{{$root.pageTitleShort}}

Дом для картин

В Нальчике принимает гостей уникальное арт-пространство KISHEV ART HOME. В двух залах на высоте 12 этажа можно увидеть 70 работ адыгского художника Мухадина Кишева и обсудить их за чашкой чая

Картины заслуженного художника России Мухадина Кишева хранятся в Третьяковской галерее и Московском музее современного искусства, в королевской семье Испании и культурных центрах Великобритании, частных коллекциях Зураба Церетели, Максима Вознесенского и других деятелей и ценителей искусства из России, США, Франции, Японии и Австралии. С открытием арт-центра в Нальчике возможность увидеть работы знаменитого художника появилась у всех желающих. О создании KISHEV ART HOME, домашней «сокровищнице» и будущем музее в Чегеме рассказали сам Мухадин Кишев и его супруга и арт-менеджер, англичанка Жаклин Диана Мосс.

Искусство на высоте

Мухадин Кишев много лет вместе с женой живет и работает в Испании, но часто приезжает в родную Кабардино-Балкарию. Художник родился в селе Чегем Второй недалеко от Нальчика. Первая выставка Мухадина состоялась, когда ему было 11 лет, — работы представили в школьной библиотеке. После учебы в вузе Кишев много лет трудился в Художественном фонде Кабардино-Балкарии. Большинство работ выполнено маслом по холсту или в собственной технике монотипии на бумаге. Кишев также в разные годы выполнял проекты по росписи, мозаике, барельефу и инкрустации в Анапе, Пятигорске и Ростове-на-Дону.

— В общей сложности здесь более тысячи картин Мухадина, в залах сейчас выставлены 70 работ, — рассказывает Жаклин Мосс. — В KISHEV ART HOME люди могут посидеть, пообщаться, расслабиться и попить чай на кухне, поэтому картины здесь кажутся более живыми. Эта была моя мечта — открыть музей Мухадина Кишева. Работы находились и в Москве, и в Испании, но я считала, что они должны храниться на малой родине. Когда перевезли картины из Москвы и Испании в Кабардино-Балкарию, встал вопрос: где все хранить? Через друзей узнала, что продается эта квартира. Я даже через окно влезала, чтобы посмотреть ее, когда здесь были просто голые кирпичи, хотя очень боялась высоты.

— На подъемном кране поднималась на 12 этаж, — вспоминает Мухадин Кишев.

— Я сразу поняла, что в квартире идеальная планировка именно для хранения картин, и еще я сделала здесь специальное галерейное освещение — все в доме именно для искусства. Это место я называю по-английски KISHEV ART HOME, на русском звучит как «Дом искусства Мухадина Кишева». Дом для его картин, для его «детей». Не галерея, не мастерская, а место, где работы могут «жить». Какое-то общежитие для картин, — смеется Жаклин. — Home — это очаг в нашей культуре, место уюта, это не house, хотя в русском языке разницы между этими словами нет. И здесь мы постарались создать теплую, домашнюю атмосферу. Люди могут прийти сюда наслаждаться картинами Мухадина и устраивать культурные вечеринки. Мы уже проводили онлайн круглый стол с Российской академией художеств.

Уголок с сокровищами

Жаклин Диана Мосс

— Создание арт-дома давалось с трудом. Квартиру купили на деньги, которые достались в наследство от моего покойного отца. Я тогда решила: не буду тратить их на себя, а сделаю подарок Мухадину, что-то такое, что переживет нас самих. В несколько заходов я привезла все картины из Москвы. Мы все делали сами, но нас всегда поддерживали друзья. Когда картины приехали, место для них было еще не готово.

— И пришлось их временно положить для хранения в гараж, — уточняет Мухадин.

— Очень переживали и, чтобы спасти картины от сырости в гараже, закончили ремонт как можно быстрее — жилой комплекс тогда даже не был сдан. Когда поднимали картины, лифт еще не работал, и мы наняли молодых ребят, кабардинцев, в качестве грузчиков. Они подняли пешком на 12 этаж абсолютно все, что здесь находится , — какая-то особая сила воли, которая есть у вашего народа. Мы также привезли сюда из Испании и Москвы большую коллекцию книг по искусству, которую Мухадин собирал всю жизнь, у него очень богатая коллекция.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
Искусство за углом
Несколько лет назад в Нальчике появилась пешеходная зона, тут же прозванная Арбатом. Теперь на ней есть еще и местный Art-Play — двор «Периметр», детище художника Керима Аккизова

— Мы большой делегацией поехали в Италию в 1965 году, — продолжает мысль супруги Кишев. — Все покупали там какие-то кожаные курточки, костюмчики, наборы чашек, а я — только книги по искусству. В них были картины — в основном на религиозные темы. На таможне меня остановила огромная женщина с пистолетом и спрашивает: «Вы что, спекулируете книгами?! Это же религиозные книги!» — смеясь, вспоминает художник. — Когда приехал домой и раскрыл чемоданы, жена подумала: «Сейчас подарки достанет». А я как-то умудрился ничего не привезти детям и жене, потому что для меня эти книги были таким большим открытием тогда, там было такое художество, такое качество, какого мы никогда не видели.

— Все эти книги находятся здесь в архиве, — говорит Мосс. — Это две комнаты, которые изначально предназначались под спальни. Мы переделали их под архив, там хранятся не только редкие старинные книги по истории и теории искусства, но и большая коллекция антиквариата и картины, которые не выставлены в залах. Так что наш уголок в этом жилом доме своего рода сокровищница, — с улыбкой заявляет собеседница.

Мухадин Кишев

Чегемский левиафан

Кстати, творчество Киева можно изучать не только в стенах какого-то здания, но и по самим стенам. Его мозаика «Дружба народов» из стеклянной смальты украсила дорогу к Голубым озерам в Кабардино-Балкарии, а работу над панно «Морская сказка» для 25-метрового бассейна в санатории «Дубовая роща» в Железноводске автор называет самой значимой и сложной.

— Чтобы иметь возможность охватить глазом даже часть рабочей поверхности, мне пришлось построить ни много ни мало целый деревянный дом-мастерскую. На полу я собирал композицию, а на 7-метровой высоте, на втором этаже этого диковинного сооружения, ходил по настланным доскам, образующим крышу длиной в двадцать пять метров, и оценивал оттуда сделанное, — вспоминает Кишев. — Неказистый левиафан без окон и дверей немало озадачил моих чегемских соседей. На меня поглядывали как на сумасшедшего.

Мозаика собиралась из крупных квадратных фрагментов, которые затем перевозились в Железноводск и складывались в общий пазл. Спустя почти 40 лет после этой эпопеи я решил навестить свое детище. Удивительно, но панно осталось целым — ни выпавших частей, ни трещин!

Большие планы

— Музей в Чегеме мы мечтали создать еще 12 лет назад, но процесс затянулся. У нас есть прекрасный проект будущего музея, который нам сделали молодые архитекторы Кантемир и Инармас Гучапшевы, сыновья адыгского скульптора Арсена Гучапшева. Не хватает только земли. У нас также планы создать музей Мухадина Кишева на юге Испании. Там находится столько же работ, сколько и здесь. В городе Барбате недалеко от нашего дома под музей выделили бывший кинотеатр — красивое историческое здание площадью порядка 500 квадратных метров. Там нужен капитальный ремонт, а из-за пандемии, мирового кризиса все сильно подорожало. Но я уверена: все получится, просто не так быстро, как думала.

Я считаю, надо жить с какими-то проектами на будущее, несмотря на возраст. Мы хотим оставить след после себя. Самое большое беспокойство у всех художников, когда годы идут, связано с тем, что будет с наследием. Создание KISHEV ART HOME — маленький кирпич, который я внесла в сохранение творчества Мухадина.


  • Адрес: Нальчик, проспект Кулиева, 13а, 12 этаж, квартира 42

  • Вход: по предварительной записи по телефонам +7 (903) 183−38−89, +7 (964) 030−94−65 или электронной почте mosskishev@hotmail.com

Диана Машезова

Рубрики

О ПРОЕКТЕ

«Первые лица Кавказа» — специальный проект портала «Это Кавказ» и информационного агентства ТАСС. В интервью с видными представителями региона — руководителями органов власти, главами крупнейших корпораций и компаний, лидерами общественного мнения, со всеми, кто действительно первый в своем деле, — мы говорим о главном: о жизни, о ценностях, о мыслях, о чувствах — обо всем, что не попадает в официальные отчеты, о самом личном и сокровенном.

СМОТРИТЕ ТАКЖЕ
В других СМИ