{{$root.pageTitleShort}}

Рыбный день

Как выращивают радужную форель в высокогорьях Кавказа — и почему она становится все более ценной породой

Круги на воде

Вблизи границы России с Южной Осетией на поверхности Зарамагского водохранилища можно наблюдать круги на воде. С высоты смотровой площадки заезжим туристам они напоминают следы пришельцев. Гиды успокаивают: «Никакой мистики!» Это садки самого высокогорного рыбного хозяйства в Северной Осетии.

Раньше к садкам можно было проехать через аварийный тоннель — мимо головной станции Зарамагской ГЭС. Сейчас он на реконструкции, поэтому для жителей горных сел по зеркалу водохранилища пару лет назад временно проложили понтонный мост.

Сегодня в хозяйстве — «рыбный день». В садки выпускают несколько тысяч штук радужной форели. На берегу водоема стоит грузовик с белоснежными баками с функцией термоса. Форель очень чувствительна к температуре: если во время перевозки она будет расти, рыба может погибнуть. А перед выпуском в садки обязательно проводят процесс «проливки», объясняет генеральный директор компании «Аквастрой» Георгий Агнаев.

— Эта форель росла в другом хозяйстве, температура воды там выше, чем у нас. Нужна акклиматизация. Если там было 16 градусов, а мы резко выпустим рыбу в наши восемь, то часть ее погибнет, часть может заболеть. Поэтому мы нашей водой постепенно охлаждаем форель до нужной температуры.

Для разгрузки грузовик заезжает на понтонный мост, что тут же приводит к транспортному коллапсу. В пробке в основном машины с туристами. Для них выпуск форели — еще одно яркое впечатление об Осетии и десяток фотографий для соцсетей.

Над уровнем моря

Первые рыбные садки вблизи Зарамагской гидроэлектростанции появились в 2017 году. На воду «спустили» семь экспериментальных понтонов.

— До нас в Осетии никто не выращивал форель на высоте 1700 метров над уровнем моря. Это был риск. Мы не знали, будет ли это рентабельно, выживет ли вообще рыба в высокогорье. Поэтому начали с небольших объемов, — объясняет Георгий Агнаев.

Местные природные условия он называет уникальными. Хозяйство находится на пересечении пяти ущелий и четырех рек: Ардона, Тиба, Зарамага и Цмидона. На каждой из этих рек по два минеральных источника, так что вода насыщена микроэлементами. Замеры температуры и содержания кислорода в воде рыбоводов тоже удовлетворили. На равнине форельные хозяйства вынуждены строить станции для нагнетания кислорода, здесь такой необходимости нет.

— При кормлении рыба поглощает в два раза больше кислорода, чем обычно. Но даже в такие пиковые моменты содержание кислорода у нас не падает ниже опасной отметки — 10 миллиграммов на литр. А если рыбе хватает кислорода, она активно ест и быстро растет, — объясняет специалист.

Зимой водохранилище покрывается метровым слоем льда. Это осложняет работу. Даже днем температура не поднимается выше ноля. Такие условия радужная форель плохо переносит. Поэтому на зиму мальков и нераспроданную товарную рыбу перемещают в пенопластовые контейнеры.

— Оптимальная температура для активного кормления форели — 16−18 градусов тепла, у нас такие условия бывают две-три недели, обычно в августе. Весной вода не прогревается выше 8 градусов. В этот период рыба бывает полусонной, почти не ест и не набирает вес, — рассказывает Георгий.

Зато у коллег с равнины другая проблема: летом температура воздуха поднимается до критических отметок в 28−30 градусов. Жару форель переносит еще хуже морозов.

Удар по рынку

Сегодня новоселье в Зарамагском водохранилище справляет рыба весом в один килограмм. Ее растили на рыбзаводе в городе Ардон, «дозревать» до нужных размеров она будет в садках.

— Это вариант быстрого заработка, — смеется Георгий. — Весной купили, летом растили, осенью продали с прибылью. По деньгам это затратно, но по времени окупаемости быстрее, чем два года растить малька.

Руководитель хозяйства показывает «местную» форель. В руках 10-сантиметровая рыбка «европейских кровей», но родившаяся в Осетии.

— Часть рыбы мы растим из икры. Покупаем ее во Франции, здесь инкубируем и выводим малька. Сейчас «детки» весят граммов сорок, а должны вырасти до 2,2−2,5 килограммов за пару лет. Это стандартный вес товарной рыбы. Естественно, на икру мы тратим меньше денег, чем на покупку килограммовой рыбы.

Зарубежные санкции заметно ударили по отрасли. С рынка сразу пропали корма для форели: их завозили из-за границы. Российские аналоги пока не популярны у рыбоводов.

Георгий Агнаев открывает грузовой контейнер, он заполнен мешками корма. В каждом гранулы разного размера — для рыбы разного возраста. На ближайшие месяцы запас есть.

— До санкций мы покупали датские корма, — объясняет он. — Они давали хороший привес, не нужно было подкармливать рыбу чем-то еще. Сейчас этот корм не ввозят в Россию. Перешли на голландское питание, экспериментируем с белорусским.

Выросли и цены на корма. Килограмм импортных гранул раньше обходился в 150 рублей, сейчас стоимость выросла на 100 рублей. Поднялся в цене и посадочный материал.

— В отличие от корма, с икрой у нас хотя бы есть альтернатива. В Адлере рыбный завод работает еще со времен СССР, — говорит генеральный директор. — Но большинство хозяйств выбирают импортную икру. И она тоже сильно подорожала.

Новая реальность

Вслед за икрой и кормами подорожала и товарная рыба. Теперь радужная форель еще больше оправдывает свой статус «ценной породы». В прошлом году в хозяйстве продавали форель в розницу по 500 рублей за килограмм, сейчас отпускают товар по 650 рублей. Оптовая цена поднялась с 470 до 600 рублей за кило. До потребителя рыбка доходит и вовсе почти золотой.

— В Краснодаре нашу рыбу продавали по 850 рублей, когда у нас брали за 470. Теперь килограмм в Краснодарском крае продают уже по 1200 рублей. При этом выгода самого производителя с одного килограмма всего 150 рублей, — приводит пример гендиректор предприятия.

На рынке и в магазинах форель уже дороже мяса и может вовсе стать деликатесом.

— Во всем должна быть мера. Рыбу не нужно есть каждый день, не зря в Советском Союзе был рыбный день, — рассуждает об этом предприниматель. — А один раз в неделю можно позволить себе купить форель — выйдет чуть дороже, чем мясо.

На местном рынке продают мизерную часть осетинской рыбы. Основной объем идет в соседние регионы и центральную часть России. В лидерах Краснодар, Ставрополь, Москва и Санкт-Петербург. Оптом рыбу берут не только под реализацию, но и для переработки. В Северной Осетии своих предприятий нет, поэтому разделывают, солят и коптят осетинскую радужную пока тоже за пределами республики.

{{current+1}} / {{count}}

Рыбный край

Региональное правительство планирует активно развивать форелеводство: природные условия благоволят. Будущий «улов» всех рыбоводов Северной Осетии эксперты оценивают в 30 тысяч тонн в год. Сейчас в республике производят не больше 6 тысяч тонн.

Георгий Агнаев предлагает начать с подготовки специалистов. Пока хозяйства вынуждены приглашать ихтиологов со всей России.

— Нам, к примеру, не хватает ихтиопатологов. Рыба, как любое живое существо, болеет. Ее нужно как-то лечить. Какая-то информация есть в интернете, что-то можно в книжках прочитать. Но все же нужны опытные люди, приходится везти их за немалые деньги из других регионов, — рассказывает он.

Власти республики уже предложили построить в Северной Осетии селекционно-племенной центр форелеводства. Он станет самым крупным на Юге России и обеспечит мальком регионы страны, создав альтернативу зарубежному посадочному материалу.

Начать строительство центра планируют в 2024 году. В 2025 учреждение должно заработать.

Пока смотрит солнце

Рыбовоз выгрузил первую партию форели. Теперь полный рыбой садок транспортируют к середине водохранилища. Для этого в рыбхозе есть понтон с мотором. Садок крепят к плоту и тянут на сотню метров.

Этим же плавсредством дважды в день доставляют рыбам корм. Иногда на озере поднимается полуметровая волна, и кормление превращается в опасное приключение.

— Пока солнце смотрит, форель не подплывает близко к поверхности воды. Поэтому кормим рыбу рано утром и после заката, — объясняют в хозяйстве.

Волна — это не только дискомфорт для рыбоводов. Так вода насыщается кислородом и биопланктоном.

— Помимо искусственного корма в воде много планктона, всякие червячки, бабочки, рачки-гаммарусы и бокоплавы. Все это проходит через ячейки сетки и выступает как биодобавка к корму, — говорит Георгий Агнаев. — И все это влияет на вкус рыбы.

За пять лет работы зарамагские рыбоводы не слышали негативных отзывов о своем продукте. Георгий Агнаев рассказывает, как определить качественную форель.

— Резкие и регулярные скачки температуры меняют структуру рыбы, она становится рыхлой, при надавливании палец проваливается. Здоровая рыба, жившая в идеальных условиях, не разваливается, а ее филе состоит из слоев.

Удивить туристов

Сейчас у компании «Аквастрой» 15 больших садков. В этом и в следующем году рыбоводы планируют вырастить 300 тонн радужной форели. Параллельно строят перерабатывающий цех.

— У нас есть оборудование для копчения рыбы, планируем также солить форель и упаковывать ее в вакуумную тару.

Форелеводы намерены организовать и места для рыбной ловли.

— Мимо нас едет много туристов, а с появлением горнолыжного курорта «Мамисон» их станет еще больше. Почему бы не воспользоваться этим? — рассуждает бизнесмен.

{{current+1}} / {{count}}

Опыт уже есть. Несколько лет назад часть водоема огородили, запустили туда рыбу, любители ловли поехали целыми семьями. Но из-за установки понтонного моста услугу перестали оказывать. После демонтажа переправы рыбалку планируют возобновить. А толщина льда зимой позволит организовать и подледную рыбалку.

Валерий Тайсаев

Рубрики

О ПРОЕКТЕ

«Первые лица Кавказа» — специальный проект портала «Это Кавказ» и информационного агентства ТАСС. В интервью с видными представителями региона — руководителями органов власти, главами крупнейших корпораций и компаний, лидерами общественного мнения, со всеми, кто действительно первый в своем деле, — мы говорим о главном: о жизни, о ценностях, о мыслях, о чувствах — обо всем, что не попадает в официальные отчеты, о самом личном и сокровенном.

СМОТРИТЕ ТАКЖЕ
В других СМИ
Еженедельная
рассылка