было нелегко. Тогда некоторые с опаской выходили на улицу, а тут сразу попали на обозрение всего города. Зато обрели единомышленников и новых друзей.

«Наше существование на этой земле — это и есть диалог»

Дарья Шевцова, культуролог, основатель проекта «Диалог равенства», художница:

Дарья Шевцова

— Я хотела показать, что человек с инвалидностью может стать предметом вдохновения. А не вызывать жалость. Находить героев для проекта было нелегко. Нужны были ребята с сохраненным интеллектом, без нарушения психики. Кого-то нашла в социальных сетях, с кем-то познакомилась в университете. Вместе мы показали, что человек может быть прекрасен в любом состоянии.

Темой инклюзивного общества интересуюсь давно, по образованию я культуролог. Еще пишу картины и стихи. Несколько лет назад мы вместе с двумя преподавателями моего университета выпустили уникальное пособие — книгу по этикету общения с людьми с ограниченными возможностями. По сути, это 60 иллюстраций, которые нарисовала я сама. На каждой из них — ситуации, с которыми инвалиды сталкиваются почти каждый день.

Например, прохожие на улице зачастую игнорируют колясочников, которым нужно преодолеть тяжелый пандус. Просто проходят мимо. Вот что это? Равнодушие или страх? Или паркуют свою машину на местах «для инвалидов». Вроде мелочь, а ведь это очень важно. Эти места шире, а на обычном месте водитель или пассажир с инвалидностью просто не выйдет. О таких вещах большинство просто не задумывается.

Некоторые не идут на контакт потому, что попросту боятся инвалидов. Многие думают, что когда человек с инвалидностью смотрит на здорового, ему становится грустно, неприятно. Но это полная чушь. Есть и еще одна сторона медали — жалость. Это, пожалуй, хуже всего. Просто отравляет жизнь.

Кстати, вы замечали, что в кино инвалиды очень часто «чудом излечиваются» к концу фильма? Потому что если человек остался на коляске — то это уже не happy end. Такие вот стереотипы у современных людей.

Если с помощью искусства показывать инвалидов иначе… Начиная, например, с мультиков — у детей будет формироваться мысль, что все мы разные и это нормально. Если все будут одинаковы, то мы не будем интересны друг другу. Наше существование на этой земле — это и есть диалог. Мы и живем-то только потому, что взаимодействуем друг с другом.

«После операции побед у меня больше не было»

Ирина Кузьменко, двукратная чемпионка России по парабадминтону 2017 года (в личной и парной игре):

— Я с четырех лет в инвалидной коляске. Но, несмотря на это, с раннего же детства меня тянуло к спорту. Всегда представляла себя великой спортсменкой. Спорт — это в первую очередь борьба с самим собой, со своими комплексами.

Еще три года назад я жила в Чите, занималась стрельбой из лука. Даже чемпионкой России становилась. Наша секция находилась в подвальном помещении школы. Пандусов не было, приходилось преодолевать на коляске около 18 ступенек. Но меня это не останавливало. Я даже должна была поехать на отбор на Олимпиаду в Лондон. Но в последний момент отказалась — ради операции на спине. Мне казалось, Олимпиад еще будет много. Сейчас бы я поступила иначе.

После операции мне было больно даже посидеть час за компьютером. Я продолжала стрелять из лука, но побед у меня уже не было. Тогда в мою жизнь пришел бадминтон — сначала просто в качестве разминки. Я увлеклась. Нашла в Ставрополе отделение для парабадминтона, списалась с руководителем секции, и он меня пригласил. Думала, что приеду в Ставрополь на полгода, а осталась жить насовсем.

Я очень люблю гулять по Ставрополю, особенно по зелёному. Моя дорога от дома до тренировок занимает около четырех километров. Да, конечно, часто люди обращают пристальное внимание, видя девушку в коляске. Но меня это не напрягает, я привыкла.

А некоторые люди с инвалидностью заморачиваются по поводу этикета. Например, считают, что нельзя говорить человеку в инвалидном кресле «поехали», а нужно говорить «пойдем». По мне так это неважно! Хотя и у меня бывают не очень приятные, почти курьезные моменты — когда мои спутники, допустим, используют ручку коляски как вешалку. Например, зонтик повесят или кинут на нее полотенце.

Моя цель — когда-нибудь попасть на Олимпийские игры. Постараюсь пройти отбор на ближайшую Олимпиаду — в Токио 2020 года, хотя отбор туда сейчас очень серьезный.

«Все мои любовные стихи сводятся к поиску одной единственной»

Артём Холодняк, поэт, рэп-исполнитель, член Союза писателей России, студент-переводчик:

— В России много свободы, есть где развернуться. Все зависит от ограничений в голове. Даже если у человека есть физические ограничения — это все ерунда. Мы сами ставим себе пределы фразами «Я не могу» или «Я не верю, что я справлюсь». А если мыслить свободно, то окажется, что предела нет. Именно так — «Предела нет» — я назвал свой поэтический сборник.

Все мои любовные стихи сводятся к поиску одной единственной — достойной девушки, которая примет меня таким, какой я есть. Для меня очень важно, чтобы я чувствовал себя рядом с ней спокойным. Моя философская лирика — больше о боге и о том, можно ли поставить знак равно между «верой» и «религией».

Я вообще много думал о вере и высших силах. У меня ДЦП, родовая травма. Родился с асфиксией — удушьем. Лежал две недели в реанимации под искусственной вентиляцией лёгких. Потом все-таки сам задышал. И с 15 лет я начал задавать себе вопрос: «Почему именно мне досталась инвалидность?» Потом понял, что все это не просто так. Я с детства ощущал присутствие высших сил, которые мне помогают и никогда не оставят одного. Жизнь — это школа, и мы пришли сюда учиться.

В какой-то момент я начал писать рэп, чтобы выразить свое недовольство по поводу современного общества. В рэпе обо всем можно сказать жестче, использовать нецензурные слова. В основном я пишу о том, что русский человек — приспособленец и не хочет менять свою жизнь в лучшую сторону. А еще о том, что мы, грубо говоря, быдло и можем только пить.

Сейчас я стараюсь относиться ко всему спокойнее, но бывали моменты, которые меня злили. Например, когда кто-то, видя, что занимаюсь в тренажерном зале, спрашивал: «А ты зачем туда ходишь?» Потом понял, что они не издеваются, им просто интересно.

Я мечтаю объединить людей, которые пишут стихи, читают рэп. И дать понять нашему обществу, что неважно, как ты выглядишь, главное — что ты можешь этому миру предложить.

Ася Асрян

Рубрики

О ПРОЕКТЕ

«Первые лица Кавказа» — специальный проект портала «Это Кавказ» и информационного агентства ТАСС. В интервью с видными представителями региона — руководителями органов власти, главами крупнейших корпораций и компаний, лидерами общественного мнения, со всеми, кто действительно первый в своем деле, — мы говорим о главном: о жизни, о ценностях, о мыслях, о чувствах — обо всем, что не попадает в официальные отчеты, о самом личном и сокровенном.

СМОТРИТЕ ТАКЖЕ
В других СМИ
Еженедельная
рассылка