{{$root.pageTitleShort}}

Парень из исчезнувшего села

Эта история началась 80 лет назад в Сибири, а продолжается до сих пор в шести с половиной тысячах километров — на Кавказе. В ней есть и героизм, и любовь, и семейные перипетии

На этот памятник на въезде в столицу Северной Осетии невозможно не обратить внимание. Фигура военного в полный рост в развевающемся, словно крылья за спиной, плаще-палатке возвышается прямо у трассы Алагир — Владикавказ.

В выходные здесь можно увидеть фотографирующихся молодоженов. Хотя для праздничных фотосессий в городе есть более модные и доступные места, сюда продолжают приезжать свадебные кортежи.

Осенью 1942 года на этой земле шли кровопролитные бои. В итоге советским войскам удалось остановить немцев — что стало ключевым моментом в битве за Кавказ и одним из важных событий всей Великой Отечественной войны. У селения Гизель пали сотни советских солдат. Имена большинства захороненных в братской могиле воинов оставались неизвестными еще недавно.

Герою памятника повезло больше: он вовсе не осетин, но его имя в республике знают очень хорошо. А его история неожиданно нашла продолжение спустя почти 80 лет.

«Пал смертью героя»

Петр Барбашов

Села Большой Сюган уже нет на карте Новосибирской области. Здесь, на краю поселка, жила семья Барбашовых: отец, мать, три брата и две сестры — потомственные крестьяне.

И Павел, и Леонтий, и Петр оказались в рядах Красной Армии. В первый же день Великой Отечественной, 22 июня 1941 года, танковая бригада Леонтия вступила в бой. Вскоре пришла очередь его старшего брата — Петра.

Осенью 1942 года младший сержант сибиряк Петр Барбашов, командир отделения автоматчиков 34-го мотострелкового полка НКВД, оказался на подступах к Владикавказу, тогда — Орджоникидзе. Там шла ожесточенная битва за Кавказ.

9 ноября подразделения полка пошли в наступление, но их задержал пулеметный огонь противника. Петр отправился на ликвидацию вражеской боевой точки. Он подполз к ней, бросил несколько гранат, но немцы продолжали вести огонь. Подразделения не могли двигаться дальше. О том, что было дальше, сухо рассказывает наградной лист: «Барбашов подполз к огневой точке противника и своим телом закрыл амбразуру, пал смертью героя, но обеспечил продвижение подразделения вперед».

В декабре за этот подвиг младшему сержанту посмертно присвоили звание Героя Советского Союза.

9 мая 1983 года на месте гибели Петра и воинов его подразделения появился мемориал. На торжественном открытии присутствовал брат Леонтий.

А уже на следующий год здесь же принимал присягу родной племянник Петра, сын Леонтия — Юрий, поступивший в Северной Осетии в военное училище.

Разные дороги

Юрий Барбашов

— К дяде своему, Петру Барбашову, я шел разными дорогами, — рассказывает отставной полицейский, кавалер ордена Мужества Юрий Барбашов. — Сначала, приехав в Осетию из далекого Красноярска, поступил в военное училище. Потом, уже взрослым, к памятнику.

В прошлом году Юрий был на открытии мемориального комплекса «Барбашово поле». Тот самый дзот, который закрыл грудью Петр, дав войскам возможность занять важную высоту, стал одним из музейных экспонатов. Тогда Юрий решил, что в следующий раз приедет в Северную Осетию навсегда, и вскоре действительно паковал вещи.

В Красноярске он оставил квартиру, друзей и привычный уклад жизни. В Северной Осетии рассчитывает начать новую жизнь и сейчас ищет работу.

Справа — Леонтий Барбашов

— Я родился, когда моему отцу было уже 45 лет, — рассказывает он. — Он не очень любил вспоминать войну и редко про нее рассказывал. Ветераны, они такие, о героизме своем не говорят. Мой папа часто бывал в Осетии. Но у меня и мысли не было, что я здесь останусь. Жил в Красноярске, служил в МВД, потом ушел со службы.

О своем дяде и о его жизни Юрий знает по рассказам Леонтия. Его сестры Софья и Зинаида живы и сейчас. Софья с семьей живет в Венгерово — райцентре Венгеровского района Новосибирской области.

— Я же вырос в Красноярске, — рассказывает Юрий. — Ездил к тете Софье и братьям, и они показали мне место, где наше родное село когда-то было и где родился и вырос Петр Барбашов. Посмотрел я на родные места моих предков, рассказы послушал, и почему-то вновь в Осетию потянуло, к памятнику.

Юрий говорит, что переехал бы и раньше, но ждал, пока вырастет младшая дочь. Сейчас ей 21 год и она живет в Красноярске.

— Многие спрашивают, почему именно сюда? Я просто вижу, как здесь чтут память павших и традиции. Но все-таки, почему так случилось, и сам не пойму. Это ведь не как в кино: сидел, сидел, думал, а потом пошел билеты покупать. Это какая-то необъяснимая тяга. Если я в свои года решился на такой переезд, значит, мне так было нужно.

«Дядю моего любили»

— Петр Барбашов умер в 24 года. Многое не успел. Он был простым парнем, — рассказывает Юрий.

Он собрал много историй о Петре, но, что из них правда, а что — нет, точно узнать не удалось.

 — Их военная часть стояла тут всего несколько месяцев. С кем он успел подружиться, с кем встречался, кто теперь знает?

Точно известно, что женат Петр не был, но подруга у него была. Ее имя неизвестно, осталась лишь фотография молодой симпатичной девушки.

Петр Барбашов с подругой

Кроме фото Юрий хранит посвященные Петру стихи. Во время учебы в военном училище на братской могиле к нему подошла Лариса Маринич, фельдшер в батальоне Барбашова, и передала стихотворение.

«Что увидал ты в свой последний час,
Горячим шквалом навзничь опрокинут?
Наверно, неба голубой родник,
В котором — материнские седины?
А мы пошли туда, где снова бой,
Где на весах то жизнь, то смерть солдата.
Где, и не струсив, будешь пред тобой,
В живых оставшись, в чем-то виноватый».

— Дядю моего любили, я это точно знаю. Иногда думаю, как он смог пойти на заведомую гибель? Мне кажется, я понимаю его. Ведь я сам бывший служивый. Не хочется о многом говорить, война — это зачастую политика. А герои — это герои. Надо задумываться, что происходит, читать, анализировать, смотреть. И о героях своих помнить необходимо. Я вот к дяде шел дорогой в 35 лет, но все-таки пришел.

Яна Войтова

Рубрики

О ПРОЕКТЕ

«Первые лица Кавказа» — специальный проект портала «Это Кавказ» и информационного агентства ТАСС. В интервью с видными представителями региона — руководителями органов власти, главами крупнейших корпораций и компаний, лидерами общественного мнения, со всеми, кто действительно первый в своем деле, — мы говорим о главном: о жизни, о ценностях, о мыслях, о чувствах — обо всем, что не попадает в официальные отчеты, о самом личном и сокровенном.

СМОТРИТЕ ТАКЖЕ
В других СМИ
Еженедельная
рассылка