{{$root.pageTitleShort}}

Взгляд за «Стену»

Разговор с художницей Асей Умаровой и ее учениками о мультипликации, нарушении прав балерин, школьной республике и о том, как сделать карьеру президента
182

Село Пролетарское на окраине Грозного не слишком соответствует своему «бедняцкому» названию. Чистые улицы, много зелени, за огромными железными воротами высятся добротные частные дома. Да и Пролетарской средней школе могут позавидовать многие московские – это красивое новенькое здание с просторным двором, широкими коридорами и светлыми классами.

В 1990-е школа в Пролетарском выглядела совсем иначе, однако именно здесь, в кружке «ИЗОтурист», начала заниматься живописью юная Ася Умарова. Остальное – изостудия в Грозном, стажировки в европейских музеях современного искусства, учеба на филфаке Грозненского университета, собственные книги и персональные выставки – было позже. Недавно Ася дебютировала в новом для себя искусстве – мультипликации. И не одна, а с целой компанией подростков. Ради них и большого мультипликационного проекта Ася, повзрослевшая и знаменитая, на время вернулась в родную школу.

Средняя школа села Пролетарское. Фото: Александр Федоров

Мы сидим на школьном дворе в тени большой липы - ждем, когда подтянутся все участники проекта. Вокруг с радостными воплями носится школьная «мелюзга». Ребята из творческой группы подходят, лавируя между малышами, и степенно рассаживаются по лавочкам – сразу видно, старшеклассники. Пока мы ждем, Ася рассказывает предысторию проекта.

— Все началось в прошлом году, когда шведы объявили в Грозном конкурс на обучение анимации. Я очень удивилась, но решила поучаствовать. Состоялся мастер-класс, на котором я сделала свой первый мультфильм. Он назывался «Война. Белье из прошлого». Потом меня и других победителей отправили на стажировку в Швецию, на студию RåFILM, чтобы отшлифовать наши работы до надлежащего уровня. Можно было работать в любой технике, я выбрала stop-motion: когда ты двигаешь объекты, снимаешь их на камеру, а потом соединяешь кадры в мультфильм. Никто нами напрямую не руководил, мы сами подходили к кураторам за советами. Работать в профессиональной студии было очень интересно.
Потом я прошла стажировку в питерской анимационной студии «Да», участвовала в занятиях с детьми. Этот опыт мне очень помог здесь, в работе над мультфильмом «Стена», - перед каждым занятием мы с ребятами смотрели и обсуждали очередной фильм их сверстников из Санкт-Петербурга.
Вскоре со мной связались представители московского подразделения Института имени Гете. Они арендовали технику и предложили сделать проект с детьми Чеченской Республики в любой школе на мой выбор. Я, конечно, сразу выбрала родную школу в Пролетарском.

Наконец, вся творческая группа в сборе. Ребята принесли эскизы и раскадровки, чтобы детально рассказать о работе над мультфильмом «Стена». Но разве могут подростки долго придерживаться одной темы? У нас получился разговор о мультфильме, о нарушении прав балерин, о школьной республике и о том, как сделать карьеру президента. 

Творческая группа мультфильма "Стена". Фото: Александр Федоров

— Вначале группа желающих работать над мультфильмом насчитывала почти 20 человек, в основном старшеклассников, - говорит Ася, оглядывая собравшуюся компанию. – К окончанию работы над «Стеной» осталось 10-15. Понимаешь, одна секунда на экране – это 12 кадров. Работа довольно трудная, требует сосредоточенности - двигать предметы, настраивать камеру, следить за светом...

— Сюжет мультфильма мы выбирали из нескольких вариантов, предложенных разными учениками, - вступает в разговор Магомед Исаев, школьник в щеголеватой жилетке. - К каждому надо было придумать историю, сделать несколько раскадровок. В основе всех сценариев лежали случаи нарушения прав человека.

— Среди ваших работ есть картинка с балериной. Какие там нарушаются права?!

— Девочка мечтала танцевать, но ее не взяли в балетную школу! - уверенно отвечает Магомед.

— Потому что в селе не было доступа к балетному образованию, - добавляет для ясности Ася. - На всеобщем голосовании победила история ученика 11-го класса Серажди Газиева о любопытном мальчике. Люди жили в городе, окруженном стеной, и никто не хотел знать, что за ней находится. Подросток спрашивал у всех: сапожника, продавщицы, библиотекаря, пока не понял, что никому, кроме него, это не интересно. Тогда он решил узнать правду сам. Мы хотели рассказать о том, какие стены люди воздвигают вокруг себя, не желая знать, что на самом деле происходит. А еще - про то, как любопытство побеждает штампы и предрассудки. Четыре группы придумывали варианты сценария, лучший снова выбрали голосованием. Главного героя нарисовала Азиза Умарова.

— Не родственница?

— Нет, - смеется Ася. - Главным механиком стал Асхаб Исаков, он же озвучивал любопытного мальчика.

— Почему выбрали именно «Стену»?

— Это - тема войны.

— Берлинская стена!

— А я голосовала за балет...

— Я выбрала «Стену», потому что мальчик, придумавший этот сюжет, уехал в Швецию, и мне хотелось оставить его историю на память, - застенчиво подытожила рыжеволосая Хеда Мажиева.

Рабочие материалы мультфильма "Стена". Фото: Александр Федоров

— Рисовать лучше получалось у девочек, а фотографировать - у мальчиков. Так мы проработали два месяца. В конце апреля в кабинете географии провели презентацию. Собрались все: учителя, организаторы проекта, школьники, родители... Родители, кстати, очень удивились, что их дети на такое способны, - говорит Ася с нескрываемой гордостью за учеников.

— Ну хорошо, вы попробовали себя в создании фильма. А дальше? Кем вы собираетесь стать?

— Учительницей начальных классов, - говорит застенчивая Хеда.

Прокурором, - говорит уверенный Магомед.

— Врачом!

— Программистом!

— Бизнесменом!

— Смотри, чтобы мы тебя не посадили, - мгновенно реагирует будущий прокурор.

Ася поясняет: «Мага - президент школы. Были голосование, агитация, президентская речь...», и наш дальнейший разговор превращается в блиц-интервью с президентом, а среди детей обнаруживается министр по духовно-нравственному воспитанию. 

Магомед Исаев - участник творческой группы, президент школы и будущий прокурор. Фото: Александр Федоров

— Чем занимается президент?

— У меня есть команда: заместитель и кабинет министров - по культуре, финансам, спорту...

— Какие вопросы вы решаете?

— Общешкольные. Мероприятия организуем. Конкурсы, олимпиады. Реализуем идеи, которые нам приносят другие ученики. Мы работаем на благо школьников. На больших переменах лезгинку устраиваем. Красивые движения. Даже один день без танцев для многих стрессом бывает.

— А чем занимается министр финансов?

— Благотворительными акциями. Каждый год мы устраиваем концерты и ярмарку - готовим национальные блюда, а учителя и другие дети их покупают. Собираем деньги на поддержку детей-инвалидов нашего села. У нас их пять. Хотя сейчас четыре – один уже поправился.

— Что вы изменили в школе за ваш срок, господин президент?

— Я работаю уже второй год. Некоторые мои министры были троечниками, теперь их успеваемость повысилась. Одно дело, когда тебе надо просто встать с постели и отправиться в школу, и совсем другое - когда министр приступает к своим обязанностям.

— На какой срок избирается президент школы?

— На четыре года, избираться разрешено с восьмого класса.

— По сути, пожизненно, до самого выпуска?

— Да. Срок программы - тоже четыре года.

— Какие пункты предвыборной программы выполнены?

— Все, кроме одного - школьная полиция. Я над этим работаю. Никак не могу гуманно совместить уголовный и школьный кодекс. Не хочу идти против детей. Они - такие же люди, как я.

— Как проходили выборы?

— Когда прошлый президент Хава Ибрагимова окончила школу, на ее пост претендовали пять кандидатов. Надо было свою программу предложить, план реформ. Я сказал, что буду проводить лезгинку, походы, постараюсь улучшить успеваемость. Тогда я был министром внутренних дел, а начинал карьеру как министр культуры. На этот пост меня взяли потому, что пою хорошо.

— Что входит в обязанности школьного МВД?

— Министр следит за дисциплиной и дежурствами. Ловит нарушителей - и сразу в кабинет завуча. Если хулиганства серьезные, то родителей вызывают, если нет, то министр по духовно-нравственному воспитанию беседу проводит. Объясняет, что по исламу нельзя баловаться, не подходит это духу нашему чеченскому. Я эти лекции специально разработал. Каждая длится четыре часа, нормальный человек такое не выдержит. Нарушители хотят идти домой после уроков, а их не выпускают.

— А конкуренты на президентских выборах посты получили?

— Им предлагали, но они отказались - кроме одной девочки. Она стала у меня министром печати. Еще у нас, как и во всех школах Чечни, есть организация «Юные кадыровцы». Семь человек - лидер, его заместитель и пять направлений. То же самое, что кабинет министров и школьная республика. У нас одна девочка даже написала письмо Рамзану Кадырову с просьбой обустроить школьный двор. Отправила обычной почтой, ответ пришел через три дня. Обещал, что все сделает.

— Системы власти друг с другом пересекаются?

— По сути, это одно и то же, только школьная республика постарше. Она у нас с 1999 года. Еще в старой школе была.

— Какие отношения между президентской администрацией и юными кадыровцами?

— Отличные. Потому что я - лидер юных кадыровцев. И еще один человек совпадает, министр по духовно-нравственному воспитанию (Мага показывает на молчаливую девочку в хиджабе). В позапрошлом году представители нашей школы ездили в Нальчик. Встречались, общались, делились опытом...

После нашей встречи, общения и передачи ценного опыта Ася радушно напоила всех чаем с конфетами. Когда мы уходили, в соседнем кабинете президент школы уговаривал учительницу поставить ему четверку вместо тройки. Он был очень убедителен.

Владимир Севриновский

11 июня, 2015

Рубрики

О ПРОЕКТЕ

«Первые лица Кавказа» — специальный проект портала «Это Кавказ» и информационного агентства ТАСС. В интервью с видными представителями региона — руководителями органов власти, главами крупнейших корпораций и компаний, лидерами общественного мнения, со всеми, кто действительно первый в своем деле, — мы говорим о главном: о жизни, о ценностях, о мыслях, о чувствах — обо всем, что не попадает в официальные отчеты, о самом личном и сокровенном.

СМОТРИТЕ ТАКЖЕ

Вселенная Шарвили: как из дагестанского эпоса сделали комикс

Народный эпос лезгин теперь можно прочитать в виде комикса. На первый взгляд, народное сказание и поп-культура — гремучая смесь и потенциальный хит, но нужна ли людям история про «дагестанского Тора»?
В других СМИ
Еженедельная
рассылка