{{$root.pageTitleShort}}

«С тех пор, как начал донорствовать, стал гораздо здоровее»

Донор из Кабардино-Балкарии стал одним из тех, кто «осмелился изменить мир». Денис Белых — о крови, волосах, костном мозге и других способах быть полезным людям
496

Нальчанин Денис Белых стал героем книги «Ты можешь изменить мир» британской писательницы Маргарет Рук. Книга рассказывает о молодых людях, которые «осмелились изменить мир, в котором они живут». В центре разговоров — экология, активизм, инклюзивность и другие острые темы. В российском издательстве в книгу включили дополнительных героев — чтобы сделать ее ближе своему читателю. Одним из них и стал 23-летний Денис — донор крови, волос и костного мозга, верящий в то, что сможет воспитать культуру донорства в родном Нальчике.

«Помощь другим — это не разовая история»

{{current+1}} / {{count}}

Денис Белых

— Я получил экземпляр книги от издательства. Было странно видеть себя на ее страницах, но очень приятно. Все почитал — очень много сильных историй.

Мое желание помогать — от родителей. В семье медики, и мне рано объяснили, что помощь другим — это не разовая история, а то, что важно и здорово делать регулярно.

В 12 лет я начал сотрудничать с общественной организацией «МДрайв»: участвовать в рекрутинге доноров крови и организации донорских акций. Самостоятельно нашел доноров для парня, у которого открылась язва желудка. Родственников у него не было, и мне удалось быстро-быстро собрать необходимое количество человек. В 18 лет, как только позволил возраст, сам стал донором. Сейчас у меня 25 донаций.

С детства во мне очень силен соревновательный дух. Когда стал сдавать плазму, тромбоциты — на это уходило 45 минут, поставил себе цель, что будет круто выйти из 40 минут. В этом январе мне, наконец, удалось завершить всю донацию за 39 минут. Регулярно сжимал в руке мячик — такие раздают всем донорам, чтобы поддерживать ровное давление в кровеносной системе.

Вообще, донорство — очень хорошая мотивация, чтобы самому быть максимально здоровым. Это правильное питание, регулярные занятия спортом, соблюдение какого-никакого, но режима сна. С тех пор, как начал донорствовать, стал гораздо здоровее, чем — условно — в те же шестнадцать.

Доноры и COVID-19

— Сейчас я директор «МДрайв» и уже больше десяти лет занимаюсь развитием донорства. За это время у нас получилось пусть не окончательно, но изменить его образ к лучшему. Люди стали меньше этого бояться. Люди лучше понимают необходимость сдавать кровь, когда что-то происходит с их близкими. Мы на примерах личных историй рассказываем, почему это важно, какие риски на самом деле есть, а какие — мнимы.

Мы взаимодействуем с молодежью 18−20 лет, чтобы воспитать культуру донорства. Сформировали базу регулярных активных доноров — многие из них уже стали почетными. За все время пандемии у нас в республике не было дефицита ни крови, ни компонентов, ни плазмы. Проводим все запланированные донорские акции, только делаем поправку на условия и распределяем участников по времени, чтобы на станции крови не было скопления людей. Сотрудничаем со всероссийским обществом доноров DonorSearch: в первую волну они договорились с «Яндексом» о бесплатном такси для доноров на станцию и со станции, чтобы свести к минимуму контакты с людьми. Нальчик был одним из первых городов, где эта система стала работать. Недавно запустили социальный ролик об антиковидной плазме. Сдать плазму — это действенный способ для переболевших помочь справиться с этой заразой другим. Я ковидом не болел, но участвовал в съемках: ко мне обратилась главный врач станции крови, мы с ней сотрудничаем.

Волосы как пожертвование

— Моя мама по примеру дочки своей подруги, живущей в Израиле, стала отращивать волосы для париков. Для нее это возможность помочь борющимся с онкологией. Статистически доказано, что гораздо выше процент выживаемости у детей, которые меньше переживают из-за потери волос. Почему важно именно делать парики, а не закупать готовые? Просто потому, что детские головы очень отличаются по формам.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
«Как это ты не можешь помочь? Придумай что-то»
Иппотерапевт Асият Алиева из Дагестана с детства знала, что значит быть не такой, как все, и решила: людям нужно много доброты. Но это оказался непростой путь

Я рассказал об этом подругам, они тоже стали отращивать волосы и уже срезали их один раз. А потом одна из них, Айна Сардиянова, предложила и мне стать донором. Прошлой весной я понял, что с моей скоростью роста волос примерно к августу этого года у меня будет достаточная длина — нужно не менее 30 сантиметров. Это продиктовано размером париков и тем, что при производстве несколько сантиметров теряются. Мы решили собрать команду, потому что на один парик в среднем уходит 10−15 донорских хвостов. Подумали: будет здорово, если один условный парик пойдет от нас. Я так и написал в посте в Instagram. Сейчас у нас сорок отращивающих и 17 уже готовых хвостов.

Мы с Айной очень активно изучали в интернете деятельность разных благотворительных фондов: кто как работает, насколько давно, у кого какая репутация. Выбрали британский The Little Princess Trust. В него сдавали волосы очень известные люди, например герцогиня Кембриджская. Это один из самых старых и самых эффективных фондов. Он начал работать в нулевых и за это время изготовил больше десяти тысяч париков для детей. Фонд обеспечивает париками весь мир. Родители борющегося с онкологией ребенка из России тоже могут отправить заявку и размеры головы, и им пришлют парик бесплатно.

Не вижу абсолютно никакой агрессии в свой адрес из-за длины волос. Некоторые не понимают, зачем это — я объясняю. За все это время в январе в первый раз женщина обратилась ко мне «Девушка», попросив о помощи. Я без проблем помог, но она была удивлена, когда я с ней заговорил.

Возможность для каждого

— Предстоит еще многое сделать. В «МДрайв» в ближайшее время планируем начать лекции, в первую очередь даже не о донорстве крови и волос, а о донорстве костного мозга. Об этом мне, опять же, рассказала моя мама. Я понял, насколько это важно, незаменимо — и безопасно для доноров, вопреки расхожему мнению. Я сразу же вступил в регистр потенциальных доноров костного мозга. Сейчас такая возможность есть у любого человека, живущего в России, если в его населенном пункте есть офис «Инвитро».

У каждого человека есть определенный генетический код тканевой совместимости, по которому иммунная система определяет, «свое» это или «чужое». Практически у каждого есть генетический близнец, и не всегда это родственник. Вероятность совпадения совсем небольшая, в среднем один к десяти тысячам. Я вот уже пять лет в регистре и все жду своего часа. Вполне возможно, этого совпадения не произойдет. Но если произойдет, я должен быть готов к донации.

В январе я вернулся из Москвы, где был на первой в России школе рекрутинга доноров костного мозга. Я попал в число первых людей в стране, кто стал сертифицированным специалистом. Мы прошли обучение с очень большим объемом данных: были лекции, практические занятия, семинары, итоговое тестирование. Теперь в планах встречи, разъяснительные беседы, акции в Нальчике. Будет набор потенциальных доноров костного мозга, но с обязательным учетом качества этих доноров. Нужно не просто заразить людей идеей, а полностью объяснить весь процесс и его важность. Чтобы человек максимально осознанно принял решение о вступлении в регистр, был ко всему готов и в случае совпадения сразу же начинал действовать.

Способ поднять настроение

{{current+1}} / {{count}}

— В прошлом году я вернулся в Нальчик, с отличием окончив Санкт-Петербургский государственный университет ветеринарной медицины. Почему ветеринарной? В детстве это было что-то сугубо эмпатическое: прекрасный образ Айболита, который всем помог. В более осознанном возрасте я понял, что это медицинское образование, которое получаешь за пять лет. Это пятидневка вместо шестидневки в меде, возможность кандидатской сразу после окончания вуза и так далее. Я существенно сэкономил время, но получил интересующие меня знания и ремесло, актуальное в любое время и в любых условиях. Сейчас я специалист отдела молекулярной диагностики референтного центра «Россельхознадзора» - диагностирую болезни растений и животных. Там относятся к моей общественной деятельности с большим пониманием. Работе она не мешает. Когда мне нужно отсутствовать — те же поездки в Москву, например, использую донорские отгулы. Меня отпускают и поддерживают, за что я очень благодарен.

Вообще, я концентрируюсь на донорстве. Еще бывает, периодически подкармливаю бродячих собак. Ношу с собой корм, и когда вижу собаку, могу угостить ее чем-нибудь. Но это не какой-то проект, просто способ поднять настроение псу и самому себе.

Та ответственность, которую на себя взял, имеет вес — я его ощущаю. Но я занимаюсь тем, что люблю, и меня это полностью устраивает. Пока у меня хватает сил, буду спокойно продолжать. Когда перестанет, передам дело другим. Надеюсь, к тому времени у нас вырастет новое поколение активистов.

Лейла Будаева

Рубрики

О ПРОЕКТЕ

«Первые лица Кавказа» — специальный проект портала «Это Кавказ» и информационного агентства ТАСС. В интервью с видными представителями региона — руководителями органов власти, главами крупнейших корпораций и компаний, лидерами общественного мнения, со всеми, кто действительно первый в своем деле, — мы говорим о главном: о жизни, о ценностях, о мыслях, о чувствах — обо всем, что не попадает в официальные отчеты, о самом личном и сокровенном.

СМОТРИТЕ ТАКЖЕ
В других СМИ
Еженедельная
рассылка