{{$root.pageTitleShort}}

«Коня не поставишь в гараж»

Александр Климук 37 лет работает главным зоотехником на Ставропольском конном заводе со скакунами древнейшей породы. Начкон рассказал о редкой профессии и о том, что важнее — ДНК или воспитание
611

Ставропольский край — один из главных регионов России по разведению ахалтекинских лошадей. Представителей древнейшей породы в 1958 году сюда привезли с исторической родины — земель современного Туркменистана. Сегодня ахалтекинцев растят на Ставропольском племенном конном заводе № 170, где работают без преувеличения редкие специалисты, один из них — главный зоотехник Александр Климук.

Из науки — в поля

Подопечные Климука регулярно выигрывают самые престижные соревнования в стране и блистают на выставках. Награды и кубки давно перестали помещаться в небольшом кабинете главного зоотехника и попросту складируются в соседнем — в коробках. Но отнюдь не регалии побуждают Александра 40 лет работать практически без выходных и отпусков, а искренняя любовь длинною в жизнь.

Александр Климук — зоотехник Ставропольского племенного конного завода

— Работать с лошадями — лучшее, что может быть. Никогда не жалел о своем выборе, — говорит Климук, объясняя, что с коллегами называют себя начконами (начальник конной части). — Звание осталось со времен военных конных заводов. Тогда в хозяйстве, поставлявшем животных для военных так назывались многие профессии. Главный бухгалтер — начфин, зоотехник по продуктивному животноводству, который занимается с коровами, овцами, свиньями, — начжив, главный по лошадям — начкон. Мы так между собой до сих пор зовем друг друга.

Климук признается: знал с детства, что будет заниматься лошадями. С четвертого класса выписывал журнал «Коневодство», читал и спортивные статьи. После школы сомнений, куда поступать, не было — только в Тимирязевскую академию изучать зоотехнию. О педагогах Александр Степанович вспоминает с теплотой.

— Мне посчастливилось учиться у Владимира Шамборанта, легендарного коннозаводчика, Марии Черкезовой, Татьяны Рябовой. Много общался с коллегами из Туркменистана, что помогло мне лучше понять этих лошадей.

Сложно сомневаться в словах нашего собеседника, видя его взаимоотношения с холеными питомцами. Во время разговора к начкону подходит совсем юный жеребенок и по-свойски, в знак приветствия, жует воротник.

На Ставропольский конный завод, основанный еще в 1921 году для поставки скакунов в армию, Александра пригласили в 84-м. Тогда на предприятие впервые перевезли поголовье ахалтекинских лошадей. Климук согласился не раздумывая, хотя уже работал во ВНИИ Коневодства. Оставив карьеру в науке, он переехал с семьей в поселок Новокавказский, где расположен завод. Впрочем, о личном Александр говорить не любит. Вскользь лишь упоминает, что женат, есть две дочери, предки занимались сельским хозяйством в Западной Белоруссии.

Поголовье кобылами считают

Сейчас на попечении Климука 240 чистокровных лошадей ахалтекинской и английской верховой породы. Зоотехник знает всех не только в «лицо», но и по характеру, спортивным данным и родословной.

— Правильно считать размер поголовья по маткам — это общемировая практика, — поправляет Александр. — У нас 60 ахалтекинских кобыл и 30 английской чистокровной породы.

На вопрос, почему именно эти лошади, начкон лишь пожимает плечами. Говорит: ахалтекинцев не спутаешь с другими.

— Выразительная внешность, легкие, не утомительные для всадника движения. На них сидеть очень легко, разницу почувствует даже неопытный наездник. К тому же это порода с уникальной историей. Они оказали огромное влияние на мировое коннозаводство. Согласно последним исследованиям ДНК, именно к ним восходит большинство современных пород, — объясняет Климук.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
«Скачки состоятся при любой погоде»
Ахалтекинцы — одна из самых древних и дорогих пород лошадей в мире. Увидеть их в большом количестве можно только раз в год на Пятигорском ипподроме. Или в нашем фоторепортаже

Зоотехник еще со времен работы во ВНИИКе соавтор племенной книги по ахалтекинской породе. Это документ, где фиксируются все данные жеребцов и кобыл: внешние и спортивные характеристики, родословная, потомки. У каждого животного есть и свой паспорт, куда вносится эта информация и результаты тестов ДНК. Спецкомиссия из ВНИИ Коневодства ежегодного проводит анализ молодняка, так как без процедуры ни одну лошадь не признают племенной.

Конечно же, зоотехник не только заполняет документы и получает награды. Он отвечает за все, что происходит в заводе: разработку рационов питания, плана тренировок и календаря прививок. Работа с питомцами ведется круглый год. С завершением одного скакового сезона, когда лошади отстаивают честь предприятия по несколько раз на неделе на главных ипподромах страны, начинается подготовка к следующему.

— Это не автомобиль, коня не поставишь в гараж до весны, — улыбается зоотехник, — чтобы с началом сезона лошадь поскакала. С нею всю зиму надо работать, ухаживать, тренировать. В коневодстве нельзя ничего отложить на потом. Все должно быть вовремя и регулярно. У нас говорят: «Порядок бьет класс». Должный уход и тренинг порой важнее генетических данных.

Будни коннозаводчика начинаются рано: зимой в пять утра, летом в три-четыре. Специалист осматривает каждого питомца, стойла, кормушки и отправляет его на пастбище. Каждого спортсмена также надо тренировать. В сезон случки и выжеребки сотрудники завода буквально ночуют в конюшне, случается дежурить и главному зоотехнику.

— Начался сезон зимней подготовки. На маточной конюшне месяц назад произвели отъем жеребят, за ними теперь нужен отдельный уход. Молодняк начинаем тренировать к будущим испытаниям и уже готовимся к выжеребке (появлению новых жеребят. — Ред.). Сейчас пишем подбор к будущему случному сезону. Это ответственный период в работе конного завода и, поверьте, не менее интересный, чем скаковой сезон. Самое радостное в моей работе — рождение хорошего, здорового жеребенка. Каждый — это надежда всего конного завода.

Родителей для будущих чемпионов также выбирает начкон, учитывается все — внешность, спортивные данные, характер, родословная. Для этого кроме анализа нужно особое чутье и творческое начало.

— Это своего рода генетическая лотерея. Как именно сойдутся гены, не предугадать, но даже самые лучшие— не гарантия успеха. Крайне важен уход, кормление, тренинг лошади. Воспитанием можно испортить даже самого лучшего, — поясняет Климук. — Особенность разведения ахалтекинцев в том, что нужно получить спортивные задатки и сохранить характерный для породы экстерьер. Наша Пава — яркий пример того, что можно быть идеальным представителем породы не только внешне, но и в спорте.

Климук, показывая племенные книги, продолжает рассказ о подопечных. Родословные он знает наизусть.

— Пиастр — наш лучший производитель. Это его родители, бабушки, дедушки, вот здесь все его дети, — показывает он записи в племенной книге. — Это наш Рарог, потомок легендарного Бойноу по прямой мужской линии. Тот родился в 1885 году, нам известны его отец, дед, прадед — эту линию мы знаем как минимум с середины XIX века.

Молодежи всегда рады

Начкон следит и за новостями конного мира, результатами соревнований. Дело не только в профессиональном любопытстве. Среди чемпионов присматривают перспективных родителей. Кстати, этот сезон для коннозавода прошел блестяще. Ставропольские лошади в очередной раз отстояли лидерство на всероссийском чемпионате породы, забрав кубки за лучших жеребца и кобылу и выиграв дерби — главный приз сезона. Для ахалтекинцев это четвертая победа за пять лет. Английские чистокровки выиграли впервые за девять лет.

— Но не надо думать, что мы привыкли к призам, — уверяет зоотехник. — На каждой скачке, где участвуют наши лошади, мы волнуемся как в первый раз. Ведь это тест на выносливость для коня и итог работы всего завода.

Сейчас в конной части работают 40 человек: зоотехник, тренеры, бригадиры, ветеринар и другие специалисты, помогающие вырастить чемпионов. Штат укомплектован, но новым специалистам будут рады: традиции нужно передавать. Молодежь обещают научить всему, главное, чтобы животных любили.

— Интерес к лошади не должен падать в России — это часть нашей культуры и души. Практически у каждого предки были так или иначе связаны с лошадями, — уверен Климук. — На Северном Кавказе к лошади отношение особое. Это надо культивировать, поддерживать, работать над привлечением молодежи, поднимать престиж профессии. Сейчас коневодство выживает за счет энтузиазма людей, ведь не любить лошадь невозможно. Это удивительные создания, способные любить, дружить, и мы еще многого не знаем о них.

Мариям Тамбиева

Рубрики

О ПРОЕКТЕ

«Первые лица Кавказа» — специальный проект портала «Это Кавказ» и информационного агентства ТАСС. В интервью с видными представителями региона — руководителями органов власти, главами крупнейших корпораций и компаний, лидерами общественного мнения, со всеми, кто действительно первый в своем деле, — мы говорим о главном: о жизни, о ценностях, о мыслях, о чувствах — обо всем, что не попадает в официальные отчеты, о самом личном и сокровенном.

СМОТРИТЕ ТАКЖЕ
В других СМИ
Еженедельная
рассылка